Можно Ли Давать Показания Без Адвоката?

Можно Ли Давать Показания Без Адвоката
Оглавление

ВведениеОснования дачи показанийКак происходит вызов на допросЗнаете ли вы по какому поводу вас вызываютВ качестве кого вас вызвалиКак подготовитьсяНа самом допросеПроверяем протокол допросаПраваПро аудиозаписьЗаключение

Введение

За годы практики адвокаты неоднократно подмечают, что люди совсем не знают, что их ждет на допросе и как себя вести, что говорить нужно, а чего говорить категорически нельзя. В этом нет ничего удивительного, ведь о том, что на самом деле происходит за дверями кабинета следователя, большинство людей знает только из фильмов и сериалов.

Основания дачи показаний

Условно, есть два основания для дачи показаний. Первое – это производство проверки. То есть уголовное дело еще не возбуждено, а правоохранительные органы проверяют информацию или поступившее заявление о преступлении. Вас вызывает сотрудник полиции для дачи объяснений, или на опрос, или на беседу – всё это одно и тоже.

  1. Формулировки могут быть разные, но самое важное, что нужно понимать — это не допрос и явка на него не обязательна.
  2. Хотя нужно ли бездумно игнорировать такой тревожный сигнал или лучше хорошенько подготовиться и дать объяснение, зависит от конкретной ситуации.
  3. Допрос же производится только по возбужденному уголовному делу.

То есть следствию поступила информация, они ее проверили, усмотрели признаки преступления и возбудили уголовное дело. С этого момента все очень и очень серьезно. Подробнее об отличии допроса и дачи объяснений смотрите в видео на моем канале

Как происходит вызов на допрос

По правилам вызвать на допрос могут только повесткой. Это совсем не значит, что если вам звонит следователь и просит подойти, то нужно вставать в позу и требовать повестку. Все зависит от конкретной ситуации. Если следователь звонит и просит прийти на допрос, то самое разумное, что тут можно сделать, это выгадать время, для того чтобы обратиться к адвокату, подготовиться к допросу и вместе с адвокатом пойти на допрос.

Знаете ли вы по какому поводу вас вызывают

Если повод вызова известен, то идем к адвокату, консультируемся и готовимся к допросу. О том, как подготовиться немного позднее. Самый лучший вариант – это подготовить показания письменно. Этим мы убьём сразу двух зайцев. Первое – это вы потренируетесь в допросе, а второе – подготовите проект показаний.

  1. На допросе вы имеете право пользоваться личными записями.
  2. Если вы не знаете по какому вопросу вас вызвали, то необходимо постараться это выяснить по телефону.
  3. Если вы уже оказались в кабинете следователя, то не нужно с порога нарываться на конфликт, отказываться от дачи показаний и бравировать знанием ст.51 Конституции.

Гораздо умнее будет спокойно выслушать вопросы следователя, понять, что от вас требуется и, если это необходимо, заявить ходатайство о допросе через несколько дней.

В качестве кого вас вызвали

В основном два варианта: свидетель или подозреваемый. Допрошены конечно могут быть также обвиняемый, потерпевший, эксперт, специалист, но на них подробно останавливаться не будем. Если вы подозреваемый, то вам по закону положен адвокат, если вы не имеете возможности пригласить своего защитника, то он будет предоставлен государством.

Тут без вариантов. Либо у вас будет свой адвокат, либо вам его назначат. Если вы, по мнению следствия, обладаете информацией об обстоятельствах расследуемого уголовного дела, то следователь вызывает вас на допрос в качестве свидетеля. Сразу скажу, что не ходить не получится, если вы конечно не планируете скрываться и прятаться от полиции.

В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу. То есть в случае зафиксированного уклонения, в любое время, как правило, не удобное для вас, сотрудники полиции приедут к вам и доставят к следователю. В отличие от подозреваемого, свидетелю адвокат по закону не обязателен, но он имеет право пользоваться его помощью.

  • Однако следователь не обязан обеспечивать явку защитника.
  • И строго говоря, он имеет право произвести допрос свидетеля в отсутствие адвоката.
  • А вот отказаться от дачи показаний свидетель, в отличие от подозреваемого не имеет права.
  • Это уголовно-наказуемое деяние по ст.308 УК РФ.
  • Такая вот патовая ситуация.

Конечно, адвоката нужно приглашать заранее, но если вы уже находитесь в кабинете следователя и понимаете, что вам необходим защитник, то нужно об этом заявить следователю письменно. Конкретно нужно писать так, что вы не отказываетесь от дачи показаний, но отвечать на вопросы следователя будете только в присутствии своего защитника и просите отложить следственное действие.

  • И вот теперь совершенно обоснованно можно и нужно требовать официального вызова на допрос повесткой,
  • Можно либо заявить это в виде отдельного ходатайства, но только так, чтобы было два экземпляра, и следователь на вашем экземпляре расписался в получении, либо можно это все вписать прямо в протокол допроса.

Если вас вызывают в качестве свидетеля, то не стоит расслабляться. Если следователь поймет, что в ваших действиях содержатся признаки преступления, то статус свидетеля меняется на подозреваемого за одно мгновение. А как вы уже заметили, у свидетеля гораздо меньше прав, чем у подозреваемого.

Как подготовиться

Для начала нужно разобраться в качестве кого вас вызывают: подозреваемого или свидетеля. Если следователь звонит по телефону, то нужно постараться получить от него как можно больше информации: кто звонит, фамилия, имя, отчество, должность, в какое ведомство вас вызывают, по какому вопросу, можно даже спросить, что конкретно интересует следователя.

  • Иногда, если следователь не слишком секретничает, он выдает довольно много информации.
  • Уже из этого адвокат может извлечь множество полезных данных.
  • В любом случае, вызов на допрос — это стопроцентный повод обратиться к адвокату. Заранее.
  • Не за 15 минут до допроса.
  • А как минимум, чтобы день у вас был в запасе.

За это время нужно тщательно проработать позицию. Самый лучший вариант – это подготовить показания письменно. Этим мы убьём сразу двух зайцев. Первое – это вы потренируетесь в допросе, а второе – подготовите проект показаний. На допросе вы имеете право пользоваться личными записями.

  1. Вы наверняка подметили, что я практически во всех случаях рекомендую пользоваться помощью адвоката.
  2. Не нужно меня сразу обвинять в рекламе адвокатских услуг.
  3. Это современный деловой этикет.
  4. Попробуйте представить себе бизнесмена или должностное лицо на допросе без адвоката.
  5. Не нужно играть в игры со следствием.

Это не шутки. Конечно, можно во всем стараться разобраться самому, почитать всякой информации в интернете, но все равно на допросе будет все по-другому. Во-первых, это стресс. Каким бы твердым характером вы не обладали, эта ситуация не может не волновать и не тревожить.

Под действием стресса сознание человека начинает работать по-другому, становится «туннельным». Очевидные вещи могут искажаться. Следователь задает вопросы именно в том ключе, который нужен ему и записывает формулировки своим языком, порой излагая в протоколе совсем не тот смысл, который транслировало допрашиваемое лицо.

Для адвоката же – это повседневная работа, он осведомлен об основных приемах и уловках следователей, он пресечет попытки оказать давление или запугать, исключит ситуацию, когда помимо следователя в кабинете находятся еще и опера или какие-то посторонние лица, и как это принято говорить «колят» допрашиваемого.

Плюс ко всему, это не адвоката допрашивают, а вас, и со стороны ему намного лучше видно всю ситуацию целиком. Адвокат поможет заранее подготовиться к допросу, указать на слабые места вашей позиции. А на самом допросе убережет вас от необдуманных действий. Нет, он не будет отвечать на вопросы за вас. Но вы имеете право получать короткие консультации во время допроса.

А если вопрос следователя и вовсе оказался неожиданным и опасным, то необходимо попросить перерыв, выйти из кабинета и обсудить с адвокатом дальнейшие действия. Только имейте в виду, что даже в коридоре у стен могут быть уши. Заблуждением будет безоговорочно считать, что раз я ничего не совершал, то мне нечего боятся.

  1. Иногда можно, что называется, на ровном месте наговорить на себя такого, что хватит для уголовного дела.
  2. Телефон, планшет, ноутбук, домашний компьютер, почта, облачные хранилища.
  3. Не забывайте, что их тоже могут проверить.
  4. Помните, что какой-бы защищенные средства связи вы ни использовали, не бывает ничего абсолютно безопасного.

Что-то сложнее прочитать, что-то проще, но читают всё в зависимости от уровня и масштаба дела. А информацию, которую вы удалили с устройства, очень часто возможно восстановить. Чаще всего и проще всего вся переписка в распоряжении следователя появляется, когда телефон оказывается у него в руках.

Либо вы его разблокируете добровольно, либо это сделают специалисты, через какое-то время. Поэтому, телефон на допрос лучше не брать. Оставить технику дома тоже не является абсолютно безопасным, поскольку там может произойти обыск. До начала допроса лучше отдать телефон адвокату. У вас его вполне законно могут изъять.

У адвоката же ничего забрать не имеют права.

