Можно Ли Судью Привлечь К Административной Ответственности?

Можно Ли Судью Привлечь К Административной Ответственности
Судья не может быть привлечен к административной и дисциплинарной ответственности, а также к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое решение, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении.

Почему неприкосновенность судьи?

Что такое неприкосновенность судей — Неприкосновенность судей закреплена в Конституции и других важнейших законах Российской Федерации. Данное понятие введено с целью исключения вмешательства сторонних лиц в деятельность судов. Важно, чтобы судья не был подвержен чьему-либо влиянию при принятии своих решений.

  • Ведь очевидно, что решение, принятое под влиянием никогда не будет беспристрастным.
  • Оно будет принято в интересах тех или иных лиц.
  • Поэтому, в законах прописаны нормы, предотвращающие влияние на судей.
  • Гарантией объективности судов является неприкосновенность.
  • Это означает, что судья не может быть привлечен к ответственности на общих основаниях.

Если судья совершит нарушение правил дорожного движения, сотрудник ГАИ не сможет составить в отношении него протокол. Необходимо соблюсти особую процедуру. Таким образом, неприкосновенность судей выделяет из числа прочих граждан, но и налагает серьезнейшие обязательства.

Как стать судьей мирового суда?

Мировым судьей может быть гражданин РФ, достигший возраста 25 лет, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее 5 лет, не совершивший порочащих его поступков, сдавший квалификационный экзамен и получивший рекомендацию квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ.

  • На мировых судей и членов их семей распространяются гарантии независимости судей, их неприкосновенности, материального обеспечения и социальной защиты, установленные Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и иными законами.
  • Мировые судьи — судьи общей юрисдикции субъектов РФ и входят в единую судебную систему Российской Федерации.

Основная цель возрождения института мировых судей — приближение правосудия к народу и доступность его для жителей города. Управление Судебного департамента в г. Москве приглашает квалифицированных юристов на вакантные должности мировых судей города Москвы.

  1. Собеседование с кандидатами в мировые судьи проводится в Управлении Судебного департамента в г.
  2. Москве по понедельникам и четвергам с 14 часов 15 минут до 17 часов по адресу: г.
  3. Москва, Новинский б-р, д.28/35, стр.1-а, контактный телефон: 8 (495) 691-55-41.
  4. Кандидаты, желающие сдать экзамен на мирового судью, могут подать документы в экзаменационную комиссию города Москвы по приему квалификационных экзаменов на должность судьи по предварительной записи по телефону: 8 (495) 533-89-31.

Закон г. Москвы от 31 мая 2000 г. №15 «О мировых судьях в городе Москве» Статья 5. Требования, предъявляемые к кандидатам на должность мирового судьи. Требования, предъявляемые к мировому судье (в ред. Закона г. Москвы от 16.09.2009 N 34)

Мировым судьей может стать гражданин Российской Федерации, достигший возраста 25 лет, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности не менее 5 лет, отвечающий иным требованиям, установленным Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации». Мировой судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, Устав города Москвы, другие законы города Москвы, а также соблюдать ограничения и исполнять свои полномочия в соответствии с требованиями, установленными Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации».

Статья 7. Порядок назначения на должность мировых судей Мировые судьи назначаются на должность Московской городской Думой по представлению Председателя Московского городского суда, основанному на заключении квалификационной коллегии судей города Москвы.

Одновременно с представлением Председатель Московского городского суда вносит в Московскую городскую Думу проект постановления Московской городской Думы о назначении мировых судей. Представление Председателя Московского городского суда и проект постановления Московской городской Думы о назначении мировых судей направляются Председателем Московской городской Думы в комиссию Московской городской Думы в соответствии с направлением ее деятельности для подготовки заключения о рекомендации кандидатов на назначение на должности мировых судей.

Проект постановления Московской городской Думы о назначении мировых судей рассматривается Московской городской Думой при наличии указанного заключения комиссии Московской городской Думы. Московская городская Дума в месячный срок со дня внесения в Московскую городскую Думу указанного в настоящей статье проекта постановления назначает мирового судью на должность либо отклоняет представленную кандидатуру.

