На Каком Основании Могут Отказать В Возбуждении Уголовного Дела?

На Каком Основании Могут Отказать В Возбуждении Уголовного Дела
Упк рф: ст 24, 25, 27, 28 — основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования — Статья 24 УПК РФ. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела 1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:1) отсутствие события преступления;2) отсутствие в деянии состава преступления;3) истечение сроков давности уголовного преследования;4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.2.

  1. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.3.
  2. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.4.

Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса. Статья 25 УПК РФ. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Статья 25.1 УПК РФ. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа 1. Суд по собственной инициативе или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, в порядке, установленном настоящим Кодексом, в случаях, предусмотренных статьей 76.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.2.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа допускается в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

Статья 26 УПК РФ. Утратила силу. Статья 27 УПК РФ. Основания прекращения уголовного преследования 1. Уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям:1) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;2) прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 — 6 части первой статьи 24 настоящего Кодекса;3) вследствие акта об амнистии;4) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;5) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;6) исключен.7) исключен.6) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.2.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в пунктах 3 и 6 части первой статьи 24, статьях 25, 25.1, 28 и 28.1 настоящего Кодекса, а также пунктах 3 и 6 части первой настоящей статьи, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает.

В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.3. Уголовное преследование в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, подлежит прекращению по основанию, указанному в пункте 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса.

По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом.4.

В случаях, предусмотренных настоящей статьей, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела. Статья 28 УПК РФ. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием 1. Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных частью первой статьи 75 Уголовного кодекса Российской Федерации.2.

Прекращение уголовного преследования лица по уголовному делу о преступлении иной категории при деятельном раскаянии лица в совершенном преступлении осуществляется судом, а также следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.3.

  1. До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи и право возражать против прекращения уголовного преследования.4.
  2. Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает.

В данном случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. Статья 28.1 УПК РФ. Прекращение уголовного преследования в связи с возмещением ущерба 1. Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа прекращает уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьями 198 — 199.1, 199.3, 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, при наличии оснований, предусмотренных статьями 24 и 27 настоящего Кодекса или частью первой статьи 76.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, в случае, если до назначения судебного заседания ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещен в полном объеме.2.

В целях настоящей статьи под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, понимается уплата в полном объеме недоимки, пеней и штрафов в размере, определяемом в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний с учетом представленного налоговым органом или территориальным органом страховщика расчета размера пеней и штрафов.3.

Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора прекращает уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьями 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой — седьмой, 159.1 частью первой, 159.2 частью первой, 159.3 частью первой, 159.5 частью первой, 159.6 частью первой, 160 частью первой, 165 частью первой, 170.2, 171 частью первой, 171.1 частями первой и первой.1, 172 частью первой, 176, 177, 178 частью первой, 180 частями первой — третьей, 185 частями первой и второй, 185.1, 185.2 частью первой, 185.3 частью первой, 185.4 частью первой, 185.6 частью первой, 191 частями второй и четвертой, 192, 193 частью первой, 194 частями первой и второй, 195 — 197 и 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, при наличии оснований, предусмотренных статьями 24 и 27 настоящего Кодекса, и в случаях, предусмотренных частью второй статьи 76.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.3.1.

Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа прекращает уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьей 193, частями первой и второй статьи 194, статьями 198 — 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, при наличии оснований, предусмотренных частью третьей статьи 76.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.3.2.

В случае несогласия руководителя следственного органа с прекращением уголовного преследования в соответствии с частью третьей.1 настоящей статьи им выносится мотивированное постановление об отказе в прекращении уголовного преследования и о принятом решении незамедлительно уведомляются лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, Генеральный прокурор Российской Федерации и Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей.4.

До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения в соответствии с частями первой, третьей и третьей.1 настоящей статьи и право возражать против прекращения уголовного преследования.5. Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в частях первой, третьей и третьей.1 настоящей статьи, не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает.

В данном случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.Примечание: ст 24 УПК РФ, ст 25 УПК РФ, ст 25.1 УПК РФ, ст 27 УПК РФ, ст 28 УПК РФ, ст 28.1 УПК РФ — статьи Уголовного-процессуального кодекса РФ приведены в действующей редакции.

Что не может служить основанием для возбуждения уголовного дела?

Статья 140 УПК РФ. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

1. Поводами для возбуждения уголовного дела служат:1) заявление о преступлении;2) явка с повинной;3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников;4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

1.1. Утратил силу. — Федеральный закон от 22.10.2014 N 308-ФЗ.1.2. Утратил силу. — Федеральный закон от 27.12.2018 N 530-ФЗ.1.3. Поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, служат только материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.2.

  1. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.3.
  2. Не могут служить поводом для возбуждения уголовного дела факт представления специальной декларации в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а также сведения, содержащиеся в указанной декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к указанной декларации.4.

Не может служить основанием для возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 228.1 и 228.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в части незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, растений, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, сам факт нахождения лица в состоянии наркотического опьянения или обнаружения в теле человека наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в отсутствие достаточных данных, указывающих на факт их передачи в нарушение положений Федерального закона от 8 января 1998 года N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».1.

Повод для возбуждения уголовного дела — это сообщение о совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении, полученное из предусмотренного комментируемой статьей источника, прием которого обязывает органы расследования (а по делам частного обвинения — судью) приступить к процессуальной деятельности.

О заявлении см. коммент. к ст.141, о явке с повинной — к ст.142.2. Сообщение о преступлении, полученное из иных источников как повод для возбуждения дела, в действительности предстает в виде рапорта об обнаружении признаков преступления (п.43 ст.5; ст.143 УПК).

  • Информация о преступлении не влечет обязанности совершения процессуальных действий до тех пор, пока она не попала в поле зрения правоохранительных органов и не будет оформлена в виде рапорта.3.
  • В качестве основания для возбуждения дела Кодекс называет наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Толковать данную норму необходимо с учетом следующих обстоятельств: а) данных должно быть достаточно для вероятного вывода о наличии преступления. Решение о возбуждении уголовного дела является вспомогательным, промежуточным, поэтому может быть основано на предположительно установленных фактах.

  1. Для возбуждения дела достаточно обоснованного предположения, что преступление могло быть.
  2. Вероятный характер оснований обусловливает приблизительную квалификацию преступления при возбуждении уголовного дела; б) данные должны указывать на признаки преступления: общественную опасность, виновность, противоправность, наказуемость (ч.1 ст.14 УК).

Для возбуждения дела не требуется выявить все признаки состава преступления, это задача последующих стадий. Признаки преступления на стадии возбуждения дела прежде всего выявляются путем установления объекта и объективной стороны состава преступления (по терминологии УПК — события преступления).

Субъект и субъективная сторона состава преступления могут предполагаться. Например, обнаружен труп человека с признаками насильственной смерти. Это является основанием для возбуждения дела по факту обнаружения трупа (вне зависимости от установления субъекта преступления, его возраста, вменяемости, формы вины).

Акцент комментируемой нормы не на самом преступлении, а на его признаках позволяет считать правильным формулировку о том, что дело возбуждается не по факту кражи (т.е. самого преступления), а по факту пропажи (т.е. признаков преступления).4. По общему правилу уголовное дело возбуждается по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

  • Закон не связывает возбуждение дела с признаками субъекта преступления (лица, совершившего деяние).
  • Однако в ряде случаев УПК предусматривает возбуждение уголовного дела в отношении лица (п.1 ч.1 ст.46; п.2 ч.3 ст.49; ч.4 ст.146; ч.3 ст.154; ч.6 ст.318; ч.1 ст.448).
  • В связи с возможностью возбуждения дела в отношении лица содержание ч.2 ст.140 УПК следует признать пробельным и подлежащим расширительному толкованию.

Если уголовное дело возбуждается в отношении лица, то основанием для его возбуждения (кроме указанных в ч.2 ст.140 УПК данных) являются достаточные данные, указывающие на совершение деяния данным лицом. При этом для обеспечения права на защиту при наличии таких данных орган дознания, дознаватель или следователь обязаны возбуждать дело в отношении лица, а не по факту.

Тогда соответствующее лицо приобретет статус подозреваемого (ч.1 ст.46) и имеет право получить копию постановления о возбуждении дела. Уголовное дело всегда должно возбуждаться в отношении конкретных лиц по признакам таких преступлений, которые могут быть совершены точно определенным лицом (например, злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей — ст.157 УК; отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний — ст.308 УК и др.).

Читать подробнее: Статья 140 УПК РФ. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

Можно ли отказать в возбуждении уголовного дела?

Отказ в возбуждении уголовного дела 1. При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Что означает отказ в возбуждении уголовного дела?

ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ ПРИ ОБЖАЛОВАНИИ ОТКАЗА В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА? — Уголовное преследование не может осуществляться в случае, если имеется неотмененное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ). К примеру, вы обратились в полицию с заявлением о причинении побоев.

  1. Если на ваше заявление было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вы не вправе обращаться в суд в порядке частного обвинения (ст.318 УПК РФ).
  2. Поэтому отказ в возбуждении уголовного дела уничтожает возможности восстановления нарушенных прав и преследования виновных.
  3. Жалобу на отказ в возбуждении уголовного дела вправе подать любой участник уголовного судопроизводства или иное лицо в случае, если это решение затрагивает его интересы (123 и 125 УПК РФ).

Кроме того, в интересах заявителя жалобу может подать защитник, законный представитель или представитель. К примеру, если вы стали очевидцем преступления и полиция отказала вам в возбуждении уголовного дела, вы вправе оспорить это решение. Важно: закон не предусматривает сроков подачи жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела.

Как уведомляют об отказе в возбуждении уголовного дела?

Подготовлены редакции документа с изменениями, не вступившими в силу 1. При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица. (в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ ) (см. текст в предыдущей редакции ) 1.1.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства, вынесенное на основании пункта 2 части второй статьи 37 настоящего Кодекса, может быть принято только с согласия руководителя следственного органа.

  1. Часть 1.1 введена Федеральным законом от 28.12.2010 N 404-ФЗ) 2.
  2. При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении.

(в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ ) (см. текст в предыдущей редакции ) 3. Информация об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, подлежит обязательному опубликованию,4.

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования.4.1. По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется в налоговый орган или территориальный орган страховщика, направившие в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний материалы для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

(часть 4.1 введена Федеральным законом от 29.07.2017 N 250-ФЗ) 5. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного органа или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 настоящего Кодекса. (в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ) (см.

текст в предыдущей редакции ) 6. Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, соответствующий руководитель следственного органа отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

(часть 6 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 404-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции ) 7. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания и уведомляет об этом заявителя.

Какие доказательства нужны для возбуждения уголовного дела?

1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Можно ли возбудить уголовное дело без доказательств?