На самом допросе

Не говорите лишнего. Вас допрашивают по одному вопросу, вот по нему и отвечайте. Не пускайтесь в рассказы о других обстоятельствах. Потом не нужно удивляться, что эту информацию используют против вас. Для примера, такая ситуация. Следователь сумел создать доверительную обстановку и, беседуя на отвлеченные темы, свидетель рассказал, что у него есть квартира за границей.

  • В последующем, получилось так, что из свидетеля этот человек стал подозреваемым, и следователь в суде заявил, что у подозреваемого есть жилье за границей, и он может скрыться и просил заключить его под стражу на время расследования.
  • До получения этой информации, следователь не стал бы даже смотреть в этом направлении.

Все что вы скажете будет использовано против вас. Будьте бдительны. Не болтайте. Если вы что-то не помните, то так и говорите. Если вам очень не нравится вопрос или для ответа на него нужно подготовиться, то можно сообщить что вы сейчас затрудняетесь ответить, поскольку вам нужно несколько дней, чтобы вспомнить эти обстоятельства.

Проверяем протокол допроса

Время, место и дату составления. Внимательно читаем, и смотрим все ли формулировки совпадают со смыслом сказанного. Если следователь отказывается их менять, то в графе «замечания» подробно пишем, с чем не согласны. В пустых местах ставим прочерки, чтобы там не было ничего дописано и допечатано. Снимаем копию или переписываем.

Права

Прав довольно много. Зачастую они носят довольно формальный характер. Это право давать показания на родном языке, право заявлять ходатайства, жалобы и так далее. Остановимся на основных из них. Конечно, право на адвоката. Настоятельно не рекомендую игнорировать это право.

Самое важное право – это право предусмотренное ст.51 Конституции РФ, согласно которому вы можете не свидетельствовать против себя и своих близких родственников. Как я уже упоминал, право это, конечно хорошее, но не нужно им огульно пользоваться по поводу и без повода. Всё по обстановке. Подозреваемый или обвиняемый свободно может пользоваться этим правом.

У свидетеля же немного другая ситуация, он не может прямо отказаться от дачи показаний. Но, если он считает, что какие-то вопросы заставят его свидетельствовать против себя или близких родственников, то он в праве не отвечать на эти вопросы, сославшись на эту статью.

Допрос не может продолжаться более 8 часов, а каждые 4 часа положен перерыв. У допрошенного лица есть право на ознакомление с протоколом допроса. Верховный суд уже давно разъяснил, что понятие «знакомиться» подразумевает под собой, в том числе право за свой счет и своими средствами снимать копии. Но следователи под различными предлогами отказывают в этом.

В 90% случаев, когда к нам приходит человек после допроса, у него копии протокола на руках нет. Если следователь не дает копию и отказывает в возможности сфотографировать документ, то берем ручку, бумагу и переписываем все дословно. Важно! Если вы опасаетесь, что следователь не даст вам снять копию с протокола, то сначала копируем или переписываем, а только потом подписываем.

Про аудиозапись

В ст.189 УПК РФ говорится: аудио- или видеозапись могут быть в ходе допроса проведены по инициативе следователя либо по ходатайству допрашиваемого лица. Однако нужно понимать, что даже если вы заявите подобное ходатайство, то следователь может отказать.

Но прямо запретить вести запись он не может. Бывает, что даже запрещает, но это незаконный запрет. Другой вопрос, что ссылаться на запись сделанную без уведомления следователя в том же суде не получится. Использовать ее можно будет больше для того, чтобы в последующем переслушать, обратить внимание на то, что ускользнуло от вашего внимания в процессе допроса и т.д.

Ну и конечно, пригодится она, если в кабинете следователя начнется совсем уж какой-то треш. Если вы сами решите что-то записывать, то имейте в виду, что любое устройство по тем или иным основаниям у вас может быть изъято, а вот у адвоката ничего забрать не могут.

Заключение

 Сегодня остаётся еще множество подводных камней, различных вопросов, толкований закона, сложностей правоприменения. Помните, что данные показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от них.

Что нельзя говорить следователю?

Лишние слова — Не говорите о том, что расскажете все подробно – это не оставит возможностей для маневра. В дальнейшем будет крайне сложно что-то изменить или дополнить показания – следователь будет ссылать на ваше утверждение о том, что ранее вы все рассказали в деталях.

Также не стоит сообщать следователю дополнительную информацию. Отвечайте только на те вопросы, которые вам задают. И максимально лаконично. Часто следователи пытаются создать атмосферу доверительной беседы, особенно если допрашивают вас в качестве свидетеля. Не покупайтесь на это и не сообщайте то, о чем вас не спрашивали.

Помните, что статус свидетеля в любой момент может поменять на подозреваемого. Ни в коем случае не пытайтесь «договориться». Следователи часто якобы соглашаются, но по итогам в отношении гражданина возбуждают уголовное дело по ст.291 УК РФ. Важно: не говорите следователю, что не помните чего-то.

Как правильно общаться со следователем?

Говорить со следователем нужно четко, спокойно и уважительно. Не надо поддаваться на провокации. Не стоит использовать ненормативную лексику. Не нужно провоцировать конфликт.

Можно ли не отвечать на допросе?

О каких правах следует помнить — Право на адвоката. Настоятельно рекомендую не игнорировать это право. Право не свидетельствовать против себя и близких родственников. Оно предусмотрено ст.51 Конституции РФ, Подозреваемый или обвиняемый может свободно пользоваться правом ст.51 Конституции РФ.

  1. У свидетеля же немного другая ситуация — он не может прямо отказаться от дачи показаний.
  2. Но если считает, что какие-то вопросы заставят его свидетельствовать против себя или близких родственников, вправе не отвечать на них, сославшись на эту статью.
  3. Право на перерыв каждые 4 часа во время допроса.
  4. При этом сам допрос не может продолжаться более 8 часов.

Право на ознакомление с протоколом допроса. Верховный суд разъяснил, что понятие «знакомиться» подразумевает под собой, в том числе право допрошенного лица за свой счет и своими средствами снимать копии. Но следователи под различными предлогами отказывают в этом. Если следователь не дает снять копию с протокола, сначала следует его переписать и только потом подписывать. Если вы попали на допрос к следователю, примите ситуацию и ответственность на себя. Не ищите виноватых, не теряйте время. Защищайтесь, доказывайте свою позицию, пользуйтесь услугами адвокатов, действуйте. Алла Семенова, эксперт по бухгалтерскому учету и налогообложению

Можно ли проводить допрос без адвоката?

Допрос без адвоката незаконен — При допросе лицо вправе пользоваться помощью адвоката. Лицо, в отношении которого возбудили уголовное дело, имеет право на адвоката с момента возбуждения дела. При этом, подозреваемый или обвиняемый может отказаться от защитника, а в суде сказать, что не отказывался от защитника.

Можно ли не давать показания следователю?

Право обвиняемого отказаться от дачи показаний — Адвокат Антонов А.П. Право обвиняемого «отказаться от дачи показаний» тесно связано с правом «давать показания по предъявленному ему обвинению». Именно поэтому они расположены в статье закона, а равно в работах ряда процессуалистов через союз «либо». Буквальное толкование данной формулировки указывает на то, что обвиняемому предоставляется выбор: либо он дает показания по предъявленному ему обвинению, либо отказывается от дачи показаний.

Иначе говоря, он не может отказаться от дачи показаний частично и, соответственно, давать показания не по всем обстоятельствам предъявленного обвинения. Таким получается дословный смысл исследуемой формулировки. Между тем мы не советуем указанные правовые положения толковать буквально. Право обвиняемого «давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний» рекомендуется разъяснять следующим образом.

Обвиняемый вправе требовать, чтобы его допросили как по любому отдельно взятому обстоятельству — элементу предъявленного ему обвинения, так и по любой их совокупности, в том числе и по всему предъявленному обвинению в целом. Исходя из этого положения он же наделен правом отказаться давать показания как в целом по предъявленному обвинению, так и по поводу любого из элементов данного обвинения.

  • Причем следует заметить, что если показания обвиняемый вправе давать лишь в отношении предъявленного ему обвинения, то отказаться от дачи показаний он может вне зависимости от того, касаются они предъявленного ему обвинения или же нет.
  • Обвиняемый наделен правом отказаться давать любые показания.
  • «Отказаться» означает «выразить несогласие, не пожелать сделать» что-нибудь.

В нашем случае отказаться давать показания — это равносильно нежеланию сообщать ту или иную информацию во время допроса (очной ставки, проверки показаний на месте). Отказ от дачи показаний может быть проявлен как в действиях (направление надлежащего письменного уведомления, устное сообщение после явки на допрос и т.п.), так и в бездействии (неявка в назначенное время).

Любое действие (бездействие), следствием которого явилось неполучение следователем (дознавателем и др.) и (или) судом (судьей) от конкретного лица, обладающего имеющей отношение к возбужденному уголовному делу информацией, соответствующих сведений, последовательно расценивать как «отказ» последнего от дачи показаний.

Между тем следует заметить, что помимо наличия у обвиняемого права отказаться от дачи показаний на него же обычно избранной мерой пресечения или обязательством о явке возложена обязанность своевременно являться по вызовам следователя (дознавателя и др.), суда (судьи).