  1. При исчислении месячного срока время летнего и зимнего перерывов в работе Московской городской Думы не учитывается.
  2. Кандидатура на должность мирового судьи, отклоненная Московской городской Думой, может быть представлена на рассмотрение Московской городской Думы повторно не ранее чем через год после отклонения этой кандидатуры Московской городской Думой.

опубликовано: 24.08.2020 08:32:39, обновлено: 27.01.2021 09:30:21

Можно ли посадить судью?

Как привлечь судью: основания и порядок — Привлечение судьи к уголовной ответственности и иной представляет собой сложный порядок действий, для которых должно иметься веское основание. Даже после отставки на них распространяется неприкосновенность – статья 15 ФЗ N 3132-1.

Вид ответственности Основания
Дисциплинарная ответственность Основаниями для привлечения к дисциплинарной ответственности могут выступать:

несоблюдение установленных законом запретов в статье 3 ФЗ N 3132-1, например, судья занимается бизнесом; существенное нарушение судейской этики; совершение поступка, порочащего честь судьи.

В качестве меры наказания допускается досрочное прекращение полномочий, если проступок серьезный.

Уголовная ответственность Привлечение судьи к уголовной ответственности возможно только по вступившему в силу приговору суда. Подробный порядок мы рассмотрим ниже.
Административная ответственность Привлечь по административной ответственности допускается только по решению соответствующей коллегии судей. Сотрудники правоохранительных органов следуют четкому регламенту:

составляют рапорт; направляют в органы прокуратуры; Генеральный прокурор инициирует процесс привлечения – подает представление в соответствующую коллегию.

Если судья замечен в состоянии алкогольного опьянения на машине, то его необходимо отстранить от управления автомобилем.

Важно! Личный досмотр не допускается, исключение – в целях соблюдения безопасности в установленных федеральным законом случаях.

Кто может лишить судью статуса?

Так, полномочия судьи могут быть прекращены из-за совершения поступка, порочащего честь и достоинство судьи, несоблюдения требований, ограничений и запретов, установленных Законом о противодействии коррупции, а также прекращения гражданства Российской Федерации, приобретения гражданства (подданства) иностранного

Какая зарплата у судьи?

Сколько получает судья на суде? — Оклад мирового судьи в регионе составляет 60% оклада председателя ВС РФ, в 2021 году это 21 517 Р. В Москве и Санкт-Петербурге — 64%, то есть 22 951 Р. Оклад судьи районного суда в регионах — 67% от оклада председателя ВС РФ, в Москве и Санкт-Петербурге — 72%, то есть 24 027 и 25 820 Р соответственно.

Что нельзя делать судьям?

Статья 11. Занятия и действия, не совместимые с должностью судьи Конституционного Суда Российской Федерации Судья Конституционного Суда Российской Федерации не может быть сенатором Российской Федерации, депутатом Государственной Думы, иных представительных органов, занимать либо сохранять за собой другие государственные или общественные должности, иметь частную практику, заниматься предпринимательской, иной оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности, занятие которой не должно препятствовать выполнению обязанностей судьи Конституционного Суда Российской Федерации и не может служить уважительной причиной отсутствия на заседании, если на то не дано согласия Конституционного Суда Российской Федерации.

Запрет быть сенатором Российской Федерации, депутатом, занимать другие государственные должности, а также осуществлять иную деятельность, если она допустима для пребывающего в отставке судьи в соответствии с федеральным, регулирующим статус судей в Российской Федерации, не распространяется на судей Конституционного Суда Российской Федерации, пребывающих в отставке.

(часть первая в ред. Федерального конституционного от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) (см. текст в предыдущей ) Судья Конституционного Суда Российской Федерации не вправе осуществлять защиту или представительство, кроме законного представительства, в суде, арбитражном суде или иных органах, оказывать кому бы то ни было покровительство в получении прав и освобождении от обязанностей.

Судья Конституционного Суда Российской Федерации не может принадлежать к политическим партиям и движениям, материально их поддерживать, участвовать в политических акциях, вести политическую пропаганду или агитацию, участвовать в кампаниях по выборам в органы государственной власти и органы местного самоуправления, присутствовать на съездах и конференциях политических партий и движений, заниматься иной политической деятельностью.