По общему правилу уголовные дела возбуждают тогда когда есть состав преступления и имеются доказательства вины, иногда ее заключение экспертизы достаточно чтобы возбудить уголовное дело, Всё зависит от статьи. Юсупова Д.Р.

Что нужно сделать чтобы закрыть уголовное дело?

Порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования —

  • Уголовное дело уголовное преследование прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору.
  • Если прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении.
  • Копия постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования должна быть вручена или направлена следователем лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, а также иным заинтересованным органам (например, в налоговый орган).

Когда основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым, следователь выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом, как отмечалось выше, производство по уголовному делу продолжается.

Что будет после возбуждения уголовного дела?

§ 3. АКТ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И ЕГО ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ — процессуальном оформлении официального решения о том, что в дан­ ном случае начинается уголовное дело. Он должен быть результатом внимательного анализа и синтеза, результатом объективной оценки кон­ кретных фактических данных, имеющихся непосредственно в самом первичном материале о преступлении или полученных в ходе его проверки.

Акт возбуждения уголовного дела имеет, прежде всего, значение юридического факта, влекущего для органов прокуратуры, предвари­ тельного следствия и дознания обязанность тщательно расследовать данное дело, раскрыть преступление (если оно действительно имело место) и изобличить виновных. Когда по делу не требуется производить предварительное расследование, он влечет обязанность для суда рассмотреть дело в судебном заседании.

В то же время этим актом обусловливается право органа предвари­ тельного расследования или суда совершать всевозможные следствен­ ные действия, т.е. использовать весь арсенал предусмотренных законом процессуальных средств, предназначенных для ведения уголовного дела.

  • С момента возбуждения уголовного дела исчисляются сроки ведения дознания и предварительного следствия, а по некоторым делам — непо­ средственно сроки судебного рассмотрения (ст.ст.121, 133 и 239 УПК РСФСР).
  • По делам частного обвинения этим актом предопределяются преде­ лы судебного разбирательства.
  • Последнее производится только по тем преступным действиям, по признакам которых возбуждено уголовное дело.

Если, допустим, в ходе судебного рассмотрения дела поступает жалоба с встречным обвинением, то, по существу, возбуждается новое уголовное дело. Совместное разбирательство этих дел означает только объединение их в одно производство. По остальным делам актом возбуждения уголовного дела в известной мере определяются рамки предварительного расследования, производи­ мого по данному делу.

Это, разумеется, не означает, что следователь (орган дознания) должен расследовать дело только в части тех фактов, которые указаны в постановлении о возбуждении дела. Выявив те или иные сведения о новых общественно опасных фактах, он вправе и обязан принять все необходимые меры к их проверке и выяснению.

Но не любой новый преступный факт, выявленный органами дознания и предварительного следствия, может расследоваться по этому же делу. В ряде случаев, исходя из правила относимости, материалы о новых преступных фактах подлежат выделению в другое производство.

  1. Это, например, может иметь место, если в ходе расследования дела обна- Возбуждение уголовного дела руживается не известное до сих пор преступное деяние, совершенное другим лицом, не являющимся соучастником обвиняемого по делу.
  2. Выделение таких материалов, осуществляемое с соблюдением требований ст.26 УПК РСФСР, облегчает и ускоряет установление истины по делу.

Актом возбуждения уголовного дела всегда намечается первона­ чальное направление предварительного расследования, определяются, хотя бы в общих чертах, конкретные контуры предмета доказывания по делу. Правда, впоследствии эти контуры могут измениться, расшириться или сузиться.

  1. Возможно, например, выявление новых преступных фактов, подлежащих расследованию по данному же делу.
  2. Или, наоборот, некоторые из тех фактов, по которым было возбуждено уголовное дело, могут отпасть, оказаться либо непреступными, либо вовсе несуществующими в реальной действительности.
  3. Практика показывает, что в ходе расследования предмет доказывания всегда уточняется, а иногда фактическая формула обвинения и юридическая квалификация деяния мало напоминают то, что было указано первоначально в постановлении или определении о возбуждении дела.

Но этим значение акта возбуждения уголовного дела не умаляется. Все же до вынесения постановления о привлечении того или иного лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого в деле не бывает какого-либо другого официального акта, определяющего предмет и пределы доказывания.

  1. Акт возбуждения уголовного дела выносится по поводу преступного факта, констатирует его наличие.
  2. Но он сам по себе не является достаточ­ ным доказательством того, что данное преступление, бесспорно, имело место в действительности и что при должном, хорошем расследовании логическим продолжением дела должно быть привлечение того или иного лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.
Читайте также:  Когда Вступает В Силу Решение По Жалобе На Постановление?

В результате тщательного, всестороннего расследования дела может быть достоверно установлено, что фактически не было самого события преступления, хотя в первичном материале о нем имелись веские, убедительные исходные данные: Равным образом, могут выявиться такие важные, но ранее неизвестные детали правонарушения, в силу которых отпадают те или иные признаки состава преступления.

Или, наконец, может обнаружиться одно из предусмотренных в законе обстоятельств, исключающих основание для привлечения к уголовной ответственности (ст.5 Основ уголовного судопроизводства). В подобных случаях нельзя признать акт возбуждения уголовного дела необосно­ ванным и незаконным, если в первой стадии процесса не было реальной возможности предвидеть все это.

Раздел I. Понятие возбуждения уголовного дела. Акт возбуждения уголовного дела, констатируя преступное деяние, сам по себе не возлагает ответственности за него на какое-либо конкретное лицо, не влечет за собой появления в уголовном процессе фигуры подозреваемого.

Даже в тех случаях, когда в первичном материале содержатся те или иные сведения относительно того лица, которое в ходе предварительного расследования может быть лишь привлечено к обвинению, соответствующее подозрение имеет только фактическое значение и не является процессуально-правовым последствием акта возбуждения уголовного дела.

Такой вывод вытекает из содержания ст.52 УПК РСФСР. В то же время этим актом обусловливается право органов предвари­ тельного следствия и дознания применять в некоторых, прямо предусмотренных в законе случаях, меры процессуального принуж­ дения. В частности, возможно задержание по основаниям, предусмот­ ренным ст.32 Основ уголовного судопроизводства.

Допустимо в исключительных случаях избрать до предъявления обвинения меру пресечения, хотя и с условием в течение предстоящих десяти суток предъявить обвинение или отменить меру пресечения (ст.90 УГГК РСФСР). После применения этих мер процессуального принуждения по делу появляется подозреваемый, наделенный определенными процессуальными правами.

Но это — непосредственный результат задержания или избрания меры пресечения, а не акта возбуждения уго­ ловного дела. Если преступлением причинен материальный ущерб, то в силу акта возбуждения уголовного дела у органов дознания и следствия возникает обязанность принять действенные меры к его возмещению.

  • Мероприятия по возмещению материального ущерба, причиненного преступлением, выражаются:
  • а) в активном розыске утраченных в результате преступления мате­ риальных ценностей и в возвращении их собственнику;
  • б) в выяснении объема нанесенного ущерба и круга лиц, обязанных нести за него полную или частичную материальную ответственность
  • Возбуждение уголовного дела
  • (например, по делам о несовершеннолетних); в) в определении размеров той части ущерба, которая в данном кон­
  • кретном случае подлежит возмещению, если ущерб причинен действиями рабочего или служащего, состоящего с потерпевшей организацией в трудовых отношениях, и есть основание применять принцип ограниченной материальной ответственности;
  • г) в установлении возможных источников возмещения ущерба; д) в принятии мер к обеспечению целостности и сохранности обна­
  • руженного имущества; е) в заявлении, принятии и поддержании гражданского иска;

ж) в исполнении судебного приговора в части гражданского иска или такой меры наказания, как возложение обязанности загладить причиненный вред (ст.32 УК РСФСР). Многие из этих мероприятий предпринимаются в самом начале предварительного расследования и поэтому могут считаться следствием акта возбуждения уголовного дела.

Актом возбуждения уголовного дела обвинение не формулируется. Это объясняется тем, что обвинение в уголовно-правовом смысле означает формулу, в сжатом виде выраженное существо установленного по делу состава преступления. Оно первоначально формулируется в постановлении следователя или органа дознания о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, поскольку только к моменту составления этого постановления в уголовном деле сосредоточиваются надлежащим образом проверенные доказательства, устанавливающие состав преступления во всех элементах, во всех существенных чертах 1,

Соответственно этому актом возбуждения уголовного дела не обу­ словливается возникновение функции обвинения. Это объясняется тем, что последняя находится в органическом единстве с обвинением в уголовно-правовом смысле. Обвинительная функция без формулы обвинения беспредметна, а формула обвинения без обвинительной функции — мертва.

Поэтому возникновение функции обвинения немыслимо, пока по уголовному делу соответствующее лицо не привлечено к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.1 Нам представляется несостоятельным разъяснение Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 января 1925 г. о том, что мотивированное определение суда о возбуждении уголовного дела по факту лжесвидетельства равнозначно акту предъявления обвинения (см.

Еженедельник сов. юстиции, 1925. № 7). Следственная практика пошла по тому пути, что по этим делам тоже составляется специальное постановление о привлечении виновного к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Это и понятно, ибо советский суд вправе признать доказанным или недоказанным, а также в установленных законом пределах изменить первоначальное обвинение.

Но он не может сам предъявить новое обвинение, не беря на себя функцию органов прокуратуры и предварительного расследования. Раздел I. Понятие возбуждения уголовного дела. Несколько иное положение имеет место только по делам частного обвинения. По ним предварительное расследование не проводится, особое постановление о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого не составляется.

Обвинение формулируется непосредственно актом возбуждения уголовного дела, причем этот акт является достаточным для того, чтобы вынести дело на судебное разбирательство и чтобы потерпевший приступил к изобличению лица, против которого начато дело. Но надо признать, что в этих случаях акт возбуждения уголовного дела имеет особое значение, является одновременно актом привлечения лица к уголовной ответственности и предания его суду.

Такой вывод логически вытекает из ч.4 ст.109 УПК РСФСР. Акт возбуждения уголовного дела имеет нечто общее и с постанов­ лением следователя и органа дознания о выделении материалов из уголовного дела. Но это не всегда. Выделение материалов дела, как известно, может иметь место по разным причинам. Если, допустим, материалы дела выделяются в связи с болезнью одного из обвиняемых или из-за того, что кто-либо из обвиняемых скрылся и место его пребывания неизвестно, то здесь нет самостоятельного основания для нового уголовного дела.

В этом случае предметом дела остаются те же самые преступные деяния, и выделение части материалов о них не означает, в сущности, возбуждения другого уголовного дела. Когда же выделяются материалы о преступном факте, не имеющем отношения к расследуемым по делу преступлениям, то совершенно меняется предмет дела, и постановление следователя или органа дознания о выделении материалов фактически приобретает свойства акта возбуждения второго, самостоятельного уголовного дела.

