Можно Ли Закрыть Уголовное Дело До Суда?

Можно Ли Закрыть Уголовное Дело До Суда
Прекращение уголовного дела и досудебного расследования: вопросы теории и практики * © Прекращение уголовного дела, а также уголовного преследования (досудебного расследования) является весьма актуальным вопросом современного уголовного процесса. Этой теме посвящено значительное количество научных исследований и работ / 1 /.

  1. Действующее УПК РК (далее — УПК) регламентирует прекращение уголовного дела на стадии досудебного производства (расследования) только в отношении подозреваемых и обвиняемых.
  2. Вместе с тем, в реальной жизни возникает много случаев, когда необходимо прекращать уголовные дела в отношении лиц, чей статус свидетель, имеющий право на защиту.

Поскольку свидетель, имеющий право на защиту является новым субъектом уголовного процесса, то вопрос о прекращении уголовного дела в отношении него, в отечественной науке уголовного процессуального права не разработан / 2 /. В связи с этим на практике возникает много споров и как следствие, отсутствует единообразие в правоприменении.

Ранее, по УПК РК 1997 г. прежде чем возбудить уголовное дело по поступившему заявлению или сообщению, следователю или дознавателю давалось время для того, чтобы определить кто совершил преступление, а также наличие признаков преступления или их отсутствие ( ст.184 ). На это отводилось время, до трех суток со дня поступления заявления или сообщения.

В необходимых случаях, для получения дополнительных сведений, истребования документов или иных материалов, проведение осмотра места происшествия либо экспертизы этот срок мог быть продлен до десяти суток, а в исключительных случаях, до двух месяцев. Такой период времени и проводимые действия, на профессиональном сленге именовалось доследственной проверкой.

  1. По сути, это было мини экспресс следствие.
  2. При получении положительного ответа на поставленные вопросы, следователь либо дознаватель выносил постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, квалифицировав его действие по соответствующей статье УК РК, который автоматически становился подозреваемым по делу.

Если следователь не устанавливал в ходе такой проверки как самого события преступления, так и причастности того или иного лица к совершенному деянию, то выносил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Таких отказных материалов за год по стране набиралось десятки и сотни тысяч.

В связи с принятием нового УПК и отменой института возбуждения уголовного дела, вместе с ним и нормы об отказе в возбуждении уголовного дела, то отпала необходимость в проведении доследственной проверки. Теперь все заявления и сообщения подлежат регистрации в Едином реестре досудебного расследования (ЕРДР), после чего они автоматически становятся уголовным делом.

Согласно ч.5 ст.78 УПК «в случае, если на лицо указано в заявлении и сообщении об уголовном правонарушении как на лицо, его совершившее, либо против него дает показания свидетель, участвующий в уголовном процессе, но к данному лицу не применено процессуальное задержание либо не вынесено постановление о признании его подозреваемым, то оно приобретает статус свидетеля, имеющего право на защиту».

  • Из буквального смысла и толкования содержания нормы следует, что для придания лицу статуса свидетеля, имеющего право на защиту, следователь обязан вынести соответствующее постановление.
  • После вынесения такого постановления такое лицо будет не свидетелем в чистом виде, а свидетелем под подозрением, либо заподозренным лицом, поскольку для привлечения по делу обычного свидетеля, выносить какое-либо постановление не требуется / 3 /.

Далее, вынесение постановления об особом статусе такого свидетеля необходимо для того, что у такого свидетеля иные права и обязанности которые не идентичны правам и обязанностям обычного свидетеля. Поэтому только после вынесения следователем соответствующего постановления, на лицо распространяются специально предусмотренные для него права, обязанности, ответственность и соответствующий иммунитет.

В частности, такой свидетель не может предупреждаться об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Основным и решающим правом такого свидетеля, является право на приглашение и вступление в начатое уголовное дело адвоката-защитника и допроса его в присутствии защитника.

При отсутствии адвоката-защитника, свидетель, имеющий право на защиту, вправе отказаться от дачи показаний по этому основанию, тогда как обычный свидетель не наделен таким правом (привилегий). В случае, если следователь все же допросит такого свидетеля без адвоката-защитника, то такой допрос надлежит признавать недопустимым доказательством по заявлению или ходатайству заинтересованного лица (п.2) и 5) ч.1 ст.112 УПК).

  • Если следователь не вынес сам, по собственной инициативе постановление о признании лица свидетелем, имеющим право на защиту, то об этом может ходатайствовать само лицо с требованием признания за ним такого статуса (ч.1 ст.109 УПК).
  • Сущность и смысл введения в уголовный процесс такого субъекта не только в том, что он имеет право обратиться к адвокату который бы защищал и отстаивал его интересы на стадии досудебного расследования, но и в том что такой свидетель наделен правом защититься от подозрения в совершении уголовного правонарушения которое пало на него, всеми предусмотренными процессуальным законом правами, средствами и методами, в том числе посредством приглашения адвоката, который с момента вступления в дело пользуется правами защитника.

Примечательно и то, что такой свидетель имеет право пригласить не одного, а нескольких адвокатов в качестве защитников (ч.1 ст.68 УПК). Таким образом, свидетель, имеющий право на защиту подключив к уголовному делу избранного им адвоката или нескольких адвокатов, тем самым существенно расширяет границы своих полномочий посредством задействования прав адвоката-защитника.

Обычный же свидетель лишен такой возможности. Поэтому у свидетеля, имеющего право на защиту прав больше, чем у обычного свидетеля и меньше обязанностей. Некоторые авторы в своих публикациях адвоката, который представляет свидетеля в уголовном процессе, именуют адвокат-представитель. Полагаю, что законодатель не случайно сконструировал ст.78 УПК на контрасте, т.е.

права и обязанности обычного свидетеля отделил от прав и обязанностей свидетеля, имеющего право на защиту посредством разделения их друг от друга, частями. Так, в частности, свидетель, имеющий право на защиту не обязан «правдиво сообщать все известное по делу и ответить на поставленные вопросы» должностного лица ведущего уголовный процесс, в то время как обычный свидетель обязан это делать (п.2) ч.4 ст.78 УПК).

  1. Обычный свидетель и свидетель, имеющий право на защиту являются двумя разными самостоятельными субъектами уголовного процесса.
  2. Первый, не имеет в уголовном деле каких-либо самостоятельных процессуальных интересов, второй — имеет самостоятельный процессуальный интерес.
  3. В частности, не быть привлеченным к уголовной ответственности, а также он не заинтересован в объективном и беспристрастном расследовании дела.

Поэтому он не может предупреждаться об уголовной ответственности как за отказ от дачи показаний, так и за дачу заведомо ложных показаний. Полагаю, что положения ч.8 ст.78 УПК на свидетеля, имеющего право на защиту, не могут быть распространены. В контексте сказанного уместно заметить, что исходя из содержания УПК свидетель имеющий право на защиту, не имеет право на приглашение адвоката-защитника за счет бюджета / 4 /.

Заключать соглашение с тем или иным выбранным им адвокатом он должен сам, либо как записано в ч.1 ст.68, п.2) ч.6 ст.78 УПК «через третьих лиц». Не приглашение адвоката и не участие его в уголовном деле, не является нарушением прав свидетеля, имеющего право на защиту и не препятствует следователю на проведение следственных действий с таким свидетелем.

Вместе с тем, следует отметить, что если свидетель, имеющий право на защиту в силу материальных затруднений и других причин не сможет пригласить адвоката, в качестве своего защитника, а орган уголовного преследования не обязан обеспечить его защитником за счет бюджета, то отпадает сам смысл такого процессуального статуса лица в уголовном деле.

Ведь само название, свидетель, имеющий право на защиту, предполагает обязательное участие на его стороне профессионального защитника в ходе досудебного расследования. Далее, право лица на адвоката-защитника предполагает наличие обязанности органа, осуществляющего досудебное расследование представить ему защитника за счет бюджета, как это предусмотрено для подозреваемого (обвиняемого).

В этой связи полагаю, что ст.26 УПК должна быть расширена и ее действие необходимо распространить также и на свидетеля, имеющего право на защиту. В связи с изложенным возникает вопрос: показания свидетеля, имеющего право на защиту, подпадает под действие ч.3 ст.112 УПК о том что «показания, данные подозреваемым в ходе его предварительного допроса в качестве свидетеля, не могут быть признаны в качестве доказательств и использованы против его супруга (супруги) и близких родственников, а также положены в основу обвинения подозреваемого»? Поскольку процессуальный статус свидетеля, имеющего право на защиту отличается от процессуального положения обычного свидетеля, то содержание вышеназванной нормы кодекса, распространяется только на обычного свидетеля.

  • Такой вывод вытекает из того, что согласно ч.2 ст.111 УПК показания свидетеля, имеющего право на защиту, наряду с показаниями обычного свидетеля, являются самостоятельным источником доказательства.
  • Свидетель, имеющий право на защиту, не может быть ограничен в правах, в частности в отношении него не может быть избрана какая-либо мера пресечения, либо меры процессуального принуждения, отстранения от должности и пр.

Все изложенное выше дозволяет утверждать, что законодатель не до конца продумал институт свидетеля, имеющего право на защиту, в силу чего УПК содержит такие недоработки. Несмотря на то, что лицо заподозрено в совершении конкретного деяния, тем не менее он официально приобретает по уголовному делу процессуальный статус свидетеля, со всеми правами и обязанностями предусмотренными в ч.6 ст.78 УПК, поскольку предусмотренные в нем базовые права соответствуют правам обычного свидетеля (ч.3 ст.78 УПК).