Он не может также входить в руководящий состав каких-либо общественных объединений, даже если они и не преследуют политических целей. Судья Конституционного Суда Российской Федерации не вправе в печатных изданиях, средствах массовой информации, самостоятельно распространяемых текстах, на сайтах (страницах сайтов) в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в выступлениях перед любой аудиторией, в переписке с органами публичной власти, организациями и гражданами, которые исходя из обстоятельств ее ведения могут ее обнародовать, высказывать свое мнение о вопросе, который может стать предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации либо изучается или принят к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации, до принятия решения по этому вопросу, а также критиковать в какой бы то ни было форме решения Конституционного Суда Российской Федерации.

Часть четвертая в ред. Федерального конституционного от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) (см. текст в предыдущей ) Судье Конституционного Суда Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом, запрещается открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации.

(часть пятая введена Федеральным конституционным от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) На судью Конституционного Суда Российской Федерации распространяются также иные запреты и ограничения, предусмотренные федеральным, регулирующим статус судей в Российской Федерации.

(часть шестая введена Федеральным конституционным от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) На судью Конституционного Суда Российской Федерации, пребывающего в отставке, распространяются положения настоящей статьи, за исключением случаев, если настоящей статьей или федеральным законом, регулирующим статус судей в Российской Федерации, в отношении судьи, пребывающего в отставке, предусматривается возможность занятия соответствующей деятельностью и совершения определенных действий.

(часть седьмая введена Федеральным конституционным от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) Ничто в настоящей статье не может рассматриваться как ограничение права судьи Конституционного Суда Российской Федерации свободно выражать свою волю гражданина и избирателя путем голосования на выборах и референдуме.

Какие привилегии есть у судей?

Привилегии судей — Государство предоставляет судьям достойную оплату труда, неприкосновенность и социальные гарантии. Эти преимущества не личная привилегия судей, а гарантия вынесения законных и справедливых судебных решений. А еще — плата за ту ответственность, которую они на себя берут.

Судья обязан лишить кого-то свободы, имущества, денег, общения с детьми, если этого требует закон. До 1996 года самым строгим наказанием за преступления была смертная казнь. То есть раньше судьи были вправе даже лишить кого-то жизни. Сейчас смертная казнь не назначается, хотя от этого ответственность судьи меньше не становится.

Неприкосновенность. Неприкосновенность — это защита судьи от задержания, обыска, привлечения к уголовной или административной ответственности. Если бы судью можно было в общем порядке задержать или обыскать, судья оказался бы зависимым от органов и лиц, которые уполномочены на эти действия.

В этом случае цель государства не установить личные привилегии судье, а отступить от общего порядка ради более значимых целей — вынесения законных и справедливых решений и приговоров. Иммунитет распространяется не только на личность судьи, но и на его автомобиль, квартиру, рабочий кабинет, телефон и документы.

Необоснованный арест может оказаться попыткой воздействия на судью. Поэтому государство предусмотрело особый порядок привлечения судей к ответственности. Например, чтобы привлечь судью районного суда к уголовной ответственности, председатель Следственного комитета России должен запросить согласие квалификационной коллегии судей субъекта.

В квалификационную коллегию входят представители президента, общественности и судов разных уровней. Только после согласия коллегии председатель следственного комитета может возбудить уголовное дело. Еще судья имеет право на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия, а в особых случаях — личную государственную охрану.

Повод для предоставления охраны — опасная для жизни судьи ситуация, которая связана с профессиональной деятельностью. Например, поджог автомобиля или порча входной двери квартиры. В таких ситуациях полиция обеспечит судье охрану, а в особых случаях его могут переселить в другое место жительства, заменить документы и даже изменить внешность.

  1. Материальное обеспечение.
  2. Государство оплачивает судьям и членам их семьи медицинский полис ДМС и санаторно-курортное лечение.
  3. Это выгодно даже тем, кто любит отдыхать за границей: если судья откажется от путевки в санаторий, в конце года ему выплатят компенсацию ее стоимости.
  4. Судьям, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, государство предоставляет квартиру.