Почти аналогичная картина наблюдается и при выделении из дела материалов о преступном деянии, которое хотя и совершено одним из обвиняемых по делу, но не связано с предъявленным ему обвинением и не может быть расследовано по данному делу. Здесь тоже возникает новое уголовное дело, имеющее отличный от первого дела предмет.

Причем в обоих случаях поводом к возбуждению уголовного дела является непосредственное усмотрение следователя (органа дознания), а основанием к тому — первичные фактические данные о новом преступном факте, содержащиеся в выделяемых материалах. С процессуальной точки зрения, в этих случаях было бы более правильно составлять два документа: постановление о выделении материалов из дела и постановление о возбуждении уголовного дела по преступному факту, который подтверждается выделяемыми материалами.

Первый из этих актов должен оставаться в расследуемом деле, второй вместе с выделенными материалами должен Возбуждение уголовного дела быть приобщен к производству по новому делу. По своим процессуальным последствиям акт возбуждения уголовно­ го дела имеет некоторое сходство также с постановлением прокурора о возбуждении производства по вновь открывшимся обстоятельствам.

Такое постановление, как известно, выносится в тех случаях, когда после вступления приговора в законную силу в прокуратуру поступает заявление или сообщение, показывающее, что существуют новые, не бывшие известными суду при постановлении приговора обстоятельства, которые сами по себе или вместе с обстоятельствами, ранее установленными, доказывают невиновность осужденного или совершение им менее тяжкого или более тяжкого преступления, чем то, за которое он был осужден, а равно доказывают виновность оправданного или лица, в отношении которого дело было прекращено в суде (п.3 ст.384 и ст.386 УПК РСФСР) 1,

Этим актом обусловливается также право производить предварительное расследование. После его вынесения совершаются все необходимые следственные действия с со­ блюдением норм уголовного судопроизводства, собираются судебные доказательства. Однако, несмотря на это, постановление прокурора о возбуждении производства по вновь открывшимся обстоятельствам не может быть полностью приравнено к акту возбуждения уголовного дела.

Между этими двумя процессуальными документами имеется весьма существенная разница. Первый из них не свидетельствует о наличии нового, до сих пор неизвестного преступного факта. Предметом производства, начатого по нему, являются обстоятельства, относящиеся к другому делу, хотя ранее и неизвестные.

Эти обстоятельства иногда могут подтвердить отсутствие в данном случае преступного деяния или резко изменить представление следственных и судебных органов о совершенном преступлении. В практике органов прокуратуры и суда Татарской АССР в 1960 году был, например, случай, когда новые обстоятельства, открывшиеся после вступления в законную силу приговора по факту хулиганства, показывали, что тут имело место не хулиганство, а нанесение тяжких телесных повреждений.

Но все же во всех подобных случаях, в отличие от акта возбуждения уголовного дела, речь идет об обстоятельствах и фактах, входящих в предмет доказывания по другому делу. Известный интерес представляет вопрос о соотношении акта возбуж­ дения уголовного дела и начала уголовного преследования.

  • В процессу­ альной теории он решался по-разному.
  • Раньше советские криминалисты единодушно исходили из того, что возбудить уголовное дело — это и значит приступить к уголовному 1 УПК РСФСР.
  • М, 1928, С.3 Раздел 1,
  • Понятие возбуждения уголовного дела,
  • Преследованию.
  • «Производство уголовного дела, — утверждал, например, Н.Н.

Полянский, — начинается возбуждением уголовного преступления. » 1, «Что такое возбуждение уголовного преследования. Это есть первоначальный акт, которым начинается уголовное дело», — говорил М.С. Строгович 2 и т.д. Но в то время никто из процессуалистов не проводил грани между уголовным преследованием и обвинением.

  • В результате этого напрашивался вывод о том, что обвинение тоже начинается непос­ редственно с акта возбуждения уголовного дела.
  • Между тем подобный вывод противоречил установившейся в Советском государстве процессуальной системе, которая строилась таким образом, что первоначальное обвинение формулировалось только в постановлении органа предварительного расследования о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

Вскоре в учебнике по уголовному процессу М.С. Строгович выдви­ нул положение, что уголовное преследование допустимо лишь в отноше­ нии обвиняемого и оно начинается с момента предъявления обвинения 2, Это положение получило более подробное освещение в его работе «Уголовное преследование в советском уголовном процессе».

  1. Причем, в этой работе автор под уголовным преследованием подразумевает обвинение 3,
  2. Однако, ряд процессуалистов высказались против такой трактовки вопроса.
  3. Они стали отличать уголовное преследование от обвинения. Так, Н.Н.
  4. Полянский полагает, что «обвинение — это понятие более узкое, ибо преследование — это не только обвинение».

«Понятие уголовного преследования,— говорит М.А. Чельцов, — шире понятия уголовного обвинения. В него входят действия, представляющие собою акты физического преследования (поимка при переходе границы, задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, а также действия, юридически оформляющие физическое преследование 4 «.

Таким образам, вопрос стал дискуссионным. В этой связи на страни­ цах журнала «Социалистическая законность» был организован свободный обмен мнениями между процессуалистами. В завершение дискуссии была помещена заключительная статья В. Познанского, к точке зрения которого присоединилась и редакция. В этой статье обосновывается тождественность понятий «обвинение» и «уголовное См.: Матер, учебной конференции следователей в прокуратуре СССР.

М, 1936.С.46 См.: Строгович М.С. Учебник по уголовному праву.М., 1938.С.106 3 См.: Стенограмма объединенного заседания секретарей уголовного процесса ИП АН СССР, ВИЮН и института криминалистики Прокуратуры СССР, Протокол от 20-26

Что делать если на вас завели уголовное дело?

Порядок ваших действий при возбуждении уголовного дела — Итак, если на Вас завели уголовное дело, необходимо придерживаться следующих правил:

  1. Требовать от следственных органов соблюдения Ваших законных прав — в первую очередь после задержания право на звонок родственникам;
  2. Активно пользоваться всеми законными правами — право на адвоката, право на отказ от дачи показаний. При этом по возможности необходимо подобрать компетентного правозащитника, заинтересованного в доказательстве Вашей невиновности;
  3. Требовать соблюдения законности проведения следственных действий, в особенности — законности проведения допросов;
  4. Требовать соблюдения законности при выяснении Вашего статуса — подозреваемого, обвиняемого, свидетеля. При отсутствии мотивированных доказательств требовать скорейшего освобождения и снятия обвинений;
  5. При нарушении Ваших прав — подавать жалобы в компетентные органы на сотрудников следствия.

Мы будем рады, если вы поделитесь этим материалом со своими друзьями в социальной сети. Читать подробнее: Что делать, если на вас заведено уголовное дело

Что является основанием для возбуждения уголовного дела?

Информация об изменениях: — Статья 140 дополнена частью 1.3 с 9 марта 2022 г. — Федеральный закон от 9 марта 2022 г. N 51-ФЗ 1.3. Поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, служат только материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.2.

Сколько времени нужно для возбуждения уголовного дела?

Как проходит процедура возбуждения уголовного дела — Возбуждение уголовного дела или дела об административном правонарушении должно быть принято в течение 3 суток с момента подачи соответствующего заявления. В случае, если необходимо проведение дополнительных ревизий и проверок, данный срок может быть продлен до 30 суток.

Когда нет состава преступления?

Руководитель следственного органа, следователь, дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела при отсутствии оснований для возбуждения последнего. Такими основаниями в соответствии со ст.24 УПК РФ являются: 1. Отсутствие события преступления – когда не было самого факта, о котором сообщалось в компетентный орган, или событие было ошибочно воспринято как преступное, либо когда по поводу существования соответствующего деяния, фигурировавшего в заявлении (сообщении) о преступлении, остались неразрешимые сомнения.

В силу принципа презумпции невиновности они должны толковаться в пользу обвиняемого.2. Отсутствие в деянии состава преступления – событие, о котором сообщено в заявлении (сообщении), пусть даже общественно опасное, имело место, однако за его совершение лицо не может подлежать уголовной ответственности.

Отказ в возбуждении уголовного дела допускается лишь в отношении конкретного лица. Разновидностями проявления указанного основания на практике являются: отсутствие обязательного признака субъекта преступления (недостижение возраста привлечения к уголовной ответственности); отсутствие вины; отсутствие общественно опасного деяния (малозначительность деяния, добровольный отказ от доведения преступления до конца); отсутствие какого-либо иного обязательного признака состава преступления; событие произошло, но не является противоправным (самоубийство, недонесение о преступлении).3.

Истечение сроков давности привлечения в уголовной ответственности – ст.78 УК РФ устанавливает, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: 2 года после совершения преступления небольшой тяжести, 6 лет -преступления средней тяжести, 10 лет — тяжкого преступления, 15 лет — особо тяжкого преступления.4.

Смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Данное основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела применимо и тогда, когда подозреваемого или обвиняемого в деле нет 5.

Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению.6. Отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях Генерального прокурора РФ, Председателя Следственного комитета РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы РФ, судьи Конституционного Суда, Верховного Суда РФ, в отношении иных судей.

При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос (умышленное сообщение о преступлении, которое в действительности не было совершено или было совершено не тем лицом, на которое указано в заявлении), предусмотренный ст.306 УК РФ.

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течении 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного органа или в суд, в порядке, установленном ст.ст.124, 125 УПК РФ. При этом возможность подачи жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела каким-либо сроком не ограничен.

Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, прокурор отменяет его и направляет начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении, отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с материалами направляет руководителю следственного органа.

Как отменить возбуждение уголовного дела?

Что важно знать при обжаловании отказа в возбуждении уголовного дела? — Уголовное преследование не может осуществляться в случае, если имеется неотмененное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ). К примеру, вы обратились в полицию с заявлением о причинении побоев.

Если на ваше заявление было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вы не вправе обращаться в суд в порядке частного обвинения (ст.318 УПК РФ). Поэтому отказ в возбуждении уголовного дела уничтожает возможности восстановления нарушенных прав и преследования виновных. Жалобу на отказ в возбуждении уголовного дела вправе подать любой участник уголовного судопроизводства или иное лицо в случае, если это решение затрагивает его интересы (123 и 125 УПК РФ).

Кроме того, в интересах заявителя жалобу может подать защитник, законный представитель или представитель. К примеру, если вы стали очевидцем преступления и полиция отказала вам в возбуждении уголовного дела, вы вправе оспорить это решение. Важно: закон не предусматривает сроков подачи жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела.

Можно ли повторно возбудить уголовное дело?