  1. Допустим, что по результатам досудебного расследования орган уголовного преследования так и не собрал доказательств причастности данного лица к деянию, имевшему место или пришел к выводу, что отсутствует само событие преступления, либо имевшее место событие, не является уголовно наказуемым деянием.
  2. При возникновении такой ситуации, закон предписывает следователю прекратить уголовное дело.

В связи с этим возникает много вопросов, в том числе на основании каких норм УПК следователь должен прекратить уголовное дело и какое постановление должен вынести. В ч.1 ст.35 УПК предусмотрено множество оснований прекращения уголовного дела. Нас интересует первые два пункта этой части статьи — за отсутствием события уголовного правонарушения и за отсутствием в деянии состава уголовного правонарушения, которые в основном применяются следователями при возникновении ситуации, изложенной выше.

В теории уголовного процесса, они относятся к материально-правовым основаниям принятия решения о прекращении дела. Наряду с материально-правовыми основаниями прекращения уголовного дела, имеются процессуальные основания исключающие производство по делу / 5 /. Однако к лицу, о котором идет речь в данной статье, последние не применимы.

В науке уголовного процесса, наряду с делением оснований прекращения уголовного дела на материально-правовые и процессуальные, принято деление на обязующие и альтернативные, императивные и факультативные / 6 /, реабилитирующие и не реабилитирующие / 7 /.

Однако все эти научные разработки и конструкции приемлемы при рассмотрении вопроса о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемых и обвиняемых, но не свидетелей, имеющих право на защиту. Так вот, если орган уголовного преследования придет к выводу о том, что отсутствует событие уголовного правонарушения, либо имевший место факт не является уголовно наказуемым деянием, то он обязан прекратить уголовное дело, поскольку оснований для его возбуждения, не имелось.

В данном случае действует принцип «не было деяния — значит, не было ничего». Совершенно по другому обстоит дело, когда орган уголовного преследования применяет п.2) ч.1 ст.35 УПК и прекращает уголовное дело, за отсутствием в деянии состава уголовного правонарушения.

  • И вот тут возникают процессуальные трудности для следователя или дознавателя, а также разногласия с адвокатом-защитником представляющим, защищающим и отстаивающим интересы свидетеля, имеющего право на защиту.
  • Дело в том, что зарегистрированное заявление или сообщение в ЕРДР, которое автоматически становится уголовным делом, следователь в постановлении о принятии дела к своему производству указывает, под какую норму УК РК предполагаемое деяние подпадает или признаки какого преступления содержит, тем самым дает предварительную квалификацию деянию.

Как правило, он пишет, имеются признаки состава такого-то уголовного правонарушения. Допустим, признаки ст.190 УК РК (Мошенничество). В дальнейшем, он определяет круг лиц, которые могут быть причастны к этому правонарушению, а если в заявлении указано конкретное лицо, то указывает что в действиях этого лица усматриваются признаки мошенничества.

Вызвав конкретное лицо, он первоначально допрашивает его в качестве свидетеля, имеющего право на защиту и собирает доказательства как подтверждающие совершение этим лицом искомого правонарушения, так и опровергающие его. Если в ходе досудебного расследования следователь так и не сможет собрать достаточных доказательств, дозволяющих ему перевести свидетеля в статус подозреваемого с вынесением постановления о квалификации деяния подозреваемого, то он обязан вынести постановление о прекращении уголовного дела.

И тут возникает следующий вопрос, а какой пункт ч.1 ст.35 УПК ему надлежит применить. На практике, чаще всего следователи применяют п.2) ч.1 ст.35 УПК, что не верно. Дело в том, что состав уголовного правонарушения может быть только у подозреваемого или обвиняемого, но никак не у свидетеля.

  1. Свидетель — это лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значения для дела (ч.1 ст.78 УПК).
  2. Поэтому утверждать, либо считать, что у свидетеля может быть состав какого-то деяния, юридически и фактически не только не верно, но и влечет за собой серьезные правовые последствия для уголовного права и переосмысления его правых доктрин.

Прекращением же уголовного дела по п.2) ч.1 ст.35 УПК с формулировкой за отсутствием в деянии состава уголовного правонарушения, тем самым по смысловому содержанию следует, что свидетель все же совершил деяние, которое стало причиной и основанием досудебного расследования.

В нашем примере, деяние предусмотренное ст.190 УК РК. Однако отсутствуют не только три главных элемента состава этого деяния (объект, объективная и субъективная сторона), но и нет самого субъекта деяния. Как было сказано ранее, свидетель не может быть субъектом преступления. Утверждение же обратного будет противоречить фундаментальному положению уголовного права о лицах, совершивших преступление.

К слову, следователи почти никогда не указывают в постановлении, какой конкретный элемент из четырех необходимых элементов состава правонарушения отсутствует, а какой имеется. А если к тому же в постановлении будет указана фамилия, имя и отчество свидетеля, после чего будет дан соответствующий текст примененной нормы, то это будет уже утверждение о том, что свидетель совершил преступление, но в его действиях нет того или иного элемента состава деяния.

Подобное не допустимо, и это прямо запрещено ч.6 ст.288 УПК. Возможна и такая ситуация. Возбуждено уголовное дело по факту или наступившему событию. Однако данный факт или событие не является преступлением либо он малозначителен. Например, подано заявление о хищении денежных средств путем присвоения или растраты конкретным лицом.

В ходе досудебного расследования данный факт не подтвердился. По какому пункту ч.1 ст.35 УПК надлежит прекращать уголовное дело в отношении свидетеля, имеющего право на защиту. Естественно, по п.1) ч.1 ст.35 УПК за отсутствием события преступления. Тем не менее, орган уголовного преследования прекращает уголовное дело по п.2) ч.1 ст.35 УПК, что вызывает возражение и не согласие как со стороны лица, в отношении которого вынесено такое постановление, так и со стороны адвоката-защитника.

  1. А как быть, если уголовное дело расследуется, и в деле имеется два и более свидетелей, имеющих право на защиту.
  2. Например, совершено групповое хулиганство со смертельным исходом.
  3. Один или несколько свидетелей, переведены в статус подозреваемого, а другой (другие) оказались не причастными к данному деянию, либо собранных доказательств не достаточно для перевода его (их) в статус подозреваемого.

В данном случае намеренно не употребляется выражение за отсутствием доказательств вины в деянии, поскольку доказательства виновности или невиновности собираются только в отношении подозреваемого или обвиняемого. Так вот, надлежит ли в отношении этого (этих) свидетелей прекращать уголовное дело, либо досудебное расследование (преследование).

Если да, то в соответствии с каким пунктом части 1 ст.35 УПК. Применение п.1) ч.1 этой статьи исключается, поскольку само событие деяния имело место. Пункт 2) ч.1 статьи также не подлежит применению, поскольку свидетель (свидетели), имеющие право на защиту, не являются субъектами имевшего место деяния.

Оставлять же их в этом статусе, который у них имеется, нельзя. Возник казус, который в рамках действующего УПК разрешить, на наш взгляд, не представляется возможным. На практике возникают еще более нелепые случаи. Так, автор настоящей статьи принимал участие в деле, когда следователем расследовалось уголовное дело в отношении нескольких лиц, которые были заподозрены в совершении преступления, но допрашивались они не в качестве свидетелей, имеющих право на защиту, а как обычные свидетели и процессуальный их статус в уголовном деле был и оставался на протяжении всего досудебного расследования именно свидетель.

Досудебное расследование было начато по заявлению руководителя одного из Товарищества с ограниченной ответственностью (ТОО), в котором, как утверждал заявитель, должностные лица совместно работающие и являющиеся субподрядными организациями у одного и того же заказчика, занимаются хищением бюджетных денег при строительстве объекта.

По результату досудебного расследования которое продолжалось шесть месяцев, этот факт не подтвердился и следователь вынес постановление о прекращении досудебного расследования с формулировкой «за отсутствием в деяниях учредителей и работников ТОО «Курылыс» С., О., Т., Э.

состава уголовного правонарушения предусмотренного ст.189 УК РК — присвоение или растрата вверенного чужого имущества», что вызвало несогласие как со стороны свидетелей, так и их адвоката / 8 /. Ведь «учредитель» и «работник» товарищества, это не процессуальное лица в уголовном деле, а понятия которые используются в других отраслях права.

Еще один вопрос, который имеет как теоретическое, так и практическое значение, как именовать документ, которым надлежит завершить дело. Так, согласно буквальному пониманию ст.35 УПК, толкованию и примененной в ней терминологии, следователь должен вынести постановление о прекращении уголовного дела.

  1. Вместе с тем, согласно названию главы 36 и содержанию ст.288 УПК регламентирующих действия следователя по вынесению процессуального документа следует, что документ составляемый им должен именоваться постановлением о прекращении досудебного расследования.
  2. К слову, в связи с ведением новым УПК в оборот понятия «досудебное расследование», то прекращает действие другой термин «предварительное следствие», которое использовалось и применялось в процессуальном праве и законодательстве ранее, в течении многих десятилетий.