Для этого специальная комиссия проверяет жилье судьи. Если количество квадратных метров на судью и членов семьи меньше общей учетной нормы субъекта РФ, судью поставят в очередь и компенсируют расходы по найму жилья до предоставления квартиры. Например, в Санкт-Петербурге на одного жильца в квартире должно приходиться не меньше 9 квадратных метров.

Несменяемость. Судью очень сложно уволить. По Конституции РФ судьи несменяемы. Их нельзя перевести на другую должность или в другой суд без их согласия. Полномочия судьи могут быть прекращены только в особом порядке по решению специальной квалификационной коллегии. Например, если судья безвестно пропал или в отношении него ведется уголовное дело.

Поэтому судьи обычно занимают свои должности до ухода в отставку. Например, судья федерального суда вступает в должность бессрочно до достижения предельного возраста пребывания в должности. А председатель Конституционного суда России вообще возглавляет его с 1991 года.

  • Отставка и ежемесячное пожизненное содержание.
  • По собственному желанию судья может уйти с должности в любое время и будет получать пенсию на общих основаниях.
  • Но при стаже работы судьей 20 лет и возрасте 50 лет для женщин и 55 для мужчин судья получит право на ежемесячное пожизненное содержание.
  • Это сумма, которая выплачивается судье каждый месяц после ухода в отставку.

Она не облагается налогом. Размер пожизненного содержания меньше средней зарплаты судьи — 80% от дохода на соответствующей должности. Мантия и молоток. Судейская мантия — символ судебной власти. Судья обязан носить мантию в течение всего рабочего дня. Еще судье полагается форма — обувь и блузка или рубашка.

Кто может наказать судью?

Жалоба на судью в квалификационную коллегию судей —

  • Только квалификационная коллегия может наложить на судью, в случае удовлетворения жалобы, дисциплинарное взыскание.
  • Для того, чтобы коллегия смогла рассмотреть Ваше обращение, оно должно предварительно быть представлено председателю суда.
  • Получая обращение от граждан, председатель суда, если усмотрит объективность предъявленной жалобы, обязан обратиться с соответствующим документов в коллегию судей.
  • Сотрудники судейской коллегия обязательно проведут проверку по факту нарушения и вынесут решение.

Как доказать что судья куплен?

По каким признакам юристы предполагают, что судья куплен другой стороной? — Алло, полиция! Меня похитили инопланетяне!- Вы пьяный? — Да, так совпало.

  • (Уже народный анекдот)
  • Автор публикации не преследует цели оскорбить кого-либо или веру во что-либо, ни к чему никого не призывает и ничего не организовывает.
  • ***

Многих коллег привели в профессию книги про Шерлока Холмса. А как известно, любители детективов склонны строить нелепые теории, цепляясь за мелочи. Одной из таких теорий является возможность другой стороны по делу купить судью. Дело тут в том, что сторонники строить разного рода теории очень чувствительны к собственным неудачам и всегда пытаются найти удобное для них объяснение.

Когда начинаешь их спрашивать о том, на чем основаны подозрения или что именно насторожило их в процессе, почти всегда получаешь неубедительный ответ. У этого есть вполне логичное объяснение. Нет таких признаков, которые позволяли бы делать уверенные утверждения. Симптомы на то и симптомы, что их наличие само по себе не означает заболевания, а сами симптомы могут оказаться не симптомами.

Ко всему прочему от нервной работы в судах у таких юристов развивается обсессия и галлюцинации. Однако интересно, что получаемые от юристов симптомы почти всегда схожи, и это уже наводит на мысль о возможности существования массового психоза или другого целого профессионального заболевания, о котором лучше знать побольше, чтобы не пострадать самому.

Признаки можно представить в трех группах: поведение представителей другой стороны; поведение судьи; организационные моменты.1. Поведение юристов другой стороны в процессе Кто-то верит слухам, считая, что появление некоторых известных в цеху личностей в судебном процессе уже признак грязной игры. Аргумент из разряда: про него все так говорят, а все не могут ошибаться.

Кто-то признаком считает появление неквалифицированного представителя в крупном и сложном процессе. Например, рассматривается коммерческий спор на сотни миллионов, а приходит уже немолодой мужчина с ГПК РФ. С 1 октября этот аргумент можно считать неактуальным.