Защищая права и интересы моего доверителя – потерпевшего от мошеннических действий в сфере предпринимательской деятельности, мне пришлось на примере конкретного уголовного дела рассмотреть вопрос о применении в России общепризнанного международного правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) и других норм права, в которых закреплены аналогичные нормы.

Этот правовой принцип является важной составляющей в защите прав человека и распространяется на уголовные преступления (а также на правонарушения, которые могут быть приравнены к уголовным преступлениям в зависимости от совершенного деяния и применяемого наказания – см. ниже практику Европейского Суда по правам человека ).

Правовой принцип «non bis in idem» используется в качестве защиты лицом, в отношении которого велось уголовное преследование (первичное) и это лицо было окончательно осуждено или оправдано, а его пытаются повторно (вторично) по этому же делу: — преследовать (путем ведения повторного расследования уголовного дела) и/или — судить и наказать.

  1. Например, следователь (дознаватель) возбудил уголовное дело в отношении лица (подозреваемого, обвиняемого) и от имени государства стал осуществлять уголовное преследование.
  2. Если следователь (дознаватель) или суд, в соответствии с УПК РФ, прекратят возбужденное уголовное дело и уголовное преследование лица, то повторно нельзя возбуждать уголовное дело, осуществлять уголовное преследование этого лица, вновь судить это же лицо по этому же уголовному делу.

Примечание: Запрет на повторное уголовное преследование не препятствует пересмотру (повторному рассмотрению) дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами государства по новым или вновь открывшимся фактам (обстоятельствам). В предлагаемом Вашему вниманию деле мне, как адвокату, пришлось, отстаивая интересы моего доверителя – потерпевшего, не защищать осужденного, применяя правовой принцип «non bis in idem», а напротив, доказывать, что указанный правовой принцип в сложившихся обстоятельствах не применим (не было повторного уголовного преследования).

  1. На практике возникает ряд вопросов, связанных с правильным применением указанного правового принципа.
  2. Хочу изложить по этим вопросам свое мнение.1.
  3. Обстоятельства дела.
  4. Весной 2013 года потерпевший обратился в правоохранительные органы с заявлением о преступлении: хищении денежных средств, полученных контрагентом (акционерным обществом) для закупки товара по договору комиссии.

Потерпевший указал: денежные средства, полученные от него, генеральный директор акционерного общества частично присвоил, погасив свои (физического лица) кредиты, а частично вывел и обналичил через фирмы-«однодневки». Началась проверка в порядке ст.144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ.

Затянулась эта проверка на пять месяцев, с весны до осени 2013 г. Следователь отдела по расследованию преступлений МВД несколько раз выносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против генерального директора, которые отменялись прокуратурой по жалобам потерпевшего. Потерпевший неоднократно жаловался на нарушение следователем сроков проверки, бездействие следователя (доводы потерпевшего не проверялись; лица, причастные к совершению преступления, не опрашивались; фирмы-однодневки и лица, причастные к их деятельности, не проверялись).

Только осенью 2013 года следователь вынес еще одно, очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием в действиях генерального директора общества состава преступления ( ст.145 УПК РФ). В соответствии с гл.16 УПК РФ указанное постановление следователя потерпевший был вправе обжаловать прокурору или в суд.

  • Потерпевший обжаловал постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в суд.
  • И проиграл.
  • Причем и первую, и апелляционную инстанцию.
  • Жалоба потерпевшего на постановление следователя была оставлена без удовлетворения.
  • В следующем, 2014 году потерпевший обратился с жалобой на постановление следователя к надзирающему прокурору.

Прокурор своим постановлением от 2014 г. отменил постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. Вскоре следователь, наконец-то, увидел признаки преступления и основания для возбуждения уголовного дела. Уголовное дело было возбуждено в начале 2014 года.

  1. Генеральному директору предъявили обвинение (он получил статус обвиняемого) и после расследования дело было передано в суд.
  2. Приговором районного суда по уголовному делу в 2017 году подсудимый (генеральный директор общества) был признан виновным в мошенничестве, сопряженным с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенном в особо крупном размере, и осужден по ч.3 ст.159.4 УК РФ к наказанию в виде 2-х лет лишения свободы (условно).

Приговор был обжалован в апелляционном порядке адвокатом осужденного, а также адвокатом потерпевшего (как слишком мягкий). По результатам рассмотрения апелляционных жалоб суд апелляционной инстанции постановил: приговор в отношении осужденного генерального директора отменить, производство по делу прекратить на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

Основание судебного акта суда апелляционной инстанции: при уголовном преследовании осужденного генерального директора был нарушен правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же). На этом этапе потерпевший обратился ко мне с просьбой высказать свое мнение о правовой перспективе обжалования постановления апелляционной инстанции и сформировать правовую позицию для кассационной жалобы.2.

Суд апелляционной инстанции мотивировал свой судебный акт следующим. Примененные судом апелляционной инстанции нормы права и ссылки на судебные акты: — Общепризнанный правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же); — Ч.1 ст.50 Конституции РФ, согласно которой «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление».

  • П.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому «никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны».
  • П.1 ст.4 «Право не быть судимым или наказанным дважды» Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которому «никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства».

— Постановление Конституционного Суда РФ (далее – КС РФ) от 17.07.2002 № 13-П, определение КС РФ от 29.09.2015 № 1975-О, определение от 22.12.2015 № 2871-О в которых КС РФ многократно подчеркивал необходимость обеспечения правового принципа «non bis in idem», который «является конкретизацией общеправового принципа справедливости и направлен на обеспечение правовой безопасности и правовой стабильности».

Постановление Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) от 10.02.2009 г. по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации», в котором указано, что отступления от выполнения ст.4 Протокола № 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод на основании положений ст.15 не допускается.

Примечание: см. также решение ЕСПЧ от 03.10.2002 г. по делу «Цигарелла против Италии» (Zigarella – Italy) жалоба № 48154/99; постановление ЕСПЧ от 20.07.2004 г. по делу «Никитин против Российской Федерации» жалоба № 50178/99, на которые суд апелляционной инстанции не сослался.

  1. Ст.297 УПК РФ «приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым», «если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона».
  2. П.4 и п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ «уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям: наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению»; «наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела».
Читайте также:  Можно Ли Обжаловать Определение О Возврате Иска?

Апелляционный суд указал, что ст.27 УПК РФ на основании процессуальной аналогии подлежит применению в отношении осужденного генерального директора, когда на досудебном производстве следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

— Ч.1 ст.392 УПК РФ «вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации».

— Ч.4 ст.7 УПК РФ «определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения органа дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными». Суд апелляционной инстанции со ссылкой на вышеуказанные нормы права указал, что при наличии по делу постановления районного суда и апелляционного постановления судьи 2013 г.

(суды рассмотрели жалобу потерпевшего на постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела и оставили ее без удовлетворения) постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора получило статус окончательного решения компетентного органа, которым с соблюдением процедуры уголовного судопроизводства и норм материального права установлено отсутствие оснований для уголовного преследования данного лица.

По мнению апелляционного суда, надзирающий прокурор при отсутствии правовых оснований (игнорируя общепризнанный принцип международного права «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) и состоявшиеся судебные решения по проверке законности постановления следователя от 2013 г.) постановлением 2014 г.

отменил постановление следователя. Таким образом, прокурор «пересмотрел» состоявшиеся судебные постановления вопреки установленному уголовным судопроизводством порядку, «подменив» вышестоящие судебные инстанции. «Фактически инициировал «повторное» уголовное преследование». Апелляционный суд указал, что «при таких обстоятельствах все дальнейшие процессуальные решения и действия прокурора и следователя, в том числе возбуждение уголовного дела, сбор доказательств вины осужденного в преступлении и сами доказательства не могут быть признаны допустимыми».

«Приговор, постановленный на основе результатов такого предварительного расследования, не может быть признан судом апелляционной инстанции законным, обоснованным и справедливым, соответствующим требованиям ст.297 УПК РФ». «Поэтому приговор подлежит отмене на основании п.2 ст.389.15 УПК РФ, производство по делу прекращению».3.

По мнению автора, судом апелляционной инстанции (отменившим приговор) допущены существенные нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.1) Генеральный директор не был дважды (вторично, повторно) судим судом (осужден, наказан) за совершенное преступление, а также не был сначала оправдан судом, а затем осужден судом за одно и то же преступление.

Из буквального толкования общепризнанного правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), ч.1 ст.50 Конституции РФ, п.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п.1 ст.4 Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, следует, что недопустимо дважды быть судимым судом за одно и то же преступление.

  1. Между тем, генеральный директор был судим судом только один раз (судебное решение – приговор районного суда по уголовному делу).
  2. Именно по этому уголовному делу и только в этом деле судом устанавливалось наличие или отсутствие вины осужденного генерального директора в совершении преступления.
  3. Что же касается двух других судебных актов, на которые сослался суд апелляционной инстанции (по жалобе потерпевшего на постановление следователя от 2013 г.

об отказе в возбуждении уголовного дела), то по этому делу не осуществлялся суд над генеральным директором. Суды рассматривали жалобу потерпевшего на постановление следователя, т.е. оценивали не действия генерального директора, виновность или невиновность генерального директора, а процессуальное решение совсем другого лица – следователя.

Не является судебным актом в отношении генерального директора и постановление следователя 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. Следователь не может судить (он осуществляет досудебное производство) и не является судьей («судья – должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие» — п.54 ст.5 УПК РФ).

Уголовное дело по существу в отношении генерального директора следователь не рассматривал, решение о его невиновности или виновности и назначении ему наказания или об освобождении его от наказания следователь не принимал, т.к. в соответствии с ч.1 ст.118 Конституции РФ «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом», согласно ч.1 ст.8 УПК РФ, «правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом».

Исходя из изложенного, судим осужденный генеральный директор был только один раз (приговор районного суда по уголовному делу).2) Неправильное применение судом апелляционной инстанции Постановления ЕСПЧ от 10.02.2009 г. по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации». Во-первых, в указанном деле, в отличие от рассматриваемого дела осужденного генерального директора, Золотухин С.

был сначала признан виновным районным судом в совершении административного правонарушения (наказание в виде трех суток административного ареста за хулиганство), а затем было возбуждено уголовное дело и он был заключен под стражу и предан уголовному суду за то же правонарушение (хулиганство, за которое уже был осужден и понес наказание), хотя и был оправдан впоследствии уголовным судом по предъявленному обвинению (ч.2.

ст.213 УК РФ). Таким образом, Золотухин С., в отличие от осужденного генерального директора, действительно был судим дважды за одно правонарушение. Генерального директора суд по уголовному делу дважды не судил. Во-вторых, в деле генерального директора не было в 2013 г. «первоначального» уголовного преследования, завершившегося «окончательным» решением (в связи с вынесением постановления следователя от 2013 г.