Его нет в перечне понятий, предусмотренном в ст.7 УПК. Тем не менее, данное понятие продолжает использоваться в некоторых статьях нового кодекса, что является анохронизмом (п.2) ч.7 ст.190, ч.2 ст.192, ч.1 ст.196 УПК). Однако в чем разница между этими двумя названиями.

На слух и при первичном прочтении, разница не улавливается. Тем не менее, смысловое различие имеется. Так, если прекращается уголовное дело, то оно прекращается полностью. В частности, если нет события преступления, то подлежит прекращению уголовное дело. Когда выносится постановление о прекращении досудебного расследования, то уголовное дело может быть и не прекращено.

Например, досудебное расследование прекращается в отношении одного или нескольких лиц, в отношении другого или других лиц, уголовное дело продолжается и по завершению, направляется в суд. Если же не привлекаются все лица к уголовной ответственности, то постановление надлежит именовать о прекращении уголовного дела.

  • В целях единообразного понимания и применения данной нормы правоприменителями и гражданами, полагаю в УПК необходимо использовать одно понятие «прекращение уголовного дела».
  • И только в случае, когда по делу привлечено несколько подозреваемых или обвиняемых, а основание к прекращению относится не ко всем подозреваемым или обвиняемым, то надлежит выносить постановление о прекращении уголовного преследования, как это имело место в предыдущем УПК РК.

Для этого следует скорреспондировать между собой главы 3, 4 и 36 УПК и внести соответствующие изменения в тексты статей этих глав / 9 /. Путаница возникает из-за того, что в УПК используются разные понятия. Так, на практике путаются понятия «уголовное дело» с другим понятием «досудебное расследование».

Уголовное дело — обособленное производство, ведущееся органом уголовного преследования и (или) судом по поводу одного или нескольких уголовных правонарушений (п.27) ст.7 УПК). Досудебное производство (досудебное расследование) — это производство по делу с начала досудебного расследования до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу либо прекращения производства по делу, а также подготовка материалов по уголовному делу частым обвинителем и стороной защиты (п.41) ст.7 УПК).

Производство по делу — совокупность процессуальных действий и решений, осуществляемых по конкретном уголовному делу в ходе его досудебного производства (п.57) ст.7 УПК). Таким образом, в ходе досудебного производства (расследования) создается уголовное дело (материальный объект в виде совокупности документов и приложенных к нему вещественных доказательств), которое затем направляется в суд через соответствующего прокурора, либо подлежит прекращению.

  • С прекращением уголовного дела прекращается досудебное расследование (производство).
  • Прекращенное уголовное дело сдается в архив на хранение.
  • В приведенном выше примере, спор между адвокатом представлявшим в уголовном деле интересы свидетелей и следователем, проводившим досудебное расследование, возник и по поводу названия постановления.
Читайте также:  Сколько По Времени Рассматривается Апелляционная Жалоба По Гражданскому Делу?

Следователь назвал его постановлением о прекращении досудебного расследования, тогда как адвокат настаивал на вынесении постановления о прекращении уголовного дела. Досудебное расследование (производство) может быть не только прекращено, но и прервано по основаниям предусмотренным в ч.7 ст.45 УПК.

Здесь уместно отметить, что институт прерывания срока досудебного расследования также является новым. Ранее, по УПК РК 1997 г. уголовное дело на стадии досудебного производства приостанавливалось постановлением следователя, при возникновении соответствующих обстоятельств ( ст.50, глава 34). Согласно же нового УПК производство по уголовному делу может быть приостановлено только судом (ч.1 — 6 ст.45 УПК).

Следователь и дознаватель не наделены правом приостанавливать досудебное расследование по делу, а они только его прерывают. Перечень оснований прерывания срока досудебного расследования дан в ч.7 ст.45 УПК и он окончательный и расширительному толкованию не подлежит.

  • С введением института прерывания срока досудебного расследования, вместо приостановления срока расследования, на практике возникают различные сложности и споры.
  • Ведь приостановление и прерывание сроков, это не только разные правовые понятия, но они влекут за собой разные правовые последствия по исчислению времени (срока) расследования уголовного дела при их возобновлении / 10 /.

Уголовное преследование (досудебное разбирательство) может быть прекращено в части некоторых подозреваемых или обвиняемых, а в части других лиц завершено и направлено в суд. Таким образом, не всякое прекращение уголовного преследования влечет за собой полное прекращение всего уголовного дела.

Не решение вопроса по существу относительно свидетеля имеющего право на защиту, ставит в подвешенное положение вопрос о том, в качестве кого он тогда будет дальше участвовать в уголовном деле по отношению к обвиняемому или потерпевшему в случае, направления дела в суд. Оставаясь в уголовном деле в статусе свидетеля, имеющего право на защиту, т.е.

без снятия с него подозрения к причастности к деянию, не дает основания в объективности и беспристрастности его показаний, т.е. он не может быть свидетелем не только обвинения, но и защиты. По сути, он является процессуальным маргиналом, т.е. и не свидетель в чистом виде и не подозреваемый.

Как было сказано ранее, он как был заподозренным лицом, так и продолжает оставаться им. К свидетелю, показания которого не могут быть объективными, надлежит относиться критически, т.е. с недоверием. Во всяком случае его показания не могут быть положены в основу обвинения и приговора. Поэтому, как было сказано выше, предупреждать такого свидетеля об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний, будет не совсем корректно / 11 /.

Возникает и такой вопрос, после вынесения постановления о прекращении уголовного преследования в отношении свидетеля, имеющего право на защиту, подлежит ли он затем допросу по продолжаемому уголовному делу, но уже в качестве чистого (беспорочного) свидетеля относительно как факта имевшегося место деяния, так и лица которого подозревают или обвиняют в совершенном преступлении? Полагаю, что должен, поскольку статус свидетеля должен быть безупречным, т.е.

Без тени сомнения в его объективности. Само понятие и смысловое содержание «свидетель, имеющий право на защиту» предполагает его близость больше к подозреваемому, чем к свидетелю. Ведь он должен защищаться с тем, чтобы снять с себя подозрение по поводу чего орган уголовного преследования, осуществляет досудебное расследование.

Как было сказано ранее, он заподозренное лицо. А принцип презумпции невиновности на свидетеля, имеющего право на защиту, не распространяется. Он действует только в отношении подозреваемого или обвиняемого. С прекращением статуса свидетеля, имеющего право на защиту, прекращаются его права предусмотренные ч.6 ст.78 УПК.

  • После этого он приобретает общие права и главное, обязанности свидетеля (ч.3 и 4 ст.78 УПК).
  • Институт свидетеля, имеющего право на защиту придуман и введен в УПК только для стадии досудебного производства (расследования).
  • На стадии же судебного производства (разбирательства), такого процессуального лица нет и не должно быть.

В судебном процессе, лиц со статусом свидетеля, имеющего право на защиту, быть не может и вот почему. Так, согласно ст.370 УПК в суде подлежит допросу свидетель. А свидетель, это лицо которое соответствует требованиям ч.1 ст.78 УПК. К слову, в ч.2 ст.78 УПК установлен категорический запрет на допрос в качестве свидетеля лиц, перечисленных в нем.

Однако, распространяется ли установленный в этой норме кодекса запрет на допрос лица, чей статус подпадает под действие ч.6 этой же статьи УПК, т.е. свидетеля, имеющего право на защиту, ничего не сказано. Исходя из юридической техники изложения нормы, понятия и сущности института свидетеля, имеющего право на защиту, общего смысла и содержания УПК, то не подлежит допросу.

Как было сказано ранее, такое лицо не обычный свидетель, а свидетель под подозрением (заподозренное лицо). Поэтому лицо, чей статус свидетель, имеющий право на защиту на стадии судебного расследования, не может быть свидетелем, т.е. свидетелем обвинения либо свидетелем защиты.

Ведь свидетель, имеющий право на защиту, в ходе досудебного расследования давал показания относительно себя самого, в частности о не причастности к деянию, в котором он якобы принимал участие, либо способствовал или содействовал его совершению. В теории уголовного процесса такое лицо именуется лицом, имеющим самостоятельный процессуальный интерес в деле, о чем было упомянуто ранее.

В силу изложенного вызывает недоумение положение ч.6 ст.78 УПК о том, что «свидетель, в том числе имеющий право на защиту, обязан: являться по вызовам суда, соблюдать установленный порядок во время судебного заседания». Из этого логически следует, что в суд вызывается лицо, с которого статус свидетеля, имеющего право на защиту не снят и он участвует в судебном процессе с таким статусом, что не верно.

  • Поэтому, на наш взгляд, до передачи уголовного дела в суд с обвинительным актом, орган уголовного преследования должен решить вопрос о снятия с лица процессуальный статус свидетеля, имеющего право на защиту.
  • Для этого, следователь должен вынести соответствующее постановление.
  • Если же это лицо знает что-либо о деянии по поводу чего проводилось досудебное расследование или знает, либо имеет какие-либо сведения о лице, совершившем уголовное правонарушение, а также может охарактеризовать это лицо, то следователь должен допросить его уже в качестве обычного свидетеля, по всем правилам, предусмотренным УПК.

Таким образом, такой свидетель будет полностью освобожденным от всякого подозрения в причастности к деянию, в котором он ранее был заподозрен. Только после этого можно включить его в список свидетелей, подлежащих вызову в судебное заседание, если в отношении других лиц, дело окончено с направлением в суд, для рассмотрения по существу.