Другим признаком считается неожиданно пассивная позиция представителей другой стороны, стремление закончить рассмотрение дела как можно скорее, даже в тех случаях, когда другой юрист не торопился бы выходить на решение и поискал дополнительные доказательства и аргументы. Например, появление девушки с пояснениями на трех листах, двумя письменными доказательствами и позицией: «добавить нечего» все в том же споре на сотни миллионов.

Этот признак, как и предыдущий, страдает значительной долей субъективного усмотрения со стороны и так параноидного юриста проигравшей стороны.

  1. Тем же пороком страдает и такой признак как заявление очевидно необоснованных требований в дополнении к тем, что оказались удовлетворены.
  2. Последним в этом разделе признаком можно упомянуть появление новых лиц после вынесения решения: при апелляции или кассации вдруг появляется не участвовавшее ранее лицо со своей жалобой и дело откладывают.
  3. 2. Поведение судьи
  4. Судья торопится с вынесением судебного акта, в том числе, отказывает в удовлетворении всех ходатайств, способных отложить рассмотрение дела либо оставляет их открытыми до ухода в совещательную комнату, из которой выходит с решением.

Например, считается, что отказ в заявлении о фальсификации есть сигнал о том, что судья намерен рассмотреть спор именно в этот день и ничего ему не помешает. Рассказывают, что в протоколах заседаний можно прочитать, что в удовлетворении заявления отказано, поскольку заявителем не указано, кем именно сфальсифицирован документ.

  1. При этом, при всей своей непоколебимой решимости рассмотреть спор именно в этот день, судья демонстрирует высокую степень покладистости и терпимости в заслушивании аргументов представителя «проданной» стороны или даже устраивает показательную порку для представителей другой стороны.
  2. Перечисленные выше признаки имеют то возражение, что восприятие времени разными людьми неодинаково.

Даже если одной стороне кажется, что спор рассмотрен слишком быстро, то другая сторона, наоборот, скажет: «Ну наконец-то». Быстрое изготовление большого по объёму решения (вплоть до того же дня). Содержание самого решения тоже наводит на грешные мысли юристов.

  1. В качестве признаков упоминаются: почти полное соответствие двух-трех доводов стороны и выводов; некоторые доводы или факты «проданной» стороны искажаются или не упоминаются при очевидности того, что они были.
  2. В то же время, многие соглашаются, что любое неправильное решение написано с пропуском оценки аргументов.

Это скорее связано с отсутствием умения мотивировать свои выводы. Явное отличие вынесенного судебного акта от судебной практики и даже практики самого судьи. Чаще всего об этом говорят, когда судья рассматривает типовые дела. Например, включение требований в реестр кредиторов должника.

Однако все дела разные и не бывает дел, которые во всем были бы идентичны. Резкое изменение хода судебного процесса. Например, несмотря на истребование доказательств у третьих лиц или назначение (иногда отложение для назначения) судебной экспертизы, суд не дожидается результатов и выносит решение. В апелляционном суде: немотивированное принятие новых документов.

Но опять же — это субъективный критерий: мотивированное или нет.3. Вопросы организации судебного процесса Неожиданные изменения судебного состава. Например, при коллегиальном составе: замена судей в апелляции или кассации, замена председательствующего судьи на пред состава.

Некоторые еще обращают внимание, что замененный судья рассматривает другие дела в тот же день. При рассмотрении дела в единоличном составе: внезапный уход судьи по делу в отпуск, о которым узнаешь в день судебного заседания, назначенный тем же судьей, а новый судья, несмотря на обилие фактических обстоятельств и правовых доводов намерен рассмотреть спор именно сегодня.

Или, наоборот, возвращение судьи из длительного отпуска для рассмотрения какого-то дела. Надо понимать, что вопросы судебного состава по большей части организационные для всего суда и соответственно отнесены к полномочиям руководителей суда и составов.

Логично возразить, что их появление не связано с конкретным делом. Короткие сроки рассмотрения сложных дел. Например, удовлетворение крупных корпоративных исков в тот же день после перехода из предварительного судебного заседания. Так чаще всего говорят представители, которые сами не были готовы к рассмотрению спора по существу.