об отказе в возбуждении уголовного дела и обжаловании потерпевшим указанного постановления следователя в суде первой и апелляционной инстанций), как ошибочно посчитал суд апелляционной инстанции по рассматриваемому делу. «Первоначальное» уголовное дело в 2013 году отсутствует, уголовное дело не было возбуждено в 2013 г., не было производства предварительного следствия (предварительного расследования преступления), не было судебного разбирательства ( п.51 ст.5 УПК РФ), не устанавливались все элементы состава преступления, в том числе вина генерального директора.

Следователем в 2013 г. рассматривалось лишь наличие или отсутствие признаков преступления, совершались процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении. Следователь принял не судебное решение, а процессуальное решение ( п.32 УПК РФ). Дело не рассматривалось следователем или судом по существу (см.

понятия «приговор», «суд», «суд первой инстанции», «судебное решение» — ст.5 УПК РФ). Генеральный директор при проведении первоначальных процессуальных действий следователя в 2013 году (проверка заявления о преступлении) не привлекался в качестве подозреваемого ( ст.46 УПК РФ), обвиняемого ( ст.47 УПК РФ), ему не предъявлялось обвинение ( п.22 ст.5 УПК РФ, ст.171 УК РФ).

  • Поэтому не было уголовного преследования генерального директора в 2013 г.
  • П.55 ст.5 УПК РФ – «уголовное преследование — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления»).
  • Отсутствует в 2013 г.
  • Какое-либо «итоговое судебное решение» — приговор, иное решение суда, вынесенное в ходе судебного разбирательства, которым уголовное дело разрешается по существу ( п.53.2 ст.5 УПК РФ).

Таким образом, суд апелляционной инстанции неправомерно сослался на Постановление ЕСПЧ от 10.02.2009 г. по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации», так как не было уголовного преследования генерального директора в 2013 г., обвинение в 2013 г.

  1. Ему не предъявлялось.
  2. Правовая позиция ЕСПЧ должна учитываться судом только тогда, когда обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшими предметом анализа и выводов ЕСПЧ.
  3. В деле Золотухина С.
  4. А также в иных судебных актах ЕСПЧ) и в деле осужденного генерального директора обстоятельства не являются аналогичными.3) Конституционный Суд РФ ни в одном из своих постановлений (определений) не указывал на возможность применения правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) так, как ошибочно истолковал и применил его суд апелляционной инстанции.

Поэтому ссылка суда апелляционной инстанции на судебные акты КС РФ не доказывает правомерность следующих выводов суда. а) Суд апелляционной инстанции сделал в своем судебном акте несколько ошибочных выводов, а именно: «По смыслу закона вышеназванный общепризнанный правовой принцип распространяется на все стадии уголовного процесса».

  1. «Если в возбуждении уголовного дела было отказано, то всякое дальнейшее (повторное) преследование и назначение наказания по тому же обвинению невозможно».
  2. Примечание: Вероятно суд апелляционной инстанции использовал при мотивировке Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л.
  3. Кононова к Постановлению КС РФ от 19.03.2003 г.

№ 3-П (не является судебным актом КС РФ). Но на особое мнение судьи не сослался, понимая, что это только мнение судьи, а не КС РФ. Суд апелляционной инстанции не учел следующего: Уголовное судопроизводство – досудебное и судебное производство по уголовному делу ( п.56 ст.5 УПК РФ) Досудебное производство – уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения по существу ( п.9 ст.5 УПК РФ).

  1. В содержание досудебного производства входят две стадии – возбуждение уголовного дела (раздел VII УПК РФ) и предварительное расследование преступлений (раздел VIII УПК РФ).
  2. Таким образом, когда следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела – это первоначальная стадия уголовного судопроизводства, уголовного процесса, но на этой стадии нет и не может быть обвинения лица (так как еще не возбуждено уголовное дело), нет уголовного расследования, нет уголовного преследования лица (возникает только после возбуждения уголовного дела).

Исходя из изложенного, никакого повторного преследования осужденного генерального директора никаких двух расследований в отношении него не проводилось и предъявления двух тождественных обвинений ему не было. Правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) в рассматриваемой ситуации не применим.

б) Примененное судом апелляционной инстанции толкование правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) не соответствует Конституции РФ, Общепризнанные принципы и нормы международного права, а также Конвенция о защите прав человека и основных свобод, как международный договор России, являются составной частью ее правовой системы.

Но эти нормы не выше Конституции РФ, которая имеет высшую юридическую силу. Действительно согласно ч.1 ст.50 Конституции РФ «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление». Однако в этой конституционной норме права речь идет о недопустимости повторного осуждения, а не о запрете на дополнительную проверку следователем сообщения о преступлении по указанию надзирающего прокурора.

  1. Кроме того, в соответствии со статьей 52 Конституции РФ, «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом.
  2. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».
  3. Уголовное судопроизводство должно гармонично сочетать с одной стороны защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений, а с другой стороны защищать лиц от незаконного и необоснованного уголовного преследования, обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

Таким образом, должен соблюдаться баланс интересов всех лиц. В противном случае назначение уголовного судопроизводства не будет достигнуто. Толкование указанных норм права, примененное апелляционным судом, существенно нарушает права потерпевших от преступлений.

При таком применении норм права нарушается баланс между правами и интересами лица, в отношении которого проводится проверка сведений о преступлении, и правами и законными интересами потерпевших от преступления.4) Суд апелляционной инстанции неправомерно посчитал незаконными действия надзирающего прокурора, отменившего своим постановлением от 2014 г.

постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. Надзирающий прокурор в пределах своей компетенции и в соответствии с УПК РФ ( ст.37 УПК РФ, ФЗ «О прокуратуре РФ») отменил постановления следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела.

Так как никакого повторного преследования, расследования в отношении осужденного генерального директора не проводилось, то прокурор не нарушил правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), ч.1 ст.50 Конституции РФ, п.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п.1 ст.4 Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как ошибочно посчитал суд апелляционной инстанции.

«Повторное» уголовное преследование прокурор не осуществлял. Судебные акты 2013 г., на которые сослался суд апелляционной инстанции (и которые якобы прокурор «игнорировал», «пересмотрел», («подменив» вышестоящие судебные инстанции), не выносились в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении генерального директора.

  • В указанных судах уголовное дело по существу не рассматривалось.
  • Как видно из мотивировочной части указанных судебных актов, суды постановили оставить без удовлетворения жалобу потерпевшего на постановление следователя.
  • Таким образом, в указанных судебных актах не содержится указания на какие-либо обязательные для выполнения обязанности соответствующих органов, должностных лиц совершить определенные действия, принять решения или воздержаться от каких-либо действий, принятия решений.

Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению указанных судебных актов со стороны надзирающего прокурора отсутствует. Поэтому, усмотрев в порядке надзора нарушение следователем требований уголовно-процессуального закона, не исполнение указаний прокурора, руководителя следственного органа о проведении необходимых проверочных мероприятий, надзирающий прокурор правомерно, обоснованно и на основании норм УПК РФ вынес постановление от 2014 г.

Об отмене постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела. Следует отметить, что прокурор действовал не по своей инициативе, а по жалобе потерпевшего от преступления. В соответствии с п.1 ч.1 ст.6 УПК РФ, уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Исходя из изложенного, ч.4 ст.7 УПК РФ и ч.1 ст.392 УПК РФ прокурор не нарушил. Кроме того, указанное постановление прокурора заинтересованное лицо (генеральный директор) могло обжаловать вышестоящему прокурору или в суд, в порядке, установленном гл.16 УПК РФ.5) Неправомерное (ошибочное) применение судом апелляционной инстанции процессуальной аналогии, применении ст.27 УПК РФ.

Апелляционный суд указал, что ст.27 УПК РФ на основании процессуальной аналогии подлежит применению в отношении генерального директора, когда на досудебном производстве следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом апелляционным судом сделана ссылка на то, что КС РФ неоднократно выражал правовую позицию о допустимости применения правил процессуальной аналогии.

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание следующее: Норма ст.27 УПК РФ установлена во избежание «параллельных» производств по уголовному делу. В рассматриваемом деле никакого «параллельного» производства» не было. Аналогия права (применение общих принципов осуществления правосудия в РФ) используется в ситуации наличия пробела в праве.

  1. Аналогия закона используется, когда отсутствуют нормы процессуального права и тогда суд применяет норму права, регулирующую сходные отношения.
  2. Между тем, в рассматриваемой ситуации никакого пробела в праве нет.
  3. Кроме того, отсутствуют сходные правоотношения с правоотношениями, о которых идет речь в ст.27 УПК РФ.

Разные стадии уголовного судопроизводства по-разному регулируются и это не означает, что существует пробел в праве. С учетом изложенного, ссылка суда на правовую позицию КС РФ о применении правил процессуальной аналогии при отсутствии пробела в праве неправомерна.

Ссылаясь на применение процессуальной аналогии, суд апелляционной инстанции фактически пытается обосновать свой ошибочный и не основанный на законодательстве вывод. Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции неправильно применил общепризнанный правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), нормы международного права, судебную практику ЕСПЧ и КС РФ; существенно нарушил нормы уголовного и уголовно-процессуального закона (неверно применен закон), неправильно применил процессуальную аналогию, что привело к судебной ошибке (неправомерно отменен приговор суда первой инстанции).

Общие выводы о том, как должен применяться правовой принцип «запрет на повторное преследование».1. Имеются объективные сложности в том, как отличить добросовестного предпринимателя, который сработал в убыток и разорился (добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются – п.5 ст.10 Гражданского кодекса РФ) от преступника, который совершил мошенничество в сфере предпринимательской деятельности.

  • Принцип права «non bis in idem» дисциплинирует лиц, осуществляющих досудебное уголовное судопроизводство, а также лиц, осуществляющих контроль за их деятельностью (прокуратура, суды), заставляет ответственно, более качественно, профессионально работать.
  • Поэтому соблюдение этого правового принципа в уголовном процессе (судопроизводстве) так важно.2.

Как показывает судебная практика в судах возникают проблемы с определением: ведется ли уголовное преследование или нет на стадии с момента получения правоохранительными органами заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела (при проверке данных, указывающих на наличие или отсутствие признаков преступления).

  • Некоторые юристы (судьи) полагают, что уголовное преследование ведется на всех стадиях уголовного процесса (уголовного судопроизводства), т.е.
  • С момента получения заявления о преступлении.
  • Автор считает иначе: уголовное преследование возможно только после возбуждения уголовного дела.
  • Известная автору судебная практика ЕСПЧ по данному вопросу касается ситуаций, когда уголовное дело возбуждалось дважды.3.