  1. Решение данного вопроса имеет значение и для адвоката, принимающего участие в уголовном деле.
  2. Если он представляет интересы свидетеля, имеющего право на защиту, то адвокат, вступивший в дело на его стороне, приобретает процессуальный статус защитника, со всеми правами и обязанностями предусмотренными для него ( ст.66, 70, ч.3 ст.122 УПК).

Если же он представляет интересы обычного свидетеля, то у адвоката уже другие полномочия (ч.2 ст.214 УПК). Эти полномочия прописаны в Законе РК «Об адвокатской деятельности». Однако этот закон не является составной частью уголовного процессуального права, в силу чего в уголовном процессе применим быть не может.

Полагаю, что данный вопрос УПК России решен правильней. Так в ч.5 ст.189 УПК РФ записано, что если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами защитника / 12 /. Полагаю, что это правильно и вот почему.

В УПК лицо, который представляет и защищает интересы свидетеля, имеющего право на защиту, именуется защитником (пп.24 ст.7, ч.2 ст.66, ч 1 ст.68, ч.6, 7 ст.78 УПК). Защитник, для осуществления своих полномочий, наделяется специальными полномочиями которые предусмотрены в ст.70 УПК.

Если ему не предоставить такие полномочия, то он не в состоянии произвести ни одного действия, в уголовном процессе. Поэтому защитник, это процессуальный статус лица, который оказывает юридическую помощь участнику уголовного процесса (подозреваемому, обвиняемому, подсудимому), но и иным лицам этого процесса (свидетелю, свидетелю имеющему право на защиту).

Согласно ч.2 ст.66 УПК, защитником может быть не только адвокат, но и супруг (супруга) или близкие родственники, опекун, попечитель либо представитель организации, на попечении или иждивении которой находится подзащитный. По профессии и полученному образованию, эти лица могут быть и не юристами.

В силу изложенного, перечисленные в норме лица, могут быть допущены в уголовный процесс и участвовать в нем только при условии, что у подзащитного имеется адвокат. Образно говоря, у такого свидетеля будет коллективный защитник. Однако поскольку адвокат, это должность, а не процессуальный статус, то вступив в уголовный процесс он должен быть наделен соответствующими правами (правомочием).

Например, при проведении очной ставки свидетеля с подозреваемым или со свидетелем, имеющим право на защиту, адвокат присутствующий во время проведения данного следственного действия, вправе задавать вопросы обоим лицам, а также сделать замечание на протокол допроса либо возражать против действий следователя (дознавателя), которые заносятся в протокол.

  1. Протокол же, это официальный процессуальный документ.
  2. Если же он не будет наделен правами защитника, то адвокат не имеет право проявлять активность во время проведения следователем такого процессуального действия.
  3. Далее, на адвоката не распространяется положение ст.94 УПК (отстранение от участия в производстве по уголовному делу), тогда как в отношении защитника норма применима.

Поэтому это не просто адвокат, а адвокат-защитник, но со стороны свидетеля. В связи с изложенным полагаю, что п.17) ст.7 УПК дающее определение понятию «защита», нуждается в изменении. С прекращением статуса лица по делу в качестве свидетеля, имеющего право на защиту, прекращается и статус адвоката в уголовном деле в качестве его защитника.

Автоматически также подлежит прекращению и статус защитника у лиц, указанных в ч.2 ст.60 УПК — супруга (супруги) или близких родственников, опекуна, попечителей либо представителей организации, на попечении или иждивении которого находился подзащитный, если они признаны были таковыми по постановлению органа уголовного преследования при условии, участия в деле адвоката в качестве профессионального защитника.

Далее, если же со свидетеля, имеющий право на защиту не будет снят этот статус на стадии досудебного расследования, то в суде его должен сопровождать не просто адвокат, а адвокат с процессуальным статусом и полномочиями защитника. Что не верно. В УПК используется несколько понятий относительно невозможности дальнейшего производства по уголовному делу — «прекращение уголовного дела» ( ст.35, 37 УПК), «прекращение уголовного преследования» ( ст.36 УПК), «прекращение производства по уголовному делу» (п.1) ст.46, ч.2 ст.192 УПК) и «прекращение досудебного расследования» ( ст.228 УПК).

Прекращение уголовного дела — это решение субъекта, в производстве которого находится уголовное дело, о невозможности дальнейшего его производства в связи с наличием одного из указанных в законе обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, либо позволяющих освободить подозреваемого или обвиняемого от уголовной ответственности (представляет собой одну из форм окончания досудебного расследования, без направления дела в суд).

Прекращение досудебного расследования (уголовного преследования) — это решение о невозможности дальнейшей процессуальной деятельности, осуществляемой в целях изоблечения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, в связи с наличием одного из оснований, указанных в уголовно-процессуальном законе.

  • Однако не всякое прекращение уголовного преследования влечет за собой полное прекращение всего дела.
  • Например, установлена непричастность подозреваемого или обвиняемого в совершенном деянии.
  • В таком случае, производство досудебного расследования продолжается с целью установления лица совершившего преступление, либо когда по уголовному делу привлекаются несколько лиц, а основания для прекращения уголовного преследования относятся не ко всем лицам.

Из этого вытекает, что прекращение уголовного преследования носит персонифицированный характер, следовательно, не всегда влечет за собой полное прекращение уголовного дела, а означает лишь прекращение уголовно-процессуальной деятельности в отношении конкретного лица или группы лиц.

Как прекращать уголовные дела?

Порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования —

  • Уголовное дело уголовное преследование прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору.
  • Если прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении.
  • Копия постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования должна быть вручена или направлена следователем лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, а также иным заинтересованным органам (например, в налоговый орган).

Когда основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым, следователь выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом, как отмечалось выше, производство по уголовному делу продолжается.

Как прекратить дело?

Порядок прекращения уголовного дела в суде и на следствии — Порядок прекращения уголовного дела на следствии:

следователь устанавливает основания для прекращения уголовного дела в случаях, когда на прекращение уголовного дела необходимо согласие обвиняемого или потерпевшего, следователю необходимо получить такое согласие далее следователь выносит процессуальное решение в форме постановления о прекращении уголовного дела после этого следователь направляет копию постановления прокурору, а также обвиняемому и потерпевшему, при необходимости в иные органы с учетом статьи, по которой дело было возбуждено постановление следователя о прекращении дела может быть отменено прокурором

ВАЖНО : если все нормально и постановление не отменено, то уголовное дело считается прекращенным. Последствиями прекращения уголовного дела на следствии является не привлечение ранее обвиняемого лица к уголовной ответственности, возможности потерпевшим в определенных случаях предъявить гражданский иск. Порядок прекращения уголовного дела в суде:

после получения материалов уголовного дела с ходатайством следователя о прекращении суд назначает судебное заседание в судебном заседании суд рассматривает ходатайство следователя, заслушивает прокурора, обвиняемого и потерпевшего, изучает материалы дела после этого суд удаляется и выносит постановление о прекращении уголовного преследования

ВАЖНО : суд может прекратить дело и назначить судебный штраф по собственной инициативе Последствиями прекращения уголовного дела в таком порядке является то, что у обвиняемого лица не возникает права на реабилитацию, лицо не будет судимым, но обязано будет выплатить судебный штраф.

Что значит прекратить уголовное дело?

Прокурор разъясняет — Прокуратура Оренбургской области Основания и последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям

  • Нереабилитирующими являются основания прекращения уголовного дела (преследования), не предоставляющие обвиняемому (подозреваемому) права на реабилитацию со стороны государства,
  • Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию хоть и предполагает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило преступление и фактически признало себя виновным и имеет негативные последствия, такие как возмещение гражданского иска, заглаживание вреда причиненного преступлением.
  • Уголовно-процессуальным законодательством предусмотрены следующие основания прекращения уголовного дела (преследования) по нереабилитирующим основаниям:

1. Прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования (пункт 3 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту УПК РФ)). Сроки давности закреплены в части 1 статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), с учетом тяжести совершенного преступления, при этом следует отметить, что при освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетних сроки давности, предусмотренные статьей 78 УК РФ, в силу статьи 94 УК РФ сокращаются наполовину.

Однако существуют исключения, так по уголовным делам в отношении лиц, совершивших преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, сроки давности в ходе предварительного расследования не применяются, поскольку это относится к компетенции суда, также сроки давности не применяются к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества (статьи 353, 356—358 УК РФ).2.

Прекращение уголовного дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого (пункт 4 части 1 статьи 24 УПК РФ). По данному основанию уголовное дело прекращается в обязательном порядке, кроме случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.3.

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (пункт 5 части 1 статьи 24 УПК РФ). Наличие заявления потерпевшего или его законного представителя по данной категории обязательно. Исключение составляют случаи, описанные в части 4 статьи 20 УПК РФ (в случаях, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны).4. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (статья 25 УПК РФ). Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.5.

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (статья 28 УПК РФ). Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 75 УК РФ (лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным).6.

Прекращение уголовного преследования по делам, связанным с нарушением законодательства о налогах и сборах (статья 28.1 УПК РФ). Уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьями 198 — 199.1 УК РФ, прекращается по основаниям, предусмотренным статьями 24 и 27, а также в случае, если до окончания предварительного следствия ущерб, причиненный бюджетной системе РФ в результате преступления, возмещен в полном объеме.