Внезапные перерывы или отложения при рассмотрении дела после стадии исследования доказательств или после заслушивания сторон в кассационном суде. В то же время, этот аргумент не учитывает, что иногда сложно, сидя в совещательной комнате, полноценно взвесить все аргументы сторон при решении дела.

Как можно наказать судью?

Общий порядок привлечения — Согласно закону о статусе судей, судью можно наказать путем привлечения к дисциплинарной ответственности посредством подачи жалоб и уголовной, но также через дисциплинарную ответственность с последующим лишением статуса судьи.

Кто отстраняет судью?

Статья 56. Отстранение судьи от участия в рассмотрении дела

Судья Конституционного Суда Российской Федерации отстраняется от участия в рассмотрении дела в случаях, если:1) судья ранее в силу должностного положения участвовал в принятии акта, являющегося предметом рассмотрения;2) объективность судьи в разрешении дела может быть поставлена под сомнение ввиду его родственных или супружеских связей с представителями сторон;3) имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в объективности и беспристрастности судьи.

(п.3 введен Федеральным конституционным от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) Судья Конституционного Суда Российской Федерации при наличии обстоятельств, указанных в настоящей статьи, обязан заявить самоотвод до начала слушания дела. Отстранение судьи Конституционного Суда Российской Федерации от участия в деле производится мотивированным решением Конституционного Суда Российской Федерации, принимаемым большинством от числа присутствующих судей после заслушивания судьи, вопрос об отстранении которого должен быть решен.

Как привлечь судью к дисциплинарной ответственности?

Основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности является совершение дисциплинарного проступка — виновного действия (виновного бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебное время, в результате которого были нарушены положения Закона Российской Федерации ‘О статусе судей в

В чем заключается принцип несменяемости судьи?

Статья 12. Несменяемость судьи Подготовлена документа с изменениями, не вступившими в силу Судья несменяем. Он не подлежит переводу на другую должность или в другой суд без его согласия, и его полномочия могут быть прекращены или приостановлены не иначе как по основаниям и в порядке, установленном настоящим Законом. Открыть полный текст документа Читать подробнее: Статья 12. Несменяемость судьи

В чем заключается независимость судей?

Вестник РУДН. Серия: Юридические науки RUDN JOURNAL OF LAW http://journals.rudn.ru/law 2018 Т.22. № 1.21-41 doi: 10.22363/2313-2337-2018-22-1-21-41 НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДЕЙ — ИММАНЕНТНОЕ СВОЙСТВО УГОЛОВНОГО ПРАВОСУДИЯ И ГЛОБАЛЬНАЯ ЕГО ПРОБЛЕМА А.А. Тарасов, И.А.

  • Гизатуллин Башкирский государственный университет Институт права 450005, Уфа, Россия, ул.
  • Достоевского, 131 Независимость судей — объективно необходимое условие существования судебной власти и правосудия в государстве, оно предполагает свободу каждого судьи в выборе правовой позиции по разрешаемому им делу, как от воли тяжущихся сторон, так и от любого внешнего воздействия.

Внешними для судьи являются не только воздействие сторон в рассматриваемом деле или представителей несудебной власти или руководства судов, но и корпоративное влияние со стороны судейского сообщества или ментальная привязанность к корпоративным традициям профессиональных сообществ, к которым ранее принадлежал судья.

  1. Подверженность всем этим видам внешнего для судьи влияния представляют равную угрозу для его независимости и для отправляемого им правосудия.
  2. Не меньшую угрозу для правосудия и объективных интересов общества представляет оборотная сторона судейской независимости — судейский произвол.
  3. Оптимальный государственный подход в обеспечении независимости судей предполагает баланс между двумя крайностями — судейской зависимостью от чужого мнения и судейским произволом.

В современном российском законодательстве «независимость судей» определена как принцип всех видов судопроизводства с выделением специальной статьи с таким названием во все процессуальные кодексы. В законах судебной реформы XIX в. словосочетание «независимость судей» вообще не используется, хотя создание действительно независимого суда в условиях абсолютной монархии признается главным достижением этой реформы.

Авторы на примере уголовного судопроизводства подчеркивают, что независимость судей обеспечивается вовсе не ее специальным законодательным закреплением или возведением в ранг принципов процесса, не многократным повторением этих слов в разных нормативно-правовых предписаниях и тем более — не призывами к конкретным судьям быть независимыми.