Отдельный вопрос — возможность применения рассматриваемого принципа права не только в уголовном, но и в иных процессах, а также при защите интересов юридических лиц. Конституционный Суд РФ (путем толкования Конституции РФ ), ЕСПЧ (путем толкования международных норм права) в целом ряде своих судебных актов распространяли правовые гарантии защиты прав и интересов физических лиц на юридические лица, а также общие принципы уголовного права, уголовного процесса на административные правоотношения.

В связи с этим, правовой принцип «non bis in idem», по мнению автора, может быть применен как к физическим, так и юридическим лицам и не только в уголовном процессе, но и в административном, налоговом, антимонопольном и других процессах, где возникают правоотношения, основанные на административном или ином властном подчинении одной стороны другой.

Примечание: Справедливости ради следует отметить, что на возможность такого расширительного применения рассматриваемого принципа права задолго до автора, еще в 2003 и 2009 годах, обратил внимание адвокат Бубон Константин Владимирович (см. его статью 2003 года «Повторная ответственность в законодательстве РФ» на сайте http://www.proza.ru/2003/09/06-110; статью 2009 года «Повторная ответственность.

Практика ЕСПЧ» на сайте http://www.proza.ru/2009/05/10/174; статью в журнале «Адвокат», апрель 2009 г.). Если допустить, что это именно так, то в связи с этим возникает целый ряд интересных вопросов, например, вправе ли налоговые органы проводить повторную выездную налоговую проверку налогоплательщика в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего проверку.

Пунктом 10 статьи 89 НК РФ это предусмотрено, но насколько это соответствует правовому принципу «non bis in idem» и соответствует ли указанное положение НК РФ ч.1 ст.50 Конституции РФ? Можно привести и иные примеры. Таким образом, правовой принцип «non bis in idem» вполне возможно должен иметь гораздо большее применение.

Что является основанием для возбуждения уголовного дела?

Информация об изменениях: — Статья 140 дополнена частью 1.3 с 9 марта 2022 г. — Федеральный закон от 9 марта 2022 г. N 51-ФЗ 1.3. Поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, служат только материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.2.

Что представляет собой основание для возбуждения уголовного дела?

Что делать, если правоохранительные органы отказывают в возбуждении уголовного дела — Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжаловать. Для этого подается соответствующее заявление вышестоящему руководителю, а также в прокуратуру.

Как Упк определяет основания к возбуждению уголовного дела?

Основания возбуждения уголовного дела Адвокат Антонов А.П. В УПК РФ предусмотрено две формы возбуждения уголовного дела. Первая, чаще всего встречающаяся, — это процессуальное решение о наличии в распоряжении следователя (дознавателя и др.) достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления, и предусмотренного ст.

ст.140 — 143 УПК РФ источника таковых. Это решение должно быть оформлено постановлением о возбуждении уголовного дела. Вторая форма возбуждения уголовного дела предусмотрена для некоторых дел частного обвинения. Однако о ней говорится не в главе 20 УПК РФ, а значит, она не имеет отношения к положениям, закрепленным в п.1 ч.1 ст.46 УПК РФ.

Уже только поэтому мы не можем согласиться с утверждением И.Л. Петрухина, согласно которому подозреваемым является любое лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело частного обвинения. Когда же наступает момент возбуждения уголовного дела в порядке, который установлен главой 20 УПК РФ? И, соответственно, с какого момента в уголовном процессе в этом случае появляется подозреваемый? Ответ на поставленные вопросы может быть один: после того как решение о возбуждении уголовного дела должным образом оформлено и подписано компетентным на то должностным лицом (органом), или, иначе, с момента подписания постановления о возбуждении уголовного дела следователем (дознавателем и др.).

По общему правилу с этого времени, если уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица, указанное лицо наделяется правовым статусом подозреваемого. Возбуждение уголовного дела должно осуществляться «по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса». Под «настоящим Кодексом» здесь понимается УПК РФ.

Юридическое понятие оснований возбуждения уголовного дела, о которых идет речь в п.1 ч.1 ст.46 УПК РФ, определено ч.2 ст.140 УПК РФ. Здесь, в частности, сказано, что «основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

  • Чтобы получить более полное представление о названном понятии, следует определиться с ответами на два вопроса:
  • — о каких признаках здесь идет речь;
  • — что значит «достаточные данные»?

Признаки преступления — это уголовно-правовое понятие, используемое в двух значениях: понятиеобразующие признаки преступления и признаки состава преступления. Последовательно ли использование термина «признаки состава преступления» без каких-либо дополнительных оговорок и в уголовном процессе для характеристики фактических оснований возбуждения уголовного дела? Думается, что нет, по двум причинам.

Во-первых, говоря вообще о признаках состава преступления, процессуалисты заставляют правоприменителя думать, что возбуждение уголовного дела возможно только при наличии такового (наличии всех признаков состава преступления). Во-вторых, отсутствие конкретизации, о каких признаках состава преступления идет речь, приводит к абсурдному по своей сути выводу, что достаточные данные о любых признаках состава преступления есть фактическое основание для возбуждения уголовного дела.

Ни признаки субъекта, ни признаки субъективной стороны состава преступления в отрыве от признаков объективной стороны состава преступления не имеют никакого значения для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Задача установления субъекта и субъективной стороны состава преступления стоит перед следующей за возбуждением уголовного дела стадией — стадией предварительного расследования.

Только после производства следственных действий допустимо говорить о какой-либо степени доказанности вины лица в совершении преступления. Устанавливать лицо, совершившее преступление, средствами предварительной проверки заявлений, сообщений о преступлении недопустимо. Соответственно, можно сделать вывод, что в ч.2 ст.140 УПК РФ под основаниями для возбуждения уголовного дела понимаются имеющиеся в распоряжении компетентного органа достаточные данные, указывающие на процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления.

Такой позиции, касаясь оснований для возбуждения уголовного дела, придерживается большинство процессуалистов. Между тем необходимо обратить особое внимание на то обстоятельство, что речь здесь идет не обо всех признаках объективной стороны состава преступления.

Только наличие у органов предварительного расследования сведений о признаках общественно опасного деяния и признаках общественно опасных последствий его совершения может стать причиной возникновения того или иного анализируемого нами уголовно-процессуального правоотношения. Теперь несколько слов о том, что же понимается под термином «достаточные данные».

Достаточными данные становятся после того, как в распоряжении компетентного возбудить уголовное дело органа появится такая совокупность материалов (доказательств), которая порождает достоверное знание о бесспорном наличии совокупности уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления, которая позволяет принять решение о возбуждении уголовного дела.

  1. Обычно достаточные данные появляются в результате проведения предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, но иногда они могут содержаться и непосредственно в поводе для начала уголовного процесса (поводе для возбуждения уголовного дела).
  2. По общему правилу следователь (дознаватель и др.) вправе самостоятельно принимать решение о возбуждении уголовного дела.

Из него существует всего одно исключение. При отсутствии заявления потерпевшего (его законного представителя) по делам частно-публичного обвинения в случае совершения преступления в отношении лица, которое не может защищать свои права и законные интересы, дознаватель (орган дознания, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, руководитель либо член группы дознавателей) вправе возбудить уголовное дело лишь с согласия прокурора.

Такое уголовное дело может быть возбуждено и в отношении конкретного лица. С общим порядком все ясно. Решение о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица выносит (постановление оформляет) сам следователь (дознаватель и др.). Как только такое постановление им подписано, в уголовном процессе появляется подозреваемый.

С ситуацией, когда уголовное дело может быть возбуждено лишь с согласия прокурора, не все так просто. В какой момент в уголовном процессе в этом случае появится подозреваемый: когда свою подпись на постановлении поставил дознаватель (начальник подразделения дознания и др.) либо когда согласие дал (удостоверил таковое собственной подписью) прокурор? Или, иначе, кто возбуждает такое уголовное дело: дознаватель, который выносит постановление, или же прокурор, дающий на это согласие? Для того чтобы дать правильный, соответствующий букве закона ответ на поставленный вопрос, следует сделать небольшой анализ содержания ч.4 ст.147 УПК РФ.

В ч.4 ст.147 УПК РФ говорится о том, что дознаватель возбуждает уголовное дело. Здесь не сказано, что дознаватель ходатайствует перед прокурором о принятии надлежащего решения, как обстоят дела с порядком принятия некоторых других уголовно-процессуальных решений (к примеру, с принятием решения о продлении срока дознания, где перед прокурором возбуждается соответствующее ходатайство).

Иначе говоря, редакция данной части ст.147 УПК РФ позволяет заключить, что решение о возбуждении уголовного дела принимается не лицом, дающим на него согласие, а дознавателем (начальником подразделения дознания и др.). Для того чтобы лицо стало подозреваемым по правилам, предусмотренным п.1 ч.1 ст.46 УПК РФ, должен быть соблюден порядок возбуждения уголовных дел, установленный главой 20 УПК РФ.

  1. Этот порядок закреплен в ст.
  2. Ст.146 и 147 УПК РФ.
  3. На такое понимание данного словосочетания наводит толкование понятий «порядок» и «установленный».
  4. Порядок — это правила, по которым совершается (по которым должно происходить, совершаться) что-нибудь.
  5. Глагол «установить» означает определить, назначить, утвердить, ввести в действие.
Читайте также:  Какой Срок Может Быть Подана Апелляционная Жалоба?

Устанавливать значит делать обязательным правилом. Обязательные правила процедуры возбуждения уголовных дел публичного обвинения закреплены в ст.146 УПК РФ, а того же рода правила, касающиеся дел частно-публичного обвинения, — в ст.147 УПК РФ.

  1. Применительно к порядку возбуждения уголовных дел публичного обвинения речь идет о следующих правилах:
  2. 1) для возбуждения уголовного дела необходимо наличие предусмотренных ст.140 УПК РФ повода и основания;
  3. 2) решение о возбуждении уголовного дела принимает следователь (дознаватель и др.);

3) обязательно соблюдение предусмотренной ч.2 и 3 ст.146 УПК РФ процессуальной формы постановления о возбуждении уголовного дела. Порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частно-публичного и частного обвинения менее регламентирован уголовно-процессуальным законом.

Тем не менее представляется, что все вышеуказанные основные правила возбуждения уголовных дел публичного обвинения распространимы и на порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частно-публичного и частного обвинения. Единственное отличие этих процедур заключается в том, что дела частно-публичного и частного обвинения по общему правилу возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (законного представителя потерпевшего, а в случае смерти потерпевшего — по заявлению его близкого родственника).