  1. Иначе говоря, обвиняемый, в отношении которого избрана мера пресечения или же к которому применена мера принуждения — обязательство о явке, не имеет права отказаться давать показания путем неявки его на допрос (очную ставку, для проверки его показаний на месте).
  2. Он обязан явиться.
  3. А после того, как явится, может заявить в письменной или же устной форме о том, что он не желает давать показания по тем или иным вопросам или же вообще не желает сообщать следователю (дознавателю и др.), суду (судье) каких бы то ни было сведений.
Читайте также:  Как Доказать Факт Наличия Трудовых Отношений?

Отказ обвиняемого от дачи показаний — его право. То обстоятельство, что обвиняемый воспользовался предоставленным ему правом, ни в коем случае не может быть расценено как изобличающее его доказательство (обстоятельство) или же как факт, негативно характеризующий его личность.

  1. Обвиняемый уполномочен отказаться «от дачи» показаний.
  2. Соответственно, если он не хочет, то может не произносить устную речь во время допроса, не сообщать те или иные сведения путем свободного рассказа и (или) не отвечать на заданные ему участниками следственного (судебного) действия вопросы.
  3. Термин «отказаться от дачи показаний» подлежит расширительному толкованию.

Во-первых, показания даются не только при допросе и, соответственно, обвиняемый праве отказаться давать таковые на очной ставке, во время проверки его показаний на месте. Во-вторых, мы склонны поддержать суждение некоторых ученых, по мнению которых «право обвиняемого отказаться от дачи показаний следует толковать широко, применительно к любым следственным действиям, в которых участвует обвиняемый, а не только как право при производстве допроса».

Второе предложение п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ гласит: «при согласии обвиняемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса».

Согласие в данном контексте рекомендуется толковать расширительно. Не отказался — значит был согласен. Таким образом, «при согласии» означает, что обвиняемый не отказался дать показания. Согласие, так же как и отказ, может касаться не всех вопросов, которые следователь (дознаватель и др.) считал необходимым у него выяснить, а только некоторых из них.

  • При согласии обвиняемого дать показания предупреждается «он».
  • Иначе говоря, недостаточно предупредить защитника (законного представителя или же представителя) обвиняемого о том, что показания обвиняемого могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п.1 ч.2 ст.75 УПК РФ.

О данных обстоятельствах обязательно должен быть предупрежден сам обвиняемый. Причем данный факт отражается письменно в материалах уголовного дела. Рекомендуется содержание искомого разъяснения, а равно факт того, когда и где оно состоялось, отражать в каждом протоколе допроса обвиняемого.

Обвиняемый, согласившийся давать показания, «должен быть» предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Употребление здесь словосочетания «должен быть» указывает на наличие у следователя (дознавателя и др.), суда (судьи) обязанности сделать надлежащее разъяснение.

Как следует из вышеприведенной структуры анализируемой нормы уголовно-процессуального права, предупреждение в этом случае проходит несколько этапов, начиная с устного сообщения вышеуказанного правила, заканчивая удостоверением своей подписью факта разъяснения обвиняемому последствий получения от него согласия на дачу показаний.

  • Предупреждается обвиняемый по поводу использования «его показаний».
  • Показания — это чаще всего устная речь.
  • Она фиксируется прежде всего в протоколе допроса (очной ставки и др.).
  • И на момент проведения следующего следственного действия имеется лишь в нем (а равно в приложениях к таковому).
  • Таким образом, в том случае, когда в последующем обвиняемый отказывается устно сообщать сведения, которые он излагал ранее на допросе (очной ставке и др.), использоваться будет не его устная речь, а соответствующая часть содержания протокола следственного действия.

В рассматриваемой ситуации под «его показаниями» понимается содержание протокола следственного действия (к примеру, протокола допроса обвиняемого), в процессе которого он не отказывался давать показания. Такого рода «его показания» «могут быть» использованы.

  • Иначе говоря, использование содержания протокола допроса (очной ставки, проверки показаний на месте), на котором он не отказался сообщать определенного рода сведения, в качестве доказательств — право, а не обязанность следователя (дознавателя и др.), суда (судьи).
  • Под «использованием» показаний понимается оглашение протокола следственного действия, в процессе которого они были даны, воспроизведение прилагаемых к протоколу аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки показаний на последующих этапах стадии предварительного расследования и на судебных стадиях.

К «использованию» показаний следует также отнести ссылку на них в описательно-мотивировочной части любого составляемого после их дачи процессуального документа. Показания могут быть использованы «в качестве доказательств». В данном случае под доказательствами понимаются уголовно-процессуальные доказательства.

Доказательства в уголовном процессе (уголовно-процессуальные доказательства) — это единство сведений, имеющих значение для уголовного дела, и их уголовно-процессуального источника. Верховный Суд РФ оперирует и таким понятием, как «факт» в значении доказательства. Несмотря на высказываемый большинством процессуалистов иной взгляд на понятие доказательства, невозможно безразлично относиться пусть даже и к отличающейся от общепринятой практике высшего органа правосудия нашего государства.

Тем не менее показания не могут использоваться в качестве «факта». Данная аксиома позволяет нам говорить о том, что термин «доказательство» в рассматриваемой статье употребляется в классическом значении этого уголовно-процессуального института. Понятиеобразующие признаки доказательств, о которых идет речь в п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ, следующие: 1) в доказательствах содержатся сведения; 2) сведения — это информация об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела; 3) сведения должны быть «собраны на» предусмотренный ч.2 ст.74 УПК РФ источник, в нашем случае таким источником являются показания обвиняемого; 4) в уголовно-процессуальное доказывание сведения вовлекаются в определенном законом порядке (фиксируются в протоколе следственного действия).

  1. Сведения — это содержание доказательства — информация о расследуемом (рассматриваемом и разрешаемом) происшествии.
  2. Показания обвиняемого — это форма доказательства, о котором идет речь в рассматриваемой части ст.47 УПК РФ.
  3. Показания обвиняемого, которые он согласился дать, могут быть использованы в качестве доказательств, «в том числе и при» его последующем отказе от таковых.

Словосочетание «в том числе и при его последующем отказе» в данном контексте указывает на следующие обстоятельства. После того как обвиняемый согласился дать показания, сообщенные им сведения фиксируются в протоколе следственного действия и могут быть использованы в качестве доказательств вне зависимости от того, что с их помощью будет доказываться, а равно вне зависимости от того, оправдательными они будут или же обвинительными.

«Отказ от этих показаний» предполагает выражение несогласия с содержанием того, что обвиняемый ранее сообщал на допросе (очной ставке, при проверке показаний на месте), а также несогласие с тем, как его показания были изложены (зафиксированы) следователем (дознавателем и др.) в протоколе следственного действия.

И в том и в другом случае имеет место «отказ от этих показаний». Обвиняемый может отказываться как от части показаний, так и от всех показаний, которые он давал до момента отказа от таковых. Это могут быть показания, отраженные в нескольких протоколах следственных действий, в одном протоколе или же в части протокола (протоколов) следственного действия.

Ранее данные обвиняемым показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу вне зависимости от того, сообщает или же нет обвиняемый на момент его отказа от предшествующих показаний какие бы то ни было новые сведения. Исключение из проанализированного предусмотренного вторым предложением п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ правила только одно.

Оно закреплено в п.1 ч.2 ст.75 УПК РФ. В качестве доказательств могут быть использованы не подтвержденные обвиняемым в суде ранее данные им показания, согласие на которые он давал в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, в том числе и в случае его отказа от защитника.

Можно ли не давать показания?