  • На основании части 2 статьи 27 УПК РФ прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию возможно лишь в случае согласия обвиняемого (подозреваемого) на такое прекращение.
  • В случае несогласия лица на прекращение уголовного дела, производство по нему продолжается в обычном порядке для дальнейшей возможности его реабилитации.

Согласие на прекращение уголовного дела (преследования) предполагает добровольное признание себя виновным в совершении преступления и добровольное принятие всех последующих за таким признанием неблагоприятных последствий. Разъяснение подготовлено отделом по надзору за процессуальной деятельностью в органах СК РФ прокуратуры Оренбургской области Прямая ссылка на материал Поделиться

  1. Нереабилитирующими являются основания прекращения уголовного дела (преследования), не предоставляющие обвиняемому (подозреваемому) права на реабилитацию со стороны государства,
  2. Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию хоть и предполагает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило преступление и фактически признало себя виновным и имеет негативные последствия, такие как возмещение гражданского иска, заглаживание вреда причиненного преступлением.
  3. Уголовно-процессуальным законодательством предусмотрены следующие основания прекращения уголовного дела (преследования) по нереабилитирующим основаниям:

1. Прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования (пункт 3 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту УПК РФ)). Сроки давности закреплены в части 1 статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), с учетом тяжести совершенного преступления, при этом следует отметить, что при освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетних сроки давности, предусмотренные статьей 78 УК РФ, в силу статьи 94 УК РФ сокращаются наполовину.

Однако существуют исключения, так по уголовным делам в отношении лиц, совершивших преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, сроки давности в ходе предварительного расследования не применяются, поскольку это относится к компетенции суда, также сроки давности не применяются к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества (статьи 353, 356—358 УК РФ).2.

Прекращение уголовного дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого (пункт 4 части 1 статьи 24 УПК РФ). По данному основанию уголовное дело прекращается в обязательном порядке, кроме случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.3.

Читайте также:  Какой Срок Рассмотрения Заявления В Прокуратуру?

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (пункт 5 части 1 статьи 24 УПК РФ). Наличие заявления потерпевшего или его законного представителя по данной категории обязательно. Исключение составляют случаи, описанные в части 4 статьи 20 УПК РФ (в случаях, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны).4. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (статья 25 УПК РФ). Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.5.

  • Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (статья 28 УПК РФ).
  • Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 75 УК РФ (лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным).6.

Прекращение уголовного преследования по делам, связанным с нарушением законодательства о налогах и сборах (статья 28.1 УПК РФ). Уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьями 198 — 199.1 УК РФ, прекращается по основаниям, предусмотренным статьями 24 и 27, а также в случае, если до окончания предварительного следствия ущерб, причиненный бюджетной системе РФ в результате преступления, возмещен в полном объеме.

На основании части 2 статьи 27 УПК РФ прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию возможно лишь в случае согласия обвиняемого (подозреваемого) на такое прекращение. В случае несогласия лица на прекращение уголовного дела, производство по нему продолжается в обычном порядке для дальнейшей возможности его реабилитации.

Согласие на прекращение уголовного дела (преследования) предполагает добровольное признание себя виновным в совершении преступления и добровольное принятие всех последующих за таким признанием неблагоприятных последствий. Разъяснение подготовлено отделом по надзору за процессуальной деятельностью в органах СК РФ прокуратуры Оренбургской области Читать подробнее: Прокурор разъясняет — Прокуратура Оренбургской области

Кто принимает решение о прекращении уголовного дела?

76.2 УК РФ и 25.1 УПК РФ, суд принимает решение о прекращении уголовного дела либо отказе в прекращении только по тем основаниям, которые указаны в приведенных статьях УК (ранее не судим; преступление небольшой или средней тяжести; вред возмещен или заглажен).

На каком основании могут закрыть уголовное дело?

Есть такая вещь – реабилитация — Государство согласно возместить человеку, который несправедливо пострадал от уголовного преследования, понесённый им ущерб. Это называется реабилитацией. Глава 18 УПК (статьи с 133 по 139) содержат нормы о реабилитации. Реабилитация включает в себя:

право на возмещение имущественного вреда;устранение последствий морального вреда;восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Вред, который был причинён гражданину в результате уголовного преследования, возмещается в полном объёме (часть 1 статьи 133 УПК РФ). Важно знать: в этом тексте о реабилитации при прекращении уголовного дела сказано очень кратко. Подробная статья о реабилитации – здесь (надо ссылку на соответствующую статью).

когда отсутствовало событие преступления;когда в деянии не было состава преступления;если уголовное дело было возбуждено без заявления потерпевшего, а по закону это заявление необходимо;если доказана непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления.

Важно знать: на реабилитацию суды и следствие идут с огромным «скрипом». Если в деле не будет участвовать опытный адвокат, то можно получить лишь жалкие гроши. Реабилитацию тоже надо «выбивать».

Можно ли закрыть уголовное дело за примирением сторон?

Что такое примирение с потерпевшим — Примирение сторон по уголовному делу регламентировано статьей 25 УПК РФ. Эта статья гласит, что суд, а также следователь или дознаватель могут на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело, касающееся подозреваемого или обвиняемого лица.

Как узнать закрыли уголовное дело или нет?

Как узнать о том,закрыли уголовное дело или нет? Добрый вечер, Людмила. По Вашему заявлению должны были провести доследственную проверку в порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ, в срок 3-30 суток. По результатам проверки должны принять одно из следующих процессуальных решений: 1.

О возбуждении уголовного дела.2. Об отказе в возбуждении уголовного дела.3. О передаче сообщения о преступлении по подследственности. Вам необходимо обратиться в канцелярию или к начальнику ОМВД и уточнить, какое решение было принято по Вашему заявлению. Также обращаю Ваше внимание, что принятое решение Вы можете обжаловать в порядке, установленном ст.124 УПК РФ, прокурору, а также в порядке, установленном ст.125 УПК РФ, в суд.

Если Ваше заявление вообще не регистрировалось, то уже следует по данному факту обращаться с заявлением в органы Следственного комитета РФ. Вы также можете обратиться ко мне в чат для более подробной консультации (в том числе с изучением имеющихся у Вас материалов) и (или) составления необходимых юридических документов (заявлений, жалоб, ходатайств и т.д.) на платной основе.08 декабря 2017, 17:25 Читать подробнее: Как узнать о том,закрыли уголовное дело или нет?

Сколько может длится следствие по уголовному делу?

Сроки — Сроки рассмотрения уголовных дел на этапе расследования имеют четкие временные рамки. Эти моменты регулируются статьей 233 Уголовно-Процессуального Кодекса РФ. Согласно им, выделяются 3 периода:

  • Максимальное время, которое может длиться более 12 месяцев.
  • Частный период предполагает сроки рассмотрения уголовных дел до 3 месяцев с возможностью продлевать до 12 месяцев. Решение о продлении принимается руководитель подразделения.
  • Общий период – время, в течение которого расследование должно быть завершено в полной мере, а дело передано в прокуратуру. На эти процедуры установлено 2 месяца с момента возбуждения уголовного дела.

Что делать если на вас завели уголовное дело?

Порядок ваших действий при возбуждении уголовного дела — Итак, если на Вас завели уголовное дело, необходимо придерживаться следующих правил:

  1. Требовать от следственных органов соблюдения Ваших законных прав — в первую очередь после задержания право на звонок родственникам;
  2. Активно пользоваться всеми законными правами — право на адвоката, право на отказ от дачи показаний. При этом по возможности необходимо подобрать компетентного правозащитника, заинтересованного в доказательстве Вашей невиновности;
  3. Требовать соблюдения законности проведения следственных действий, в особенности — законности проведения допросов;
  4. Требовать соблюдения законности при выяснении Вашего статуса — подозреваемого, обвиняемого, свидетеля. При отсутствии мотивированных доказательств требовать скорейшего освобождения и снятия обвинений;
  5. При нарушении Ваших прав — подавать жалобы в компетентные органы на сотрудников следствия.

Мы будем рады, если вы поделитесь этим материалом со своими друзьями в социальной сети. Читать подробнее: Что делать, если на вас заведено уголовное дело

Когда прекращается уголовное преследование?

При этом пункт 5 части первой статьи 27 УПК Российской Федерации определяет, что уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается при наличии в его отношении неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об

Можно ли возобновить уголовное дело после закрытия?

Адвокат по возобновлению прекращенного дела в Екатеринбурге — Возобновление прекращенного уголовного дела можно добиться с помощью нашего адвоката по уголовным делам Адвокатского бюро «Кацайлиди и партнеры». Очень часто в ходе следствия встречаются такие ситуации, когда не хватает доказательств для подтверждения виновности подозреваемого.

Можно ли повторно возбудить уголовное дело?

Защищая права и интересы моего доверителя – потерпевшего от мошеннических действий в сфере предпринимательской деятельности, мне пришлось на примере конкретного уголовного дела рассмотреть вопрос о применении в России общепризнанного международного правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) и других норм права, в которых закреплены аналогичные нормы.

  1. Этот правовой принцип является важной составляющей в защите прав человека и распространяется на уголовные преступления (а также на правонарушения, которые могут быть приравнены к уголовным преступлениям в зависимости от совершенного деяния и применяемого наказания – см.
  2. Ниже практику Европейского Суда по правам человека ).