Без такой жалобы следователь (руководитель следственного органа, руководитель или член следственной группы) вправе возбудить уголовное дело частно-публичного или частного обвинения, только если преступление, о котором им стало известно, совершено в отношении лица, которое не может защищать свои права и законные интересы (в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам).

Какие следственные действия следователь может проводить до возбуждения уголовного дела?

Следственные действия до возбуждения уголовного дела. Раздел «Уголовные дела» Опубликовано в журнале №7 год — 2013 Рыжаков А.П., заслуженный работник высшей школы РФ, профессор ТФ МЮИ Пунктом 8 Федерального закона от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ «О внесении изменения в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» существенно расширен круг следственных действий, которые в настоящее время обязаны (вправе) осуществлять следователь (дознаватель и др.) на стадии возбуждения уголовного дела.

Помимо того новой редакцией ч.1 ст.144 УПК РФ законодатель предусмотрел ряд дополнительных средств предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. Одни из них были предусмотрены УПК РСФСР. Другие выработаны практикой деятельности органов предварительного расследования и, наконец, стали в какой-то степени «процессуальными» (по меньшей мере, предусмотренными УПК РФ средствами).

Третьи существовали и в ранее действовавшей правовой уголовно-процессуальной действительности, однако могли быть законным образом реализованы лишь на стадии предварительного расследования. Сейчас у них появилась специфика, которая выразилась не только тем обстоятельством, что их разрешено реализовывать на первоначальной стадии уголовного процесса.

Именно расширению круга следственных действий, которые в настоящее время вправе производить органы предварительного расследования, и посвящена настоящая статья. Речь идет: 1) о получении образцов для сравнительного исследования; 2) о судебной экспертизе; 3) об осмотре документов и (или) предметов. А теперь обо всем по порядку.

Прежде чем приступить к характеристике таковых, стоит заметить, что Закон неодинаково подошел к условиям, позволяющим приступать к таковым. О чем речь? Да о том, что осмотр трупа до возбуждения уголовного дела он дозволяет производить лишь «при необходимости» (ч.4 ст.178 УПК РФ), а освидетельствование – «в случаях, не терпящих отлагательства» (ч.1 ст.179 УПК РФ).

В отношении же других следственных действий подобных требований закон не содержит (ч.2 ст.176, ч.4 ст.195, ч.1 ст.202 УПК РФ). Более того, до введения в действие Федерального закона от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела мог быть произведен также только «в случаях, не терпящих отлагательства».

Сейчас же это обязательное условие производства искомого процессуального действия в ходе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении из ч.2 ст.176 УПК РФ законодателем почему-то убрано. Выходит, в настоящее время законодатель дозволяет производство до возбуждения уголовного дела осмотра места происшествия, документов, предметов, получение образцов для сравнительного исследования, а равно назначение (производство) судебной экспертизы и в ситуации, когда эти следственные действия не являются неотложными.

Хуже того, вполне уместно заключение, что таковые могут быть произведены и при отсутствии в этом необходимости. Резонно замечание, что любое следственное действие может быть произведено лишь в случае наличия к тому фактических оснований. И то обстоятельство, что законодатель в ч.2 ст.176, ч.4 ст.195, ч.1 ст.202 УПК РФ не упомянул, что до возбуждения уголовного дела следственное действие может быть произведено лишь при необходимости, не дозволяет приступать к его осуществлению без наличия к тому фактических, как, впрочем, и юридических оснований.

Так-то оно так. Но фактические основания производства осмотра документа (предмета), получения образцов для сравнительного исследования и т.п. могут иметь место, но необходимость в производстве таковых на стадии возбуждения уголовного дела может отсутствовать.

  1. Зачем в этой ситуации наделять орган предварительного расследования правом производства следственного действия на этапе, когда еще не известно, имело ли, собственно, место само общественно опасное деяние? Вряд ли такое дозволение оправданно.
  2. Допустим, решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту приобретения огромной партии дорогостоящих технических средств.

Пока следователь не располагает достаточными данными, указывающими на наличие в искомом факте признаков преступления, зачем ему позволять (при отсутствии к тому необходимости) осматривать каждый из данных приборов? Тем более, думается, не стоило ему разрешать и изъятие таковых в ходе осмотра.

При действующей же редакции Закона следователь (дознаватель и др.) вполне может 10 дней осматривать предметы, препятствуя тем самым их обороту, влияя на результаты экономической деятельности юридического лица, несмотря на то что у него отсутствуют основания возбуждения уголовного дела в отношении соответствующих должностных лиц.

Думается, что такая неточность законодателя может привести к злоупотреблениям со стороны некоторых следователей (дознавателей и др.). Средство предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении в этом случае превратится в законное средство давления на предпринимателя.

А если бы в ч.2 ст.176, ч.4 ст.195, ч.1 ст.202 УПК РФ или хотя бы в ч.1 ст.144 УПК РФ было прямо закреплено требование, согласно которому осмотр места происшествия, документа, предмета, назначение и производство судебной экспертизы, получение образцов для сравнительного исследования могут быть произведены до возбуждения уголовного дела лишь при наличии к тому необходимости, а еще лучше – «лишь в случаях, не терпящих отлагательств», то орган предварительного расследования обязан был бы мотивировать свое решение о производстве любого из перечисленных следственных действий.

У него было бы меньше возможностей использовать предоставленное ему уголовно-процессуальное право не в целях решения задач, стоящих перед уголовным судопроизводством. А теперь переходим к анализу следственных действий, которые могут быть реализованы в целях сбора достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Первым законодатель в ч.1 ст.144 УПК упоминает о получении образцов для сравнительного исследования. Если бы одновременно тем же Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ он не внес изменения и в ч.1 ст.202 УПК РФ, можно было бы предположить, что до возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель и др.) вправе получать образцы для сравнительного исследования не путем производства одноименного следственного действия, а всего-навсего реализуя предусмотренное ч.1 ст.144 УПК РФ средство предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении.

Однако законодатель в ч.1 ст.202 УПК РФ не только продублировал право следователя (дознавателя и др.) получать образцы для сравнительного исследования до возбуждения уголовного дела. Он расширил круг лиц, в отношении которых может быть произведено рассматриваемое следственное действие.

Помимо подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, у которых соответствующие образцы получались и ранее, по прямому указанию законодателя в соответствии с ч.1 ст.144 УПК РФ образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования могут быть взяты и у иных физических лиц и представителей юридических лиц.

Таким образом, до возбуждения уголовного дела орган предварительного расследования вправе произвести следственное действие, именуемое получением образцов для сравнительного исследования. Данное следственное действие представляет собой изъятие (добровольное или принудительное) у физических лиц образцов почерка, отпечатков пальцев рук, объектов выделения человеческого организма и иных образцов для установления наличия (отсутствия) их связи с имеющимися в материале проверки заявления (сообщения) о преступлении доказательствами (записками, отпечатками пальцев рук, пятнами крови, изъятыми на месте происшествия, и др.).

  1. Задача, стоящая перед таким получением образцов для сравнительного исследования, – собирание эталонного материала (образца), который может быть использован для проведения сравнительного экспертного исследования имеющегося в материале проверки заявления (сообщения) о преступлении доказательства.
  2. Специфические условия получения образцов для сравнительного исследования: 1) получаться образцы могут только у физических лиц; 2) не применяется принуждение при изъятии образцов, которые сопряжены с действиями субъекта (образцы почерка, дорожки следов и т.п.); 3) получаются образцы, лишь когда возникла необходимость проверить, оставлены ли лицом, у которого они берутся, следы в определенном месте или на вещественных доказательствах.

Фактическое основание получения образцов для сравнительного исследования может быть двух видов: 1) доказательства, полное, всестороннее и (или) объективное исследование которых возможно только при наличии образцов (эталонов); 2) доказательства, при сравнении которых с образцами возможно получение дополнительного для материала проверки заявления (сообщения) о преступлении доказательства.

  1. Юридическое основание – постановление следователя (дознавателя и др.).
  2. В рамках подготовки к получению образцов для сравнительного исследования: 1) принимается решение о необходимости и возможности получения образцов для сравнительного исследования; 2) выносится соответствующее постановление; 3) приглашается специалист, если это необходимо.

На практике зачастую приглашаются и понятые. Однако закон этого делать не требует. Порядок получения образцов для сравнительного исследования общий: 1) разъяснение прав и обязанностей участникам (если есть в этом необходимость, они предупреждаются о неразглашении данных досудебного производства в порядке, установленном ст.161 УПК РФ), ответственности и порядка производства следственного действия; 2) собственно изъятие (получение) образцов для сравнительного исследования, сопровождающееся принуждением, если таковое не помешает получению желаемого результата и притом не будут нарушены обязательные условия производства этого процессуального действия; 3) составление протокола по правилам ст.166, 167, 202 УПК РФ.

Следующее следственное действие, которое может быть произведено до возбуждения уголовного дела, – это судебная экспертиза. Судебная экспертиза на стадии возбуждения уголовного дела – это следственное действие, представляющее собой особую, установленную уголовно-процессуальным законом форму исследования доказательств (содержащихся в доказательствах, на теле физического лица сведений), производимую по поручению следователя (дознавателя и др.) предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложной информации лицами, сведущими в специальных отраслях знания, и завершающуюся составлением заключения по специальным вопросам(1).

Задачей производства судебной экспертизы является получение новых знаний (сведений) за счет проведения исследований лицами, сведущими в специальных отраслях знания (но не юриспруденции). Специфические условия производства судебной экспертизы: 1) вопросы задаются только в области специальных отраслей знаний, обычно в области науки, техники, искусства и (или) ремесла; 2) вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта; 3) нельзя задавать вопросы в той области знаний, которая считается общеизвестной для следователей (дознавателей и др.); 4) судебной экспертизе можно подвергать только: а) доказательства, б) труп, в) физическое лицо, принимающее участие в предварительной проверке заявления (сообщения) о преступлении.

  1. 1) За основу взяты определения, данные Ю.Н.
  2. Белозеровым и др.
  3. См.: Смирнов А.В.
  4. Уголовный процесс (Возбуждение уголовного дела.
  5. Предварительное расследование) : методические указания слушателям-заочникам.
  6. М., 1989.
  7. С.45; Белозеров Ю.Н.
  8. Производство следственных действий / Ю.Н.
  9. Белозеров, В.В. Рябоконь.

– М., 1990. – С.51). Общим фактическим основанием назначения и производства судебной экспертизы являются доказательства (содержащиеся в доказательствах, на теле физического лица сведения), исследование которых с помощью специальных познаний, обычно в науке, технике, искусстве или ремесле, может привести к появлению в уголовном процессе новых сведений (доказательств).