Отказ от дачи показаний: к чему он может привести —

  • «Если хотите отказаться от показаний – ссылайтесь на статью 51 Конституции РФ». Путем анализа ст.51 Конституции РФ можно сделать вывод, что в указанной статье речь идет о праве гражданина на отказ от дачи показаний только в части признания им своей вины в инкриминируемом преступлении или в части изобличения его близких. Следовательно, лицо вправе не сообщать лишьте сведения, сообщение которых может повлечь привлечение его к ответственности, либо привлечение к ответственности его близких родственников,, а не хранить общее молчание. К чему же ведет отказ допрашиваемого от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции РФ? Фактически гражданин дает понять, что он или его близкие совершили то или иное преступление, но говорить о нем он не желает. Поэтому опытные уголовные адвокаты советуют не ссылаться в протоколах допросов на указанную статью: на практике это может трактоваться как косвенное признание своей вины. Можете отказаться от дачи показаний, но сослаться на п.2 ч.4 ст.46 и п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ: эти положения закрепляют право подозреваемого и обвиняемого ничего не сообщать следствию относительно имеющихся в отношении них подозрений или обвинений. Тогда такой отказ будет воспринят правильно, а не как косвенное признание своей вины. При этом стоит быть готовыми к тому, что следователь или дознаватель будут настаивать на том, чтобы Вы объяснили свой отказ, сославшись на ст.51 Конституции РФ; в этом случае можно напомнить следователю, что показания даёте Вы, пользуясь предоставленными Вам законом правами, при этом Вы, не являясь юристом, не обязаны знать номера статей законов.
  • «Отказаться от дачи показаний могут любые допрашиваемые лица». Конечно, это касается не всех: так, например, свидетели и потерпевшие показания давать обязаны, а за отказ от дачи показаний этих лиц можно привлечь к уголовной ответственности по ст.308 УК РФ. Однако здесь действует оговорка: субъекту не грозит данная статья, если он отказывается свидетельствовать против самого себя или своих близких. Таким образом, свидетель и потерпевший при даче показаний могут пользоваться ст.51 Конституции РФ только в отношении тех сведений, которые могут повлечь привлечение их к уголовной ответственности. К примеру, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относительно фамилии, имени и отчества, иных персональных данных, также отказ дать показания относительно обстоятельств совершённого преступления другим лицом, не являющимся близким родственником допрашиваемого, повлечёт привлечение его к уголовной ответственности по ст.308 УК РФ. С другой стороны, если свидетель все же пожелает давать показания, ему следует быть особенно внимательным: нередки случаи, когда в последующем его статус меняется на подозреваемого или обвиняемого. Такая «уловка» ранее часто использовалась следователями, чтобы получить от граждан нужную информацию для дальнейшего ведения расследования. Между тем Конституционный Суд РФ разъяснил, что независимо от формального статуса участника процесса, в случае привлечения лица к уголовной ответственности впоследствии, он вправе отказаться от дачи показаний, за что его к ответственности по ст.308 УК РФ привлечь нельзя.
  • «Отказ от показаний усложнит работу следствия и позволит оказаться подозреваемому (обвиняемому) в более выигрышном положении». В данном случае все зависит от ситуации. Отказ от дачи показаний можно использовать, если подозреваемый или обвиняемый не успел тщательно продумать стратегию защиты, сомневается насчет того, может ли ему навредить та или иная информация, не знает, какие доказательства собраны следствием против него Между тем, отказ от дачи показаний лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, это по существу и отказ от своей защиты, отказ от опровержения обвинения или подозрения и отказ от предоставления своей версии событий. Для следственных органов же отказ от дачи показаний – это, скорее плюс, поскольку если показаний нет, то и опровергать изложенные в них фактыне нужно, да и сама позиция защиты в деле отсутствуют. А это, в свою очередь, позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло. Однако это утверждение справедливо, если других доказательств в деле достаточно. К примеру, представим ситуацию, в которой в отношении Вас подано заявление о совершении преступления, например, об умышленном причинении телесных повреждений. После получения заявления, сотрудник полиции вызовет Вас для получения объяснения. Если Вы откажетесь от дачи объяснений, то при наличии объяснений заявителя и справки о тяжести телесных повреждений в отношении Вас наверняка будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, и решён он будет положительно. Однако, если бы Вы в подобной ситуации дали объяснение о своей непричастности, например, сообщили о наличии алиби, то, возможно, дело в отношении Вас бы даже не возбудили. Поэтому, советуем во всех случаях, когда Вы не совершали противоправных деяний, дать показания, хотя бы коротко.

    Сколько по времени длится допрос?

    Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.3. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

    Как успокоиться перед допросом?

    Вряд ли кто-то заранее планирует сходить на допрос к следователю – это всегда происходит неожиданно. Учитывая, что каждое действие и слово может быть использовано против тебя, приводим инструкцию, которая поможет пройти это испытание. Как тебя могут вызвать на допрос? На допрос должны вызывать официальным документом – повесткой. В повестке должно быть указано: кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, а также время, когда нужно прийти, и последствия неявки без уважительных причин. К слову, если последствия не указаны, уже можно говорить о несоответствии повестки требованиям закона. Повестка должна обязательно вручаться под расписку. Если нет возможности ее передать тебе лично, то ее передают под расписку совершеннолетним членам семьи либо твоему руководству на работе, а те уже обязаны передать повестку тебе. Также тебя могут вызвать «с помощью других средств связи»: телеграмма, почта, факс, хоть стрела Чингачгука – разъяснений по этому поводу УПК не приводит. Важно требовать именно повестку, даже если тебя вызывают по телефону. Повестка является документом, который не только останется у тебя в качестве доказательства вызова на допрос, но и может быть предъявлена начальнику на работе («Почему отсутствовали?» – «Сорян, шеф, ходил(-а) на допрос, вот повестка»). Как проходит допрос? Первое, что должен сделать следователь перед допросом, – «установить личность допрашиваемого», потом сообщить, в качестве кого тебя вызвали, по какому делу будет проходить допрос, и разъяснить все права и обязанности ( статьи 41, 43, 50 и 60 УПК ). Следователь не должен задавать наводящие вопросы. Если вопросы не имеют прямого отношения к уголовному делу, тебе стоит напомнить об этом следователю и не тратить его и свое время. Основное право, которое у тебя есть, – не свидетельствовать против самого(-ой) себя, членов своей семьи и близких родственников (это гарантирует ст.27 Конституции ). К близким родственникам относятся родители, дедушки и бабушки, дети, внуки, а также братья, сестры и супруги. Ты имеешь право собственноручно записывать свои показания в протокол ( ч.4 ст.218 УПК ). Это невозможно сделать, когда протокол пишется на компьютере, поэтому можешь сам(-а) записывать вопросы следователя и свои ответы на них на листках бумаги. Любые нарушения закона нужно отмечать в протоколе допроса, рано или поздно он окажется у тебя в руках для подписи. И если вдруг следователь будет запрещать тебе это делать – он не прав. Согласно УПК, допрос может длиться до 8 часов (допрос свыше 4 часов непрерывно требует перерыва не менее часа). Нужно помнить, что человек на допросе остается человеком и относиться к нему нужно соответствующе. Если на тебя кричат, угрожают физическим давлением – это прямое нарушение закона ( ч.3 ст.18 УПК ). Не стоит отвечать тем же, но такие действия следователя обязательно нужно отображать в протоколе. Перед подписанием протокола внимательнейшим образом прочитай каждое слово, добейся внесения необходимых дополнений и поправок, обрати внимание на соответствие указанного в протоколе времени допроса реальному времени его проведения. Подписывается каждая страница протокола. Можно ли вообще отказаться от дачи показаний? Подозреваемый(-ая) или обвиняемый(-ая) может отказаться от дачи показаний ( п.9 ч.2 ст.41 УПК, п.8 ч.2 ст.43 УПК ). Всем остальным в случае отказа от показаний или дачи заведомо ложных показаний может грозить уголовная ответственность. Чего не стоит делать на допросе? Всегда надо помнить золотое правило коммуникации во время следственных действий: «Не верь. Не бойся. Не проси. Не лги». Хамить следователю не стоит. Не нужно говорить больше, чем спрашивают, и тем более отвечать на вопросы, которые тебе не задавали. Не стоит и торопиться с ответами. Подумай, прежде чем отвечать. И уж точно не стоит подписывать никаких документов без внимательного изучения. Что делать, если тебя приглашают «побеседовать неофициально»? Многие ребята из органов считают, что у них есть полномочия по проведению неофициальных бесед, поскольку во всех законах есть фраза про их права: «Предоставляются также другие права в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь». Надо понимать, что при этом у тебя нет обязанности принимать участие в таких беседах, ответственности за такой отказ нет. Если тебя приглашают на подобную беседу по телефону, четко дай понять, что не намерен являться без повестки. Беседа не является процессуальным действием, поэтому и повестку тебе не пришлют. Как психологически подготовиться к допросу? Проконсультироваться с теми, кто хорошо разбирается в вопросе. Почитать публикации по теме или посмотреть ролики в интернете (найдешь немало по запросу «Как вести себя на допросе»). А также не забудь предупредить кого-то из близких, чтобы в случае чего знали, где тебя искать. Каких ошибок лучше избегать при допросе? Часто люди говорят больше, чем нужно. Поддаются на «уговоры» и трактовки следователей, невнимательно читают протоколы допроса и не просят исправлять неточности (которые могут показаться не такими уж важными). В тексте подписанного тобой протокола не должно оставаться пустых мест, которые в дальнейшем рукой недобросовестного следователя могут быть заполнены словами, которых ты не говорил(-а), – на всех пустых местах, в том числе на обороте страниц, ставь прочерк. Спасибо за помощь в подготовке материала Сергею Устинову из «Правовой инициативы» и Насте Лойко из Human Constanta. Иллюстрация by Sheeborshee

    Можно ли не явится на допрос?

    Совет второй — приходите по повестке — Вызывают на допрос свидетеля или подозреваемого оформляется повесткой. Повестка вручается или лично вызываемому лицу, или направляется ему по почте. В случае неявки лица без уважительной причины следователь имеет право подвергнуть его принудительному приводу.

    • О невозможности явиться на допрос уведомляйте следователя заранее, просите переноса даты или времени допроса.
    • В случае, если можете подтвердить уважительность причины неявки на допрос свидетеля, подкрепляйте это соответствующими документами.
    • Например, медицинской справкой в случае болезни, или авиабилетами, если в дату допроса следователя вы не находились на территории России.
    Читайте также:  Нужно Ли Прикладывать К Частной Жалобе Копию Определения?

    Болезнь или командировка являются основаниями для неявки на допрос следователя. О невозможности явки надо предупредить ходатайством или телеграммой. В крайнем случае — позвонить по телефону. Но разговор обязательно надо записать.

    Можно ли включить диктофон на допросе?