Правовой принцип «non bis in idem» используется в качестве защиты лицом, в отношении которого велось уголовное преследование (первичное) и это лицо было окончательно осуждено или оправдано, а его пытаются повторно (вторично) по этому же делу: — преследовать (путем ведения повторного расследования уголовного дела) и/или — судить и наказать.

  • Например, следователь (дознаватель) возбудил уголовное дело в отношении лица (подозреваемого, обвиняемого) и от имени государства стал осуществлять уголовное преследование.
  • Если следователь (дознаватель) или суд, в соответствии с УПК РФ, прекратят возбужденное уголовное дело и уголовное преследование лица, то повторно нельзя возбуждать уголовное дело, осуществлять уголовное преследование этого лица, вновь судить это же лицо по этому же уголовному делу.

Примечание: Запрет на повторное уголовное преследование не препятствует пересмотру (повторному рассмотрению) дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами государства по новым или вновь открывшимся фактам (обстоятельствам). В предлагаемом Вашему вниманию деле мне, как адвокату, пришлось, отстаивая интересы моего доверителя – потерпевшего, не защищать осужденного, применяя правовой принцип «non bis in idem», а напротив, доказывать, что указанный правовой принцип в сложившихся обстоятельствах не применим (не было повторного уголовного преследования).

На практике возникает ряд вопросов, связанных с правильным применением указанного правового принципа. Хочу изложить по этим вопросам свое мнение.1. Обстоятельства дела. Весной 2013 года потерпевший обратился в правоохранительные органы с заявлением о преступлении: хищении денежных средств, полученных контрагентом (акционерным обществом) для закупки товара по договору комиссии.

Потерпевший указал: денежные средства, полученные от него, генеральный директор акционерного общества частично присвоил, погасив свои (физического лица) кредиты, а частично вывел и обналичил через фирмы-«однодневки». Началась проверка в порядке ст.144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ.

Затянулась эта проверка на пять месяцев, с весны до осени 2013 г. Следователь отдела по расследованию преступлений МВД несколько раз выносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против генерального директора, которые отменялись прокуратурой по жалобам потерпевшего. Потерпевший неоднократно жаловался на нарушение следователем сроков проверки, бездействие следователя (доводы потерпевшего не проверялись; лица, причастные к совершению преступления, не опрашивались; фирмы-однодневки и лица, причастные к их деятельности, не проверялись).

Только осенью 2013 года следователь вынес еще одно, очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием в действиях генерального директора общества состава преступления ( ст.145 УПК РФ). В соответствии с гл.16 УПК РФ указанное постановление следователя потерпевший был вправе обжаловать прокурору или в суд.

Потерпевший обжаловал постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в суд. И проиграл. Причем и первую, и апелляционную инстанцию. Жалоба потерпевшего на постановление следователя была оставлена без удовлетворения. В следующем, 2014 году потерпевший обратился с жалобой на постановление следователя к надзирающему прокурору.

Прокурор своим постановлением от 2014 г. отменил постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. Вскоре следователь, наконец-то, увидел признаки преступления и основания для возбуждения уголовного дела. Уголовное дело было возбуждено в начале 2014 года.

Генеральному директору предъявили обвинение (он получил статус обвиняемого) и после расследования дело было передано в суд. Приговором районного суда по уголовному делу в 2017 году подсудимый (генеральный директор общества) был признан виновным в мошенничестве, сопряженным с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенном в особо крупном размере, и осужден по ч.3 ст.159.4 УК РФ к наказанию в виде 2-х лет лишения свободы (условно).

Приговор был обжалован в апелляционном порядке адвокатом осужденного, а также адвокатом потерпевшего (как слишком мягкий). По результатам рассмотрения апелляционных жалоб суд апелляционной инстанции постановил: приговор в отношении осужденного генерального директора отменить, производство по делу прекратить на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

  • Основание судебного акта суда апелляционной инстанции: при уголовном преследовании осужденного генерального директора был нарушен правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же).
  • На этом этапе потерпевший обратился ко мне с просьбой высказать свое мнение о правовой перспективе обжалования постановления апелляционной инстанции и сформировать правовую позицию для кассационной жалобы.2.

Суд апелляционной инстанции мотивировал свой судебный акт следующим. Примененные судом апелляционной инстанции нормы права и ссылки на судебные акты: — Общепризнанный правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же); — Ч.1 ст.50 Конституции РФ, согласно которой «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление».

  • П.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому «никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны».
  • П.1 ст.4 «Право не быть судимым или наказанным дважды» Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которому «никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства».

— Постановление Конституционного Суда РФ (далее – КС РФ) от 17.07.2002 № 13-П, определение КС РФ от 29.09.2015 № 1975-О, определение от 22.12.2015 № 2871-О в которых КС РФ многократно подчеркивал необходимость обеспечения правового принципа «non bis in idem», который «является конкретизацией общеправового принципа справедливости и направлен на обеспечение правовой безопасности и правовой стабильности».

  1. Постановление Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) от 10.02.2009 г.
  2. По делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации», в котором указано, что отступления от выполнения ст.4 Протокола № 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод на основании положений ст.15 не допускается.

Примечание: см. также решение ЕСПЧ от 03.10.2002 г. по делу «Цигарелла против Италии» (Zigarella – Italy) жалоба № 48154/99; постановление ЕСПЧ от 20.07.2004 г. по делу «Никитин против Российской Федерации» жалоба № 50178/99, на которые суд апелляционной инстанции не сослался.

  • Ст.297 УПК РФ «приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым», «если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона».
  • П.4 и п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ «уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям: наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению»; «наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела».

Апелляционный суд указал, что ст.27 УПК РФ на основании процессуальной аналогии подлежит применению в отношении осужденного генерального директора, когда на досудебном производстве следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

— Ч.1 ст.392 УПК РФ «вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации».

— Ч.4 ст.7 УПК РФ «определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения органа дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными». Суд апелляционной инстанции со ссылкой на вышеуказанные нормы права указал, что при наличии по делу постановления районного суда и апелляционного постановления судьи 2013 г.

Суды рассмотрели жалобу потерпевшего на постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела и оставили ее без удовлетворения) постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора получило статус окончательного решения компетентного органа, которым с соблюдением процедуры уголовного судопроизводства и норм материального права установлено отсутствие оснований для уголовного преследования данного лица.

По мнению апелляционного суда, надзирающий прокурор при отсутствии правовых оснований (игнорируя общепризнанный принцип международного права «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) и состоявшиеся судебные решения по проверке законности постановления следователя от 2013 г.) постановлением 2014 г.

Отменил постановление следователя. Таким образом, прокурор «пересмотрел» состоявшиеся судебные постановления вопреки установленному уголовным судопроизводством порядку, «подменив» вышестоящие судебные инстанции. «Фактически инициировал «повторное» уголовное преследование». Апелляционный суд указал, что «при таких обстоятельствах все дальнейшие процессуальные решения и действия прокурора и следователя, в том числе возбуждение уголовного дела, сбор доказательств вины осужденного в преступлении и сами доказательства не могут быть признаны допустимыми».

«Приговор, постановленный на основе результатов такого предварительного расследования, не может быть признан судом апелляционной инстанции законным, обоснованным и справедливым, соответствующим требованиям ст.297 УПК РФ». «Поэтому приговор подлежит отмене на основании п.2 ст.389.15 УПК РФ, производство по делу прекращению».3.

По мнению автора, судом апелляционной инстанции (отменившим приговор) допущены существенные нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.1) Генеральный директор не был дважды (вторично, повторно) судим судом (осужден, наказан) за совершенное преступление, а также не был сначала оправдан судом, а затем осужден судом за одно и то же преступление.

Из буквального толкования общепризнанного правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), ч.1 ст.50 Конституции РФ, п.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п.1 ст.4 Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, следует, что недопустимо дважды быть судимым судом за одно и то же преступление.

Между тем, генеральный директор был судим судом только один раз (судебное решение – приговор районного суда по уголовному делу). Именно по этому уголовному делу и только в этом деле судом устанавливалось наличие или отсутствие вины осужденного генерального директора в совершении преступления. Что же касается двух других судебных актов, на которые сослался суд апелляционной инстанции (по жалобе потерпевшего на постановление следователя от 2013 г.

об отказе в возбуждении уголовного дела), то по этому делу не осуществлялся суд над генеральным директором. Суды рассматривали жалобу потерпевшего на постановление следователя, т.е. оценивали не действия генерального директора, виновность или невиновность генерального директора, а процессуальное решение совсем другого лица – следователя.

Не является судебным актом в отношении генерального директора и постановление следователя 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. Следователь не может судить (он осуществляет досудебное производство) и не является судьей («судья – должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие» — п.54 ст.5 УПК РФ).

Уголовное дело по существу в отношении генерального директора следователь не рассматривал, решение о его невиновности или виновности и назначении ему наказания или об освобождении его от наказания следователь не принимал, т.к. в соответствии с ч.1 ст.118 Конституции РФ «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом», согласно ч.1 ст.8 УПК РФ, «правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом».