На следователе (дознавателе и др.) не лежит обязанности назначения судебной экспертизы во всех случаях наличия фактических оснований производства таковой. Тем более это правило касается случаев проведения экспертных исследований на стадии возбуждения уголовного дела. В законе закреплены и специальные основания, которые налагают на следователя (дознавателя и др.) обязанность назначения судебной экспертизы.

Это: а) доказательства, вызывающие сомнение по поводу вменяемости обвиняемого (подозреваемого) или способности к моменту производства по делу самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; б) доказательства, вызывающие сомнение в способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правдивые показания (из-за его психического или физического состояния); в) отсутствие в деле доказательств, удостоверяющих возраст обвиняемого, подозреваемого и (или) потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела.

Нетрудно заметить, что в этом случае речь идет о производстве судебной экспертизы на стадии предварительного расследования, а не на стадии возбуждения уголовного дела. При наличии в распоряжении органа предварительного расследования аналогичной совокупности доказательств в отношении пострадавшего, лица, в отношении которого производится проверка сообщения о преступлении, очевидца и т.п., обязанность назначения судебной экспертизы у следователя (дознавателя и др.) возникает только после принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела.

Несколько иначе, думается, следует отнестись к другим случаям обязательного производства судебных экспертиз. Иногда трудно принять обоснованное решение о возбуждении уголовного дела, не установив характер причиненного вреда здоровью пострадавшего, а также наличие признаков насильственной смерти лица.

В этом случае мы бы рекомендовали назначать судебную экспертизу уже в ходе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. То же самое касается случаев, когда необходимо установить, является ли обнаруженный у лица предмет холодным или огнестрельным оружием, взрывчатым, наркотическим веществом и др.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ отмечено, что для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое), их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления, производства или переработки, а также для установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические вещества, требуются специальные знания, суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов(1).

(1) См.: О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – № 8. Данная рекомендация в полной мере касается и органов предварительного расследования, рассматривающих и разрешающих заявления (сообщения) о преступлениях, связанных с незаконным приобретением, хранением, перевозкой и т.п.

наркотических средств, психотропных веществ и др. Юридическим основанием производства судебной экспертизы всегда является соответствующее постановление компетентного органа. По судебному решению возможно помещение не содержащегося под стражей обвиняемого или подозреваемого в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы.

Однако на стадии возбуждения уголовного дела не может быть подозреваемого, а тем более обвиняемого. Поэтому такого рода решение в ходе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении принято быть не может. Порядок назначения судебной экспертизы и последовательность действий, его составляющих, следующий: 1.

До назначения эксперта следователь (дознаватель и др.) выясняет необходимые данные о специальности и компетентности эксперта.2. Выносится мотивированное постановление о назначении судебной экспертизы.3. Если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, следователь (дознаватель и др.): а) вызывает к себе лицо, которому поручается производство судебной экспертизы; б) удостоверяется в его личности, специальности и компетентности; в) устанавливает отношение эксперта к лицу, в отношении которого производится проверка заявления (сообщения) о преступлении, и пострадавшему; г) проверяет, нет ли оснований к его отводу; д) вручает постановление о назначении судебной экспертизы; е) разъясняет эксперту права и обязанности, предусмотренные ст.57 УПК РФ; ж) предупреждает его об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; з) делает отметку о выполнении этих действий в оставляемой у себя копии постановления о назначении судебной экспертизы, сделанная запись удостоверяется подписью эксперта; и) составляет протокол, если эксперт делает какие-либо заявления или возбуждает ходатайства.4.

  1. Если судебная экспертиза производится в экспертном учреждении, следователь (дознаватель и др.) направляет постановление в экспертное учреждение.
  2. Порядок производства судебной экспертизы: 1.
  3. Руководитель экспертного учреждения поручает производство судебной экспертизы одному или нескольким сотрудникам данного учреждения и уведомляет об этом следователя (дознавателя и др.).2.

Руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет сотрудникам, которым поручено производство судебной экспертизы, права и ответственность, предусмотренные ст.57 УПК РФ, предупреждает их об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.307 УК, о чем отбирает у них подписку.3.

Проведение исследования (опытных действий).4. Следователь (дознаватель и др.), лицо, в отношении которого производится проверка заявления (сообщения) о преступлении, его защитник с разрешения следователя (дознавателя и др.) вправе присутствовать при производстве судебной экспертизы.5. Эксперт составляет заключение от своего имени на основании произведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями.

Заключение дается в письменном виде и подписывается экспертом.6. Заключение эксперта вместе с подпиской эксперта направляется следователю (дознавателю и др.) для приобщения к материалу предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. В ч.1 ст.144 УПК РФ прямо закреплено право следователя (дознавателя и др.) получать заключение эксперта «в разумный срок».

Иначе говоря, задержка срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении не может быть обоснована отсутствием у следователя (дознавателя и др.) заключения эксперта. Если в разумный срок получить таковое невозможно, следует принять то завершающее проверку решение, для которого наличествуют основания.

Когда и без заключения эксперта орган предварительного расследования располагает достаточными данными, указывающими на значимые для уголовного процесса признаки преступления, должно быть возбуждено уголовное дело. Если затем вместе с результатами судебной экспертизы в деле появятся обстоятельства, исключающие производство по делу, должно быть вынесено решение о прекращении уголовного дела.

  1. И в такой ситуации как постановление о прекращении уголовного дела, так и постановление о возбуждении уголовного дела являются законными.
  2. Требование получения заключения эксперта в разумный срок обязывает орган предварительного расследования по истечении срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении при отсутствии фактических оснований для возбуждения уголовного дела принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Если же через некоторое время после своевременного вынесения указанного решения следователь (дознаватель и др.) получит заключение эксперта, из которого следует наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, законно вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть отменено и принято решение о возбуждении уголовного дела.

  • Последнее «новое» следственное действие, которое можно производить до возбуждения уголовного дела, – это осмотр документов, предметов.
  • Ранее на первоначальной стадии уголовного процесса можно было при соблюдении определенных условий производить лишь осмотр места происшествия, трупа и освидетельствование.

Сейчас – еще и не являющийся частью вышеуказанных действий осмотр документов, предметов. Осмотр документов (предметов) – это следственное действие, направленное на собирание доказательств в основном путем непосредственного наблюдения за документом (предметом) и отражения его результатов в соответствующем протоколе.

Принуждение в рамках этой разновидности осмотра не применяется. Сущность осмотра документов (предметов) заключается не в поиске и изъятии, а в обозрении и изучении соответствующих объектов. Главное отличие осмотра документов (предметов) от выемки, обыска и некоторых других следственных действий – при осмотре документов (предметов) нельзя применять принуждение.

Если владелец (собственник документа (предмета)) возражает против осмотра данного объекта и не представляет его для обозрения следователю (дознавателю и др.), последний не вправе производить осмотр данного документа (предмета) как отдельно взятое самостоятельное следственное действие.

Фактическим основанием производства осмотра документа (предмета) является проявляющаяся в процессуальных документах (поводе для возбуждения уголовного дела, доказательствах и т.п.) необходимость выяснения обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения, разрешения заявления (сообщения) о преступлении (уголовного дела), а также возможность такового путем одного лишь наблюдения за признаками и свойствами конкретного документа (предмета).

Закон не требует решение о производстве осмотра документа (предмета) оформлять постановлением (письменно). Однако по общему правилу целесообразно и это решение закреплять в материалах проверки заявления (сообщения) о преступлении. Обычно оно отражается в начале протокола рассматриваемого следственного действия.

  • Условия (правила) производства осмотра документа (предмета) на стадии возбуждения уголовного дела включают общие условия (правила) производства любого следственного действия и специфические условия (правила) производства осмотра документа (предмета).
  • Общие, напрямую касающиеся производства на стадии возбуждения уголовного дела осмотра документа (предмета) условия: 1.

Следователь (дознаватель и др.) должен располагать специальным основанием для производства именно этого следственного действия.2. Следственное действие должно производиться лишь лицом, принявшим уголовное дело к производству, либо по его поручению.3. Производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства (ч.3 ст.164 УПК РФ).4.

Должно быть точно установлено, что при производстве рассматриваемого следственного действия не будут: а) нарушены те права и (или) законные интересы участвующих в нем (других) лиц, ограничение которых не предусмотрено уголовно-процессуальным законом; б) унижаться честь и (или) достоинство участвующих в искомом действии лиц, а также окружающих; в) ставиться под угрозу здоровье и (или) жизнь лиц, участвующих в производстве следственного действия (иных лиц).5.

Результаты и ход производства следственного действия оформляются протоколом. Без составления соответствующего протокола производство следственного действия бессмысленно. Общие правила производства следственных действий, распространяющиеся на осмотр документа (предмета): 1.

  • К участию в следственном действии может быть привлечено должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чем делается соответствующая отметка в протоколе.2.
  • Привлекая лиц к участию в следственном действии, следователь (дознаватель и др.) обязан удостовериться в их личности, разъяснить им права, обязанности, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия.3.

Следователь (дознаватель и др.) вправе применить при производстве следственного действия технические средства и способы обнаружения, фиксации сведений, изъятия следов преступления и (или) вещественных доказательств.4. Протокол о производстве следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания следователем (дознавателем и др.) в соответствии с правилами, закрепленными в ст.166 УПК РФ.

Специфические условия (правила) осмотра документа (предмета) следующие: 1) понятые принимают участие в осмотре документа (предмета) по усмотрению следователя (дознавателя и др.). Если понятые в таковом не участвуют, то применение технических средств фиксации хода и результатов данного следственного действия является обязательным.

Если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь (дознаватель и др.) обязан сделать в протоколе осмотра документа (предмета) соответствующую запись (ч.1.1 ст.170 УПК РФ); 2) при осмотре документа (предмета) нельзя применять принуждение; 3) в протоколе осмотра документа (предмета) нельзя фиксировать показания лиц, принимающих участие в производстве данного следственного действия.

Порядок проведения осмотра документа (предмета) следующий: 1) участникам следственного действия разъясняются права, обязанности, ответственность, цели и порядок производства осмотра; 2) осуществляются наблюдение, измерение и фиксация результатов осмотра документа (предмета) в протоколе данного следственного действия; 3) поиск следов, признаков, которые могут иметь отношение к происшествию, о котором заявлено (сообщено) в орган предварительного расследования; 4) в случае необходимости изъятие микрочастиц и (или) иных обнаруженных в ходе осмотра объектов.

Отражение в протоколе осмотра документа (предмета) отличительных признаков каждого изъятого носителя информации и точного места его обнаружения в (на) документе (предмете); 5) упаковка изъятого, опечатывание, удостоверение подлинности упаковки подписями следователя (дознавателя и др.), а при наличии таковых и понятых; 6) завершение протоколирования следственного действия по правилам ст.166, 167, 180 УПК РФ.