    Оснований для применения диктофона нет — 28 июля 2020 г.11:12 Суд узаконил отказ адвокату в применении аудиозаписи со ссылками на положения УПК, регулирующие применение технических средств самим следователем Как сообщает «АГ», адвокат АП Краснодарского края Гоар Галстян направила в Южный окружной военный суд апелляционную жалобу на решение нижестоящей инстанции, которая не нашла нарушений в действиях следователя по отказу защитнику в применении аудиозаписи со ссылками на нормы УПК РФ, регулирующие применение технических средств самим следователем.

    В комментарии «АГ» адвокат Гоар Галстян отметила, что уведомила следователя о применении аудиозаписи с той целью, чтобы он занес в протокол следственного или иного действия исходные данные технического средства для того, чтобы в последующем в случае необходимости можно было официально предоставить аудиозапись.

    Следователь запретил пользоваться диктофоном В производстве следователя-криминалиста военного следственного отдела Следственного комитета РФ по Краснодарскому гарнизону старшего лейтенанта юстиции Дмитрия Калмыкова находится уголовное дело по обвинению Ш.

    1. В совершении преступлений, предусмотренных п.
    2. «а», «в» ч.2 ст.163, п.
    3. «а» ч.2 ст.127, ч.3 ст.291, ч.5 ст.33, п.
    4. «а» ч.3 ст.286 УК РФ.
    5. Как рассказала «АГ» Гоар Галстян, следователь позвонил Ш.
    6. И попросил прийти.
    7. На вопрос о том, уведомлен ли защитник, Дмитрий Калмыков сообщил, что его присутствие необязательно.

    Следователь пригласил подзащитного к психологу, где провел внепроцессуальную беседу, в которой ставил вопрос о признании. В дальнейшем, 16 июня, Гоар Галстян уведомила следователя, о том, что в целях оказания квалифицированной юридической помощи Ш. при производстве следственных действий и иных процессуальных действий будет применять диктофон в соответствии с п.6 ч.3 ст.6 Закона об адвокатуре.

    Она отметила, что любое противодействие адвокату в применении диктофона может быть расценено как превышение должностных полномочий, поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство, в том числе взаимосвязанные положения ч.2 ст.38, ч.6 ст.164 и ч.5 ст.166 УПК РФ, не содержит норм, предоставляющих следователю полномочия по запрету применения технических средств со стороны адвоката.

    «В случае несогласия с моими действиями, связанными с применением технических средств для оказания юридической помощи доверителю, Вы вправе обратиться в Адвокатскую палату Краснодарского края», – подчеркивается в уведомлении. Как сообщила Гоар Галстян, следователь прервал процессуальные действия для вынесения постановления об отказе в удовлетворении ходатайства.

    В документе Дмитрий Калмыков указал, что согласно ч.6 ст.164 УПК РФ при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Перед началом следственного действия следователь предупреждает лиц, участвующих в следственном действии, о применении технических средств.

    Согласно ч.4 ст.189 УПК РФ по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка. Согласно п.3 ч.2 ст.38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, в том числе принимать решение о применении технических средств.

    1. Дмитрий Калмыков отметил, что из анализа данных статей следует, что применение технических средств при производстве следственных действий, в том числе применение аудио- и (или) видеозаписи, является правом, а не обязанностью следователя.
    2. Он посчитал, что оснований для применения диктофона не имеется, и отказал в удовлетворения ходатайства адвоката.

    Попытка обжаловать запрет Гоар Галстян обратилась с жалобой в порядке ст.125 УПК РФ в Краснодарский гарнизонный военный суд. Она отметила, что согласно п.3 ч.2 ст.38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа.

    1. «Указание в постановлении при ссылке на статью 38 УПК РФ, а именно на то, что он уполномочен «принимать решение о применении технических средств», является нормотворчеством следователя, так как в данном пункте статьи 38 УПК РФ такого положения не содержится», – заметила адвокат.
    2. Она указала, что умозаключение о том, что применение технических средств при производстве следственных действий, в том числе применение аудио- и (или) видеозаписи, является правом, а не обязанностью следователя, несостоятельно, так как он, вольно интерпретируя заявленное «уведомление» ходатайством, отказывает в удовлетворении требований о ведении аудиозаписи самим следователем.

    При этом уведомление таковых требований не содержит. Гоар Галстян заметила, что приведенные выше положения закона регламентируют полномочия и действия следователя при проведении следственных действий, а не полномочия адвоката при осуществлении им защиты по уголовному делу, которые установлены другими нормами уголовно-процессуального законодательства.

    «Указанные нормы, регламентирующие полномочия защитника, основаны на конституционной гарантии защиты каждым своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом (ч.2 ст.45 Конституции Российской Федерации), в то время как полномочия властного субъекта уголовного судопроизводства, в том числе следователя, строго ограничены дозволениями и запретами, содержащимися в соответствующих нормах закона», – подчеркнула она.

    Адвокат указала, что анализ ч.1.1 и 3 ст.70, ч.6 ст.164, ч.3 ст.164.1, ч.2 и 5 ст.166, ч.4 ст.189 УПК, регламентирующих применение технических средств при производстве следственных действий, позволяет утверждать, что этими нормами устанавливается порядок применения технических средств именно следователем.

    При этом имеются особенности и условия применения следователем технических средств: 1) перед началом производства следственного действия, в котором следователь намерен применить техническое средство, он обязан предупредить об этом лиц, участвующих в следственном действии; 2) в протоколе следственного действия должно быть указано о применении следователем технических средств; 3) материалы, полученные в результате применения следователем технических средств при производстве следственного действия (электронные носители информации), должны храниться при уголовном деле.

    «Вместе с тем приведенные выше нормы как в отдельности, так и в совокупности не содержат положений, предоставляющих следователю полномочия разрешать или запрещать другим участникам следственного действия использовать технические средства», – заметила Гоар Галстян.

    Адвокат обратила внимание на то, что в нарушение ч.2 ст.16 УПК РФ Дмитрий Калмыков, запретив защитнику использовать диктофон при проведении следственного действия, ограничил право доверителя на защиту своих прав всеми не запрещенными законом способами и средствами. Гоар Галстян отметила, что у защитника имеются два способа обеспечения использования технических средств при проведении следственных действий: 1.

    Заявление соответствующего ходатайства следователю, удовлетворение которого позволит не только зафиксировать факт, ход и результаты следственного действия, но и получить дополнительное объективное доказательство в виде приложения к протоколу следственного действия.2.

    Самостоятельная фиксация факта, хода и результатов следственного действия, что не гарантирует приобщение электронного носителя к материалам уголовного дела, но позволяет использовать данные аудиозаписи при подготовке различных актов процессуального реагирования и (или) при доказывании факта совершения правонарушения в отношении защитника и (или) его доверителя.

    При этом применение следователем технических средств при проведении следственного действия не лишает защитника права на самостоятельное параллельное применение собственных технических средств, в том числе ведение аудиозаписи.

    • Адвокат подчеркнула, что была вынуждена применять технические средства в целях объективной фиксации фактов, хода и результатов следственного действия и в случае необходимости в дальнейшем применения имеющейся аудиозаписи.
    • Она попросила суд признать незаконными действия следователя, выразившиеся в запрете применения технического средства.
    • Суд посчитал действия следователя законными

    22 июня Краснодарский гарнизонный военный суд указал, что требования, предъявляемые следователем в пределах его правомочий, обязательны для исполнения всеми, к кому они обращены (ч.4 ст.21 УПК РФ). Согласно ч.4 ст.189 УПК РФ аудиозапись допроса может быть проведена по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица, но не является обязательной.

    Он также сослался на Постановление КС от 29 июня 2004 г. № 13-П и отметил, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда применение средств фиксации в ходе допроса является исключительной прерогативой следователя (дознавателя), ведущего производство предварительного расследования, в силу п.3 ч.2 ст.38 УПК РФ.

    Первая инстанция указала, что 16 июня 2020 г. Гоар Галстян заявила следователю ходатайство (уведомление). Дмитрий Калмыков разрешил заявленное защитником ходатайство в день его заявления, вынес мотивированное и обоснованное постановление об отказе в его удовлетворении и в этот же день вручил защитнику.

    Суд отметил, что ни Закон об адвокатуре, ни Уголовно-процессуальный кодекс не содержат полномочий адвоката применять средства фиксации в ходе допроса самостоятельно, без заявления соответствующего ходатайства следователю и получения соответствующего разрешения следователя, проводящего указанный допрос и ведущего производство предварительного расследования.

    По мнению суда, рассмотрение следователем уведомления защитника в порядке, предусмотренном для разрешения ходатайств, прав и законных интересов обвиняемого Ш. не нарушает. «Приведенный защитником в жалобе и в суде собственный анализ действующего законодательства о возможности защитником самостоятельно, без разрешения следователя, производящего следственные действия с участием обвиняемого, применять технические средства фиксации в ходе допроса, не вытекает из полномочий защитника, определенных ст.53 УПК РФ», – посчитал он.

    • Таким образом, суд пришел к выводу, что обжалуемое постановление следователя не причиняет ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства и не затрудняет доступ граждан к правосудию, не нарушает прав обвиняемого на защиту.
    • Апелляционное обжалование и обращение в АП Краснодарского края Гоар Галстян обратилась с апелляционной жалобой в Южный окружной военный суд.