Независимость судей может быть обеспечена лишь созданием для ее реализации надежных организационно-процедурных механизмов, часть которых проанализирована в статье. В их числе — расширение состязательных начал в использовании специальных знаний в судебном следствии по уголовным делам, введение элементов судебного следствия в институт особого порядка постановления судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, определение процессуального значения мотивов отказа государственного обвинителя от обвинения и другие.

  • Ключевые слова: независимость судей; обеспечение независимости судей; правосудие; судебное разбирательство; уголовное судопроизводство; судебная власть; суд I.
  • ВВЕДЕНИЕ В системе уголовной юстиции и в уголовном судопроизводстве задействовано много разнопрофильных государственных органов — органы предварительного расследования, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, прокуратура, органы системы исполнения наказаний и суд.

Не умаляя значимости всех этих органов, можно с уверенностью утверждать, что ведущую и незаменимую роль во всей уголовно-процессуальной деятельности играет суд. Предварительное расследование даже в той части, в которую суд никак не вмешивается, осуществляется, по известному замечанию М.С.

  • Строгови-ча, — «до суда и для суда» ^г^оуюИ, 1958:273), прокуратура представляет в суд государственное обвинение и поддерживает его перед судом, служба исполнения наказаний обеспечивает исполнение приговора суда, не имея права сомневаться в его истинности и справедливости.
  • Суд — это по определению олицетворение справедливости и нравственности, это та сила, к которой обращаются в надежде на защиту от произвола и беззакония.

Все уголовно-процессуальные институты, в которых так или иначе предусмотрено участие суда, — судебное разбирательство уголовного дела по существу, судебное санкционирование отдельных следственных действий и мер процессуального принуждения, судебный порядок обжалования действий, бездействия или решений органов уголовного преследования, проверочные судебные инстанции и т.д.

Основаны на априорном признании суда той силой, представители которой подчиняются только закону и руководствуются при принятии решений исключительно внутренним убеждением, основанным на беспристрастной оценке всех юридически значимых обстоятельств дела и всех собранных по нему доказательств. Иными словами, формируя любой из таких процессуальных институтов, законодатель исходит из безусловного признания независимости судей как от лиц, участвующих в уголовном деле, так и от всех иных лиц и государственных органов, так или иначе заинтересованных в исходе дела.

Нет независимости судей — нет и правосудия. Нет независимости судей — и все перечисленные процессуальные институты теряют свое изначальное предназначение. Судебное разбирательство превращается в формальное подтверждение правильности обвинительных заключений с копированием их текстов в тексты приговоров.

  1. Судебный контроль оборачивается «штампованием» ходатайств следователей и дознавателей и «отписыванием» жалоб на их действия.
  2. Проверочные судебные инстанции становятся инструментом поддержания «стабильности приговоров», превращенным в самоцель существования судебной системы.
  3. Каждый практикующий юрист и каждый добросовестный исследователь знает, насколько легко все описанное воплощается в повседневной российской реальности.

Именно поэтому проблема обеспечения независимости судебной власти, судебной системы, судов и судей является ключевой в отечественном правосудии. Рассматривать эту межотраслевую проблему применительно к уголовному судопроизводству наиболее продуктивно по нескольким причинам.

  1. Во-первых, здесь в подавляющем большинстве дел присутствует государственный (не только в смысле «публичный», но и в смысле «ведомственный») интерес, носителем которого выступают органы уголовного преследования.
  2. Во-вторых, заведомое организационно-административное неравенство сторон обвинения и защиты порождает их неравенство в возможностях реализации даже имеющихся процессуальных прав.

В-третьих, в уголовном судопроизводстве, как нигде, создаются наиболее благоприятные условия для подмены разных видов публичных интересов: общественного (то есть объективно совпадающего с интересами общества), государственного (то есть представленного в процессе конкретным государственным органом) и ведомственного (то есть обусловленного ведомственной отчетностью конкретного подразделения этого государственного органа).

На такой подмене основаны многие стереотипы профессионального правосознания значительной части государственных служащих, в том числе и некоторых судей: подсудимые