Исходя из изложенного, судим осужденный генеральный директор был только один раз (приговор районного суда по уголовному делу).2) Неправильное применение судом апелляционной инстанции Постановления ЕСПЧ от 10.02.2009 г. по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации». Во-первых, в указанном деле, в отличие от рассматриваемого дела осужденного генерального директора, Золотухин С.

был сначала признан виновным районным судом в совершении административного правонарушения (наказание в виде трех суток административного ареста за хулиганство), а затем было возбуждено уголовное дело и он был заключен под стражу и предан уголовному суду за то же правонарушение (хулиганство, за которое уже был осужден и понес наказание), хотя и был оправдан впоследствии уголовным судом по предъявленному обвинению (ч.2.

  1. Ст.213 УК РФ).
  2. Таким образом, Золотухин С., в отличие от осужденного генерального директора, действительно был судим дважды за одно правонарушение.
  3. Генерального директора суд по уголовному делу дважды не судил.
  4. Во-вторых, в деле генерального директора не было в 2013 г.
  5. «первоначального» уголовного преследования, завершившегося «окончательным» решением (в связи с вынесением постановления следователя от 2013 г.
Читайте также:  Сколько Времени Можно Обжаловать Решение Суда?

об отказе в возбуждении уголовного дела и обжаловании потерпевшим указанного постановления следователя в суде первой и апелляционной инстанций), как ошибочно посчитал суд апелляционной инстанции по рассматриваемому делу. «Первоначальное» уголовное дело в 2013 году отсутствует, уголовное дело не было возбуждено в 2013 г., не было производства предварительного следствия (предварительного расследования преступления), не было судебного разбирательства ( п.51 ст.5 УПК РФ), не устанавливались все элементы состава преступления, в том числе вина генерального директора.

Следователем в 2013 г. рассматривалось лишь наличие или отсутствие признаков преступления, совершались процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении. Следователь принял не судебное решение, а процессуальное решение ( п.32 УПК РФ). Дело не рассматривалось следователем или судом по существу (см.

понятия «приговор», «суд», «суд первой инстанции», «судебное решение» — ст.5 УПК РФ). Генеральный директор при проведении первоначальных процессуальных действий следователя в 2013 году (проверка заявления о преступлении) не привлекался в качестве подозреваемого ( ст.46 УПК РФ), обвиняемого ( ст.47 УПК РФ), ему не предъявлялось обвинение ( п.22 ст.5 УПК РФ, ст.171 УК РФ).

  • Поэтому не было уголовного преследования генерального директора в 2013 г.
  • П.55 ст.5 УПК РФ – «уголовное преследование — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления»).
  • Отсутствует в 2013 г.
  • Какое-либо «итоговое судебное решение» — приговор, иное решение суда, вынесенное в ходе судебного разбирательства, которым уголовное дело разрешается по существу ( п.53.2 ст.5 УПК РФ).

Таким образом, суд апелляционной инстанции неправомерно сослался на Постановление ЕСПЧ от 10.02.2009 г. по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации», так как не было уголовного преследования генерального директора в 2013 г., обвинение в 2013 г.

ему не предъявлялось. Правовая позиция ЕСПЧ должна учитываться судом только тогда, когда обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшими предметом анализа и выводов ЕСПЧ. В деле Золотухина С. (а также в иных судебных актах ЕСПЧ) и в деле осужденного генерального директора обстоятельства не являются аналогичными.3) Конституционный Суд РФ ни в одном из своих постановлений (определений) не указывал на возможность применения правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) так, как ошибочно истолковал и применил его суд апелляционной инстанции.

Поэтому ссылка суда апелляционной инстанции на судебные акты КС РФ не доказывает правомерность следующих выводов суда. а) Суд апелляционной инстанции сделал в своем судебном акте несколько ошибочных выводов, а именно: «По смыслу закона вышеназванный общепризнанный правовой принцип распространяется на все стадии уголовного процесса».

  1. «Если в возбуждении уголовного дела было отказано, то всякое дальнейшее (повторное) преследование и назначение наказания по тому же обвинению невозможно».
  2. Примечание: Вероятно суд апелляционной инстанции использовал при мотивировке Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л.
  3. Кононова к Постановлению КС РФ от 19.03.2003 г.

№ 3-П (не является судебным актом КС РФ). Но на особое мнение судьи не сослался, понимая, что это только мнение судьи, а не КС РФ. Суд апелляционной инстанции не учел следующего: Уголовное судопроизводство – досудебное и судебное производство по уголовному делу ( п.56 ст.5 УПК РФ) Досудебное производство – уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения по существу ( п.9 ст.5 УПК РФ).

  1. В содержание досудебного производства входят две стадии – возбуждение уголовного дела (раздел VII УПК РФ) и предварительное расследование преступлений (раздел VIII УПК РФ).
  2. Таким образом, когда следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела – это первоначальная стадия уголовного судопроизводства, уголовного процесса, но на этой стадии нет и не может быть обвинения лица (так как еще не возбуждено уголовное дело), нет уголовного расследования, нет уголовного преследования лица (возникает только после возбуждения уголовного дела).

Исходя из изложенного, никакого повторного преследования осужденного генерального директора никаких двух расследований в отношении него не проводилось и предъявления двух тождественных обвинений ему не было. Правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) в рассматриваемой ситуации не применим.

Б) Примененное судом апелляционной инстанции толкование правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) не соответствует Конституции РФ, Общепризнанные принципы и нормы международного права, а также Конвенция о защите прав человека и основных свобод, как международный договор России, являются составной частью ее правовой системы.

Но эти нормы не выше Конституции РФ, которая имеет высшую юридическую силу. Действительно согласно ч.1 ст.50 Конституции РФ «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление». Однако в этой конституционной норме права речь идет о недопустимости повторного осуждения, а не о запрете на дополнительную проверку следователем сообщения о преступлении по указанию надзирающего прокурора.

Кроме того, в соответствии со статьей 52 Конституции РФ, «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба». Уголовное судопроизводство должно гармонично сочетать с одной стороны защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений, а с другой стороны защищать лиц от незаконного и необоснованного уголовного преследования, обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

Таким образом, должен соблюдаться баланс интересов всех лиц. В противном случае назначение уголовного судопроизводства не будет достигнуто. Толкование указанных норм права, примененное апелляционным судом, существенно нарушает права потерпевших от преступлений.

При таком применении норм права нарушается баланс между правами и интересами лица, в отношении которого проводится проверка сведений о преступлении, и правами и законными интересами потерпевших от преступления.4) Суд апелляционной инстанции неправомерно посчитал незаконными действия надзирающего прокурора, отменившего своим постановлением от 2014 г.

постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. Надзирающий прокурор в пределах своей компетенции и в соответствии с УПК РФ ( ст.37 УПК РФ, ФЗ «О прокуратуре РФ») отменил постановления следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела.

Так как никакого повторного преследования, расследования в отношении осужденного генерального директора не проводилось, то прокурор не нарушил правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), ч.1 ст.50 Конституции РФ, п.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п.1 ст.4 Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как ошибочно посчитал суд апелляционной инстанции.

«Повторное» уголовное преследование прокурор не осуществлял. Судебные акты 2013 г., на которые сослался суд апелляционной инстанции (и которые якобы прокурор «игнорировал», «пересмотрел», («подменив» вышестоящие судебные инстанции), не выносились в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении генерального директора.

В указанных судах уголовное дело по существу не рассматривалось. Как видно из мотивировочной части указанных судебных актов, суды постановили оставить без удовлетворения жалобу потерпевшего на постановление следователя. Таким образом, в указанных судебных актах не содержится указания на какие-либо обязательные для выполнения обязанности соответствующих органов, должностных лиц совершить определенные действия, принять решения или воздержаться от каких-либо действий, принятия решений.

Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению указанных судебных актов со стороны надзирающего прокурора отсутствует. Поэтому, усмотрев в порядке надзора нарушение следователем требований уголовно-процессуального закона, не исполнение указаний прокурора, руководителя следственного органа о проведении необходимых проверочных мероприятий, надзирающий прокурор правомерно, обоснованно и на основании норм УПК РФ вынес постановление от 2014 г.

  • Об отмене постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела.
  • Следует отметить, что прокурор действовал не по своей инициативе, а по жалобе потерпевшего от преступления.
  • В соответствии с п.1 ч.1 ст.6 УПК РФ, уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Исходя из изложенного, ч.4 ст.7 УПК РФ и ч.1 ст.392 УПК РФ прокурор не нарушил. Кроме того, указанное постановление прокурора заинтересованное лицо (генеральный директор) могло обжаловать вышестоящему прокурору или в суд, в порядке, установленном гл.16 УПК РФ.5) Неправомерное (ошибочное) применение судом апелляционной инстанции процессуальной аналогии, применении ст.27 УПК РФ.

Апелляционный суд указал, что ст.27 УПК РФ на основании процессуальной аналогии подлежит применению в отношении генерального директора, когда на досудебном производстве следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом апелляционным судом сделана ссылка на то, что КС РФ неоднократно выражал правовую позицию о допустимости применения правил процессуальной аналогии.

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание следующее: Норма ст.27 УПК РФ установлена во избежание «параллельных» производств по уголовному делу. В рассматриваемом деле никакого «параллельного» производства» не было. Аналогия права (применение общих принципов осуществления правосудия в РФ) используется в ситуации наличия пробела в праве.