    Она отметила, что суд, отказывая в удовлетворении жалобы, руководствовался положениями ст.21 УПК РФ, не распространяющимися на защитника, так как он не является ни должностным лицом, ни представителем органа, осуществляющим уголовное преследование, и имеет совершенно отличную от прокурора, следователя и дознавателя функцию как участник уголовного судопроизводства.

    В связи с этим выводы суда первой инстанции о том, что «требования, предъявляемые следователем в пределах его правомочий, обязательны для исполнения всеми, кому они обращены», основанные на положениях ст.21 УПК РФ, незаконны. Адвокат обратила внимание на то, что положения ч.4 ст.189 УПК РФ также не являются нормами, которые регламентируют полномочия защитника при осуществлении защиты прав и интересов доверителя.

    Гоар Галстян отметила, что выводы суда о том, что применение средств фиксации в ходе допроса является исключительной прерогативой следователя (дознавателя), ведущего производство предварительного расследования, не основаны на положениях действующего уголовно-процессуального законодательства и правовой позиции КС, на которую сослался суд.

    Она обратила внимание на то, что ст.38 УПК РФ и ст.189 УПК РФ регламентируют полномочия и действия следователя при проведении следственных действий, а не полномочия адвоката при осуществлении им защиты. Адвокат сослалась на Постановление КС № 13-П от 29 июня 2004 г., где Суд отметил, что приоритет УПК РФ перед другими обычным федеральными законами не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования.

    Защитник указала, что для защиты прав и интересов Ш., руководствуясь п.7 ч.3 ст.6 Закона об адвокатуре, п.11 ч.1 ст.53 УПК, в письменном виде уведомила следователя о применении технических средств, то есть официально поставила в известность, так как ни одной нормой закона не запрещено осуществлять данные действия и не возложена обязанность получать согласие лиц, производящих следственные и процессуальные действия, для применения технических средств.

    1. Между тем, заметила Гоар Галстян, в ходе судебного разбирательства председательствующий дискредитировал ее, высказываясь, что данными действиями она удовлетворяет свои личные амбиции.
    2. Адвокат указала, что суд первой инстанции проигнорировал общеобязательные разъяснения КС РФ, о приобщении которых она ходатайствовала.

    Так, основываясь на позиции о приоритете «специального» закона над «общим», Конституционный Суд в своем Определении от 8 ноября 2005 г. № 439-О отметил, что приоритет Уголовно-процессуального кодекса перед другими федеральными законами не является безусловным.

    В частности, он может быть ограничен правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений. Более того, о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных (помимо Уголовно-процессуального кодекса, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом.

    Разрешение же в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии. Гоар Галстян попросила апелляцию отменить решение первой инстанции, признать действия следователя незаконными и обязать его устранить допущенные нарушения.

    1. Защитник назвала предполагаемые причины отказа в удовлетворении жалобы В комментарии «АГ» Гоар Галстян отметила, что доверитель написал ходатайство о проведении всех следственных действий с участием защитника.
    2. Так как следователь отказался его принять, оно было подано через канцелярию отдела.
    3. Из-за длительности рассмотрения ходатайства освидетельствование было проведено без адвоката.

    «Следователь спросил у Ш., будет ли он признаваться, на что тот ответил, что ему не в чем признаваться. Как только доверитель сообщил мне об этом разговоре, мы написали жалобу на имя руководителя следователя с изложением данных обстоятельств. Конечно же, нам ответили, что никакого разговора не было.

    1. Именно внепроцессуальный разговор и побудил меня прийти с диктофоном», – рассказала адвокат.
    2. Защитник пояснила, что уведомила следователя о применении аудиозаписи с той целью, чтобы он занес в протокол следственного или иного действия исходные данные технического средства для того, чтобы в последующем в случае необходимости можно было официально предоставить аудиозапись.

    Гоар Галстян рассказала также, что в судебном заседании участвовали прокурор, следователь и заместитель руководителя отдела следственного органа, который в своем выступлении заметил, что пришел отразить позицию следственного органа. «Я заявила ходатайство, что в связи с тем, что нарушаются мои профессиональные права, прошу предоставить время, чтобы я могла оповестить Адвокатскую палату Краснодарского края и Комиссию по защите профессиональных прав адвокатов, на что судья спросила у моего доверителя, заключал ли он соглашение со всей Адвокатской палатой на оказание юридической помощи.

    • Мы пояснили, что нет и в этом нет необходимости.
    • Все пояснения были опровергнуты», – подчеркнула адвокат.
    • Защитник предположила, что некорректное поведение судьи и отказ в удовлетворении жалобы могут быть связаны с тем, что ранее по ее жалобе был отменен заведомо незаконный судебный акт, вынесенный этим же судьей.

    Обращение в адвокатскую палату Параллельно с обращением в апелляцию 30 июня Гоар Галстян обратилась в Адвокатскую палату Краснодарского края с просьбой предоставить разъяснения по сложившейся ситуации и оказать необходимое содействие в целях устранения допущенных нарушений ее профессиональных прав.

    В чем разница между опросом и допросом?

    Статьи, комментарии, ответы на вопросы : Отличие опроса от допроса — Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс: «Адвокатура в России: учебник для вузов» (5-е издание, переработанное и дополненное) (под общ. ред.В.И. Сергеева) («Юстицинформ», 2019) В результате опроса адвокатом лица с его согласия не формируется доказательство по уголовному делу, и прежде всего потому, что отсутствует законодательное закрепление порядка проведения и фиксации результатов опроса, а также гарантий соблюдения процессуальной формы получения этих сведений.

    Отличие допроса и опроса заключается уже в том, что допрос — это следственное действие, которое обеспечивается государственным принуждением, опрос же таковым не является. Дача показаний на допросе в большинстве случаев — обязанность, при опросе — лишь право. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс: Статья: Уголовно-процессуальные акты органов предварительного следствия в общем механизме государственного управления (Миликова А.В.) («Актуальные проблемы российского права», 2019, N 10) Вместе с тем не следует забывать и весьма специфический характер предварительного следствия, обусловленный особой предметной областью уголовно-процессуальных правоотношений.

    Уголовное судопроизводство имеет четкую цель, связанную главным образом с обеспечением возможности реализации уголовного закона и вытекающим из нее назначением (ст.6 УПК РФ). Это обусловливает существование целого ряда самостоятельных, несвойственных другим сегментам управленческой деятельности процессуальных процедур и правовых состояний (статусов): следственных действий, мер уголовно-процессуального принуждения, статусов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и т.д., которые во многом сопряжены с возможностью гораздо более существенного (по сравнению с иными сферами государственного управления) ограничения прав и свобод личности, вынужденного посягательства на прочие правовые ценности.

    Поэтому УПК РФ устанавливает для уголовного судопроизводства особую процессуальную форму и особые правовые гарантии, заметно отличающиеся от правовых форм и гарантий, используемых в иных сферах государственно-управленческой деятельности, в частности в административной деятельности правоохранительных органов.

    Именно наличием процессуальной формы следственные действия отличаются от внешне схожих с ними непроцессуальных мероприятий, например: следственный осмотр — от досмотра, допрос — от опроса, обыск — от обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств и т.д.

    Как правильно отвечать на вопросы следователя?

    Отвечай правильно и спи спокойно В последние годы у многих далеких от преступного мира людей была возможность убедиться в верности пословицы «От сумы и от тюрьмы не зарекайся». В офис врываются милиционеры, переворачивают все вверх дном, а потом, забрав документы, с которыми вы работали, вызывают вас к девяти утра на допрос. Большинство людей в такой ситуации теряются и начинают совершать ошибки.

    В истории следовательского мастерства наблюдается очевидный прогресс: конечно, средневековые пытки (на фото) и сегодня еще встречаются, но в большинстве стран их заменили средства психологического давления

    После таких проверок многим сотрудникам приходится оказывать психологическую, а то и медицинскую помощь. Генеральный директор консультационной компании «ММ-Класс» профессор психологии Марина Мелия утверждает: «Общение с правоохранительными органами — ситуация чрезвычайно стрессовая, так как она лежит за пределами нашего обычного опыта.

    • Она актуализирует наши тайные страхи, комплексы, иррациональные защитные механизмы.
    • В результате человек может вести себя неадекватно, о чем потом приходится жалеть.
    • Поскольку комплексы у каждого разные, то заранее сказать, как именно человек будет реагировать на ситуацию допроса, невозможно.
    • Однако на основании многолетних наблюдений я выделила наиболее типичные защитные механизмы, которые проявляются у людей в ситуациях сильного стресса и которые следователи с успехом используют, чтобы вытянуть из допрашиваемых интересующую их информацию».

    Тем, кто оказался на допросе и стремится свести свое общение со следователем к минимуму, полезно помнить о следующих психологических ловушках.

    • Виноватый
    • Типичный диалог
    • Храбрый
    • Типичный диалог
    • Амбициозный
    • Типичный диалог
    • Дружелюбный
    • Типичный диалог
    • Трусливый
    • Типичный диалог
    • Достойный
    • Идеальный диалог
    • АННА ФЕНЬКО
    Читайте также:  Какую Отмазку Придумать Чтобы Уйти С Работы?

    Многие люди, попав в затруднительное положение, начинают испытывать чувство вины, анализировать свои поступки: «Как получилось так, что я попал в эту ситуацию? Что я сделал неправильно? В чем моя ошибка? Как я мог подставить под удар моих коллег, близких? Что теперь подумают дети?» В результате человек начинает ощущать себя причастным к тому, за что не несет непосредственной ответственности.

    Такой человек на допросе попросту исповедуется. Рассказывает, какая у него хорошая семья, а дедушка — участник войны, раскрывает детали личной и профессиональной жизни. У него возникает иллюзия: если поделиться со следователем своими сокровенными мыслями и чувствами, тот поймет, какой перед ним хороший человек и ничего ему не сделает.

    На самом деле виноватый дает массу избыточной информации, которая потом может быть использована против него. — Расскажите, как вы дошли до такой жизни. — Ну в школе я был троечником, институт не закончил. Был момент — сидел без денег, не знал, чем заняться.

    Как попали в эту фирму? — Пригласил товарищ. — Кто конкретно? — Иванов Иван Иванович, мы с ним когда-то вместе работали. Он очень способный, активный, умеет дело организовать. А у меня все с работой как-то не складывается. Вот и сейчас опять неприятности. А у меня жена не работает, дети малые. Не знаю, чем эта ситуация закончится.

    Только вроде все наладилось. — Что же, вы до этого совсем не работали? — Да нет, подрабатывал. — Официально где-нибудь числились? — Нет. — А почему? — Так получилось. — Сколько удавалось заработать? — Да ерунду, тысячи полторы. — А сейчас все стало получше? — Да, конечно, не сравнить! — И какая же у вас сейчас зарплата? — Полторы тысячи.

    А в конверте?. Некоторые люди в состоянии стресса становятся азартными и слишком смелыми. Человек думает: «Я докажу, что я умнее, хитрее, образованнее следователя. Я его переиграю. Мужчина я или нет?» Принимая допрос как жизненный вызов, человек вступает в борьбу. Он тщательно продумывает линию поведения, пытается просчитать ходы следователя.

    Часто люди придумывают какие-то сложные ответные ходы, схемы, которые не соответствуют реальности, могут даже взять на себя несуществующие грехи, чтобы запутать следователя. Эта линия поведения совершенно непродуктивна. Во-первых, следователь тоже человек и его раздражают люди, которые бросают ему вызов.

    1. Во-вторых, своими сложными, запутанными показаниями такой человек провоцирует следователя на дальнейшие расспросы, в результате которых чаще всего сам увязает во лжи.
    2. Какая у вас зарплата? — Две тысячи рублей.
    3. И как вам удается жить на такую сумму? — А у вас что, зарплата больше? — Сейчас речь не обо мне, а о вас.

    Если не будете отвечать на вопросы, можете нажить себе неприятности. Вы несете ответственность за дачу ложных показаний. — Давайте, давайте, посмотрим. — Ну что ж, давайте. Встречаться с вами мы будем, судя по всему, долго, беседовать основательно. Кстати, на какой машине вы приехали? — На «Ауди».

    1. А какое это имеет отношение к делу? На чем хочу, на том и езжу.
    2. Самое непосредственное.
    3. Объясните, как это у вас получается при зарплате в две тысячи рублей.
    4. Большинству людей даже в ситуации заведомо невыгодной трудно отказаться от своих знаний, от своей компетентности, от ощущения собственной значимости.

    Такой человек воспринимает ситуацию встречи со следователем как экзамен. Отвечая на простые вопросы следователя, он старается продемонстрировать все свои блестящие способности и высокую осведомленность в делах организации. Незаметно для себя такой свидетель попадает в расставленную для него ловушку: «Вы же профессионал.

    Вы же не можете не знать, что происходит рядом с вами! Чем занимаются ваши коллеги? Кто отвечает за финансы, охрану и сбыт?» И чтобы показать, что он имеет доступ к информации, человек рассказывает даже то, чего он не знает и в чем не может быть абсолютно уверен. Вот так из-за своих амбиций многие свидетели сами себя «закладывают»: обидно же играть перед следователем роль пешки.

    — Чем вы занимаетесь? — До 1998 года я работал в компании X и занимался анализом финансовых потоков. А потом мне предложили перейти на более высокую должность в компанию Y, и я согласился. — Какая у вас должность? — Финансовый менеджер. — В чем заключается ваша работа? — Анализ и построение эффективных финансовых схем, маркетинговые исследования — это я делаю сам.

    • Для решения сложных вопросов я обращаюсь к нашему главному специалисту Сидорову.
    • Вдобавок мне доверяют выполнение частных поручений президента компании.
    • А какие сложные вопросы вы решаете? — Когда возникают нестандартные ситуации с клиентами.
    • А почему вам так доверяет руководитель компании? — Потому что другие сотрудники не обладают такими, как у меня, знаниями и уникальным опытом.

    Когда я пришел в компанию, работа здесь велась по старинке. Финансовый оборот был небольшой. Я был инициатором организационной реформы компании, при мне финансовые обороты возросли на порядок. — Что ж, тогда расскажите поподробнее о финансовом положении компании.

    1. Нормальному человеку хочется нравиться окружающим, располагать к себе людей и поддерживать с ними дружеские отношения.
    2. Но в ситуации допроса это желание часто срабатывает против нас.
    3. Человек говорит себе: «Следователь — такой же нормальный человек, как и я.
    4. Он просто делает свою работу.
    5. И я смогу наладить с ним хорошие отношения».

    Чтобы понравиться следователю, такие люди тоже начинают говорить слишком много. И в результате могут доставить немало хлопот своим близким. — Какой собственностью владеете? — Квартира у нас государственная, а вообще-то, я председатель дачного кооператива.

    1. У нас очень красиво.
    2. Сейчас многие знаменитости там отстраиваются, кстати, может быть, знаете актера X.
    3. Да, конечно.
    4. Я, кстати, тоже все собираюсь участок купить.
    5. У вас сколько сотка стоит? — Я по тысяче покупал.
    6. Но теперь все дороже.
    7. Вообще-то, я всего месяц председатель, а до меня был Петров.
    8. Он лучше разбирается.

    — А вы не могли бы дать его координаты? — Конечно. Только его сейчас нет в городе, он в командировке в Италии. Но вы можете поговорить с его женой — она очень милая женщина и тоже в курсе всех дел. Можете сослаться на меня — мы с ней вместе работаем. Многих при встрече с представителями правоохранительных органов парализует страх, и они не пытаются ничего предпринять для своей защиты.

    • Они послушно исполняют все, что требует следователь: все рассказывают, все подписывают, со всем соглашаются.
    • Такой человек думает: «Если я покорно буду выполнять все указания, все рассказывать и все подписывать, этот кошмар быстрее закончится».
    • Страшная ошибка.
    • Чем услужливее свидетель, тем труднее следователю отказаться от общения с ним.

    Так что кошмар будет продолжаться долго. — Кто является директором вашей организации? — Официально — Егорова, но она на работе появляется редко. — А реально? — Реально все приказы отдает Акопян. — Такой-то платеж у вас проходил? — Точно не помню, но могу посмотреть.

    — Ну посмотрите и перезвоните нам. — Хорошо. Может быть, еще какая-то информация нужна? Я могу принести все документы. У нас вся отчетность в порядке, нам скрывать нечего. — Валяйте, несите. Как достойно выйти из ситуации допроса и свести к минимуму эмоциональные потери? Главное — понять, что любой допрос — это не обычный человеческий контакт.

    Следователь может умело создавать иллюзию нормального общения, но для него это — работа, и он не забывает о том, что его цель — сбор информации. А допрашиваемый для него лишь ее источник. Нужно расстаться с иллюзией, что есть темы безопасные, на которые можно говорить подробно и обстоятельно, что можно вступать со следователем в эмоциональный контакт.

    И не нужно обольщаться тем, что ваши с ним взгляды на жизнь совпадают. Хороший следователь всегда будет болеть с вами за одну футбольную команду (разумеется, с каждым допрашиваемым — за разную). Лучше всего удерживаться на строго формальной позиции: не стремиться к ситуации личного, искреннего и теплого общения, не пытаться понравиться или произвести хорошее впечатление.

    Не надо врать. Отвечать надо очень конкретно, избегать распространенных предложений и сложных оборотов, выбирать слова попроще. Избегайте расплывчатых и двусмысленных словосочетаний вроде «финансовые схемы», «информационные потоки» и т.д. Они подталкивают следователя к дальнейшим вопросам.

    • Желательно заранее продумать односложные варианты ответов на первые вопросы: как представиться, как сказать о том, чем вы занимаетесь, причем однозначно.
    • Но ни в коем случае не нужно пытаться продумывать ответы на все вопросы.
    • Это невозможно.
    • Обязательно будет какой-то вопрос, к которому вы не готовы.
    • И не надо.