Аналогия закона используется, когда отсутствуют нормы процессуального права и тогда суд применяет норму права, регулирующую сходные отношения. Между тем, в рассматриваемой ситуации никакого пробела в праве нет. Кроме того, отсутствуют сходные правоотношения с правоотношениями, о которых идет речь в ст.27 УПК РФ.

Разные стадии уголовного судопроизводства по-разному регулируются и это не означает, что существует пробел в праве. С учетом изложенного, ссылка суда на правовую позицию КС РФ о применении правил процессуальной аналогии при отсутствии пробела в праве неправомерна.

Ссылаясь на применение процессуальной аналогии, суд апелляционной инстанции фактически пытается обосновать свой ошибочный и не основанный на законодательстве вывод. Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции неправильно применил общепризнанный правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), нормы международного права, судебную практику ЕСПЧ и КС РФ; существенно нарушил нормы уголовного и уголовно-процессуального закона (неверно применен закон), неправильно применил процессуальную аналогию, что привело к судебной ошибке (неправомерно отменен приговор суда первой инстанции).

Общие выводы о том, как должен применяться правовой принцип «запрет на повторное преследование».1. Имеются объективные сложности в том, как отличить добросовестного предпринимателя, который сработал в убыток и разорился (добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются – п.5 ст.10 Гражданского кодекса РФ) от преступника, который совершил мошенничество в сфере предпринимательской деятельности.

Принцип права «non bis in idem» дисциплинирует лиц, осуществляющих досудебное уголовное судопроизводство, а также лиц, осуществляющих контроль за их деятельностью (прокуратура, суды), заставляет ответственно, более качественно, профессионально работать. Поэтому соблюдение этого правового принципа в уголовном процессе (судопроизводстве) так важно.2.

Как показывает судебная практика в судах возникают проблемы с определением: ведется ли уголовное преследование или нет на стадии с момента получения правоохранительными органами заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела (при проверке данных, указывающих на наличие или отсутствие признаков преступления).

Некоторые юристы (судьи) полагают, что уголовное преследование ведется на всех стадиях уголовного процесса (уголовного судопроизводства), т.е. с момента получения заявления о преступлении. Автор считает иначе: уголовное преследование возможно только после возбуждения уголовного дела. Известная автору судебная практика ЕСПЧ по данному вопросу касается ситуаций, когда уголовное дело возбуждалось дважды.3.

Отдельный вопрос — возможность применения рассматриваемого принципа права не только в уголовном, но и в иных процессах, а также при защите интересов юридических лиц. Конституционный Суд РФ (путем толкования Конституции РФ ), ЕСПЧ (путем толкования международных норм права) в целом ряде своих судебных актов распространяли правовые гарантии защиты прав и интересов физических лиц на юридические лица, а также общие принципы уголовного права, уголовного процесса на административные правоотношения.

В связи с этим, правовой принцип «non bis in idem», по мнению автора, может быть применен как к физическим, так и юридическим лицам и не только в уголовном процессе, но и в административном, налоговом, антимонопольном и других процессах, где возникают правоотношения, основанные на административном или ином властном подчинении одной стороны другой.

Примечание: Справедливости ради следует отметить, что на возможность такого расширительного применения рассматриваемого принципа права задолго до автора, еще в 2003 и 2009 годах, обратил внимание адвокат Бубон Константин Владимирович (см. его статью 2003 года «Повторная ответственность в законодательстве РФ» на сайте http://www.proza.ru/2003/09/06-110; статью 2009 года «Повторная ответственность.

Практика ЕСПЧ» на сайте http://www.proza.ru/2009/05/10/174; статью в журнале «Адвокат», апрель 2009 г.). Если допустить, что это именно так, то в связи с этим возникает целый ряд интересных вопросов, например, вправе ли налоговые органы проводить повторную выездную налоговую проверку налогоплательщика в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего проверку.

Пунктом 10 статьи 89 НК РФ это предусмотрено, но насколько это соответствует правовому принципу «non bis in idem» и соответствует ли указанное положение НК РФ ч.1 ст.50 Конституции РФ? Можно привести и иные примеры. Таким образом, правовой принцип «non bis in idem» вполне возможно должен иметь гораздо большее применение.

Кто закрывает дело?

Такого конкретного срока нет. Следователь выносит постановление о прекращении уголовного дела после того, как полно и всесторонне исследует все обстоятельства дела. Общий срок предварительного следствия 2 месяца, но он, согласно ст.162 УПК РФ может продлеваться и, согласно ст.

Что делать если на вас завели уголовное дело?

Порядок ваших действий при возбуждении уголовного дела — Итак, если на Вас завели уголовное дело, необходимо придерживаться следующих правил:

  1. Требовать от следственных органов соблюдения Ваших законных прав — в первую очередь после задержания право на звонок родственникам;
  2. Активно пользоваться всеми законными правами — право на адвоката, право на отказ от дачи показаний. При этом по возможности необходимо подобрать компетентного правозащитника, заинтересованного в доказательстве Вашей невиновности;
  3. Требовать соблюдения законности проведения следственных действий, в особенности — законности проведения допросов;
  4. Требовать соблюдения законности при выяснении Вашего статуса — подозреваемого, обвиняемого, свидетеля. При отсутствии мотивированных доказательств требовать скорейшего освобождения и снятия обвинений;
  5. При нарушении Ваших прав — подавать жалобы в компетентные органы на сотрудников следствия.

Мы будем рады, если вы поделитесь этим материалом со своими друзьями в социальной сети. Читать подробнее: Что делать, если на вас заведено уголовное дело

В каком случае могут закрыть дело о краже?

1. Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: а) два года после совершения преступления небольшой тяжести ; б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести ; КонсультантПлюс: примечание.П.

  • В» ч.1 ст.78 признан частично не соответствующим Конституции РФ ( Постановление КС РФ от 18.07.2022 N 33-П).
  • О правовом регулировании до внесения изменений см.п.2 Постановления N 33-П.
  • В) десять лет после совершения тяжкого преступления; г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления,2.

Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.3. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда либо от уплаты судебного штрафа, назначенного в соответствии со статьей 76.2 настоящего Кодекса.

  • В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.
  • Часть 3 в ред.
  • Федерального закона от 03.07.2016 N 323-ФЗ) (см.
  • Текст в предыдущей редакции ) 4.
  • Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом.

Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.5. К лицам, совершившим преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.3, 205.4, 205.5, частями третьей и четвертой статьи 206, частью четвертой статьи 211, статьями 353, 356, 357, 358, 361 настоящего Кодекса, а равно совершившим сопряженные с осуществлением террористической деятельности преступления, предусмотренные статьями 277, 278, 279 и 360 настоящего Кодекса, сроки давности не применяются.

Сколько по времени может длиться следствие?

1. Предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела.

Чем отличается судимость от привлечения к уголовной ответственности?

Наказание за совершение преступления – это не единственное неблагоприятное последствие совершения преступления. Следует знать и помнить, что само привлечение к уголовной ответственности, влечет негативные последствия для лица, совершившего преступление.

Судимость – это неблагоприятные уголовно-правовые и общеправовые последствия в виде ограничения определенных прав для гражданина, совершившего преступление. Судимым признается лицо, осужденное за совершение преступления, со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости (ст.86 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Сроки погашения судимости устанавливаются уголовным законом и исчисляются, как правило, после отбытия или исполнения уголовного наказания. Например, в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести, судимость погашается по истечении трех лет после отбытия наказания, а не сразу же после отбытия или исполнения наказания, как, заблуждаясь, думают многие люди, не имеющие должного юридического образования.

  • В тех случаях, когда совершено тяжкое или особо тяжкое преступление, срок погашения судимости увеличивается.
  • До истечения срока погашения судимости, снять ее — судимость может только суд, если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно и заявил соответствующее ходатайство.
  • Однако, не смотря на то, что снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с нею, но лицо не перестает быть привлеченным к уголовной ответственности, что само по себе оставляет определенный негативный «отпечаток» в биографии на всю оставшуюся жизнь.

Признание факта совершения лицом преступления, сразу отпугивает многих работодателей, которые могут отказать в приеме на работу, просто не объясняя причин. Таким образом, после привлечения к уголовной ответственности страдает деловая репутация человека.

  • Практически во всех сферах государственной службы, для работников предъявляются высокие требования морального облика.
  • Так следует знать, что в соответствии с требованиями Федерального закона «О прокуратуре РФ», Федерального закона «О полиции», Закона «О статусе судей в Российской Федерации», работником прокуратуры, судьей или сотрудником ОВД не может быть гражданин Российской Федерации, имеющий или имевший судимости, либо уголовное преследование, а так же если в отношении лица было прекращено уголовное дело по не реабилитирующим основаниям, к таким основанием относится прекращение уголовного дела за примирением сторон, в связи с деятельным раскаиванием и т.д., то есть, не смотря на то, что уголовное дело было прекращено, лицо считается привлеченным к уголовной ответственности.

Только в том случае, когда уголовное дело было прекращено в отношении лица по реабилитирующим основаниям (в связи с отсутствие в действиях состава или события преступления, вынесение оправдательного приговора), лицо считается не судимым. Исходя из вышеизложенного, следует задуматься, поскольку уголовная ответственность за совершение преступления в Российской Федерации установлена с 16 лет, а за некоторые преступления — с 14 лет.