    Самое главное — четко понять свою роль в этой ситуации. Говорите только о себе, о своих обязанностях. По всем другим вопросам отсылайте следователя к руководству. Говорить нужно только о том, в чем вы не сомневаетесь, что вы готовы повторить в любом состоянии, в любое время, поскольку те же вопросы вам могут задавать несколько раз, в разных ситуациях.

    Не стесняйтесь молчать — это ваше право. Помните, что вы можете перестать говорить в любой момент. Вы имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких. Если ведется протокол беседы, не подписывайте его с кондачка. Прочитайте внимательно, подумайте, не сказали ли вы чего-нибудь лишнего. Тогда потребуйте переписать или занести в протокол ваше несогласие с тем, что кажется вам искажением ваших слов.

    — Где вы работаете? — Я работаю в компании X. — Кем? — Бухгалтером. — Что входит в ваши обязанности? — Первичная бухгалтерия. — Каковы должностные обязанности директора и главбуха? — Не знаю. — Как вы можете этого не знать? — Я могу говорить только про свою работу.

    1. Какую зарплату вы получаете? — 800 рублей.
    2. Как же вы на такую зарплату живете? — Нормально.
    3. Объясните, откуда у вас новая «Ауди».
    4. Машина принадлежит отцу.
    5. Кем он работает? — Это не имеет отношения к делу.
    6. Вы находились такого-то числа на работе? — Да.
    7. Во сколько к вам пришли? — До обеда.
    8. Что забрали? — Какие-то документы, не знаю.

    — Откуда документы? — Передал директор. — Работает ли ваша фирма с компаниями Y и Z? — Не помню. — Знакомы ли вам Иванов и Петров? — Да, есть такие люди. — Чем они занимаются? — Не знаю. — Что вы знаете о компании Y? — Есть такая компания. — Чем она занимается? — Коммерческой деятельностью.

    • Знаете ли вы следующих людей: Иванова, Рахмаддулина, Чубченко? — Про Иванова я уже сказал, а фамилии Рахмаддулина и Чубченко мне ничего не говорят.
    • Их фамилии значатся в учредительных документах вашей фирмы.
    • Как вы можете этого не знать? — В данный момент не помню.
    • И так далее.
    • Вам скучно? Вот и следователь скоро заскучает и отпустит вас, вызвав более разговорчивого свидетеля.

    И напоследок главный совет: если чувствуете, что допрос может закончиться для вас неприятностями, обратитесь к адвокату. Вы имеете право сразу прийти к следователю со своим защитником, а можете прервать допрос, чтобы вызвать адвоката. Если следователь откажется это сделать, требуйте присутствия прокурора либо его помощника и обещайте написать жалобу в прокуратуру.

    Вас как допрашивали?

    1. Вячеслав Игрунов, зампред комитета Госдумы по делам СНГ,
    2. Евгений Липович, гендиректор Екатеринбургского завода керамических изделий,
    3. Юрий Скуратов, в 1995-1999 годах генпрокурор России,
    4. Альфред Кох, председатель совета директоров компании «Монтес Аури»,
    5. Александр Конюхов, директор по экономике и финансам Заволжского моторного завода,
    6. Геннадий Янаев, экс-вице-президент СССР, член ГКЧП,
    7. Александр Никитин, председатель правления экологического правозащитного центра «Белуна»,
    8. Дмитрий Якубовский, адвокат.

    Меня допрашивали много раз в 70-е и последующие годы, как тогда говорили, по обвинению в антисоветском заговоре. Кроме обыкновенных угроз в свой адрес, а чаще в адрес родственников, никакого серьезного, тем более физического давления не было. В основном у следователей был достаточно низкий уровень, но хотя Порфириев Петровичей среди них не попадалось, умные люди были. Одним из таких был следователь Николай Архипович Филипский, впоследствии ставший парторгом одесского УКГБ. Этот человек сочувствовал многому из того, что я говорил, давал это понять, но я был не настолько проницателен, чтобы это понять, понял только позже. Благодаря ему между нами даже возник на некоторое время человеческий контакт. Чтобы знать, как себя вести, надо понимать, что плохое поведение стоит дороже, чем твердость. Если сдаешься, тебя доламывают и втаптывают в грязь. В начале 90-х годов меня достаточно часто вызывали на допросы в прокуратуру и налоговую инспекцию по делам о неуплате налогов. В то время реально не хватало денежных средств, и перед бюджетами, с которыми нельзя было работать по взаимозачету, образовывались громадные задолженности. Даже прокуроры это понимали и защищали производителей, а налоговикам надо было во что бы то ни стало выбивать деньги. Но дефолт решил эту проблему. Меня допрашивали и проводили обыски много раз по делу «Мабетекса», в связи с информацией о зарубежных счетах кремлевских чиновников, обвинениях меня во взятках и прочей ерунде. Со мной обращались очень корректно. И я шел на контакт со следствием, так как сам хотел докопаться до истины. А вот когда следователь Пименов незаконно провел у меня в квартире обыск и предъявил мне обвинение, то после этого я отказался от дачи показаний, так как требования следователя были незаконны и истину в деле не устанавливали. В конце 90-х меня допрашивали по делу о незаконном получении мною в собственность квартир. Следователь был очень вежлив и вел себя корректно. Разрешал курить и даже несколько раз предложил кофе. Я же, когда шел на допрос, чувствовал себя абсолютно спокойно. Знал, что мое дело — чистая заказуха. Поэтому на допросе истерик не закатывал. После допроса понял, что его пережить можно. Допросы для руководителей предприятий — обычное дело. Вызывают в УБЭП, налоговую полицию, а в налоговую инспекцию особенно часто. Но ведут себя сейчас следователи корректно. Топ-менеджеров крупных предприятий обычно допрашивают, чтобы выявить нарушения у их поставщиков, это так называемые встречные проверки. По делу ГКЧП у меня было огромное количество допросов, где меня хоть и не били, но пытались всячески запутать юридической казуистикой. На первом же допросе, который длился целый день 22 августа 1991 года, меня в наглой манере, без суда и разбирательства, представляли политическим преступником и изменником родины. После этого допроса, ночью, в сопровождении вооруженной охраны, меня отправили в Кашинский изолятор, на неделю в одиночку. Грубо обращались с женой, детьми, тещей. Следователь рассказывал мне об этом во всех подробностях, пытаясь парализовать мою волю, раздавить морально и сломать физически. Когда же меня перевели в «Матросскую Тишину», то с той же целью меня лишили свиданий, передач, газет и телевидения. Но я философски относился к жизни, к подобным допросам я был готов еще в начале ГКЧП. Поэтому все допросы сносил стойко. Я общался со следователями почти пять лет: столько времени шло следствие по обвинению меня в предательстве. Со мной работали пять человек. Все они были разные, каждый играл свою роль: «хороший», «плохой», «умеющий слушать» и т.п. Работали они не одновременно, а по очереди. Поэтому я заранее знал, чего ждать, когда шел на допрос. Тот, кто играет роль «хорошего», предложит чай, кофе или покурить, а «плохой» (например, основной мой следователь Максименков, хамло), тот будет в основном брать на горло, орать, грубить. Помогает рефлекс защиты: я за это время ни разу не вышел из себя. Вначале хочется, чтобы с тобой больше работал «хороший», но потом начинаешь понимать, что он самый опасный — мягко стелет, да жестко спать. Я выработал главное правило: не давать показаний против себя, родственников и друзей и ничего не пояснять, благо закон это позволяет. Все, что бы ты ни сказал, потом может быть использовано против тебя. И еще правило: пять «нет». Как в анкете: не знаю, не помню и т.д. — Мое общение со следователями проходило в середине 90-х, когда меня обвиняли в краже исторических манускриптов. Главное на допросах — больше молчать. Когда ты молчишь, ты лишаешь следователя возможности использовать против тебя твои же показания. Более половины осужденных сидят из-за того, что пытались помочь следствию и на допросах были откровенны. В моем деле от меня не было ни одного показания. Следствие, конечно, пыталось меня напугать, перекидывая из камеры одиночки к сифилитикам и туберкулезникам, арестовали брата, пытались арестовать жену. Но я молчал. После того как у меня сложились нормальные отношения с адвокатом — моей будущей женой, у нее трижды обкрадывали квартиру и, даже несмотря на охрану, однажды пробили голову. В общем, следователи развлекались, как хотели. Но Бог покарал их: главный свидетель умер от сердечного приступа, а прокурор повесился.

    /td>

    Читать подробнее: Отвечай правильно и спи спокойно

    Как должен представляться следователь по телефону?

    Вызов к следователю по телефону — Нередко следователи вызывают свидетелей по телефону. В этом случае у граждан возникает обоснованный вопрос о необходимости прибытия к должностному лицу. Действующим законом предусмотрено, что повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи.

    Как правильно вручают повестку к следователю?

    Статья гласит: « Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи». Какие именно средства связи подразумеваются, в статье законодатель не конкретизировал, в связи с чем перечисленные мессенджеры вполне подходят для уведомления о вызове на допрос.

    Как представиться следователем?

    Если к вам обратился сотрудник полиции: — он должен представиться, назвав свою должность, звание и фамилию; — по вашему требованию предъявить служебное удостоверение; — сообщить причину и цель обращения; — разъяснить причину и основания ограничения ваших прав и свобод. Вам помог ответ? Да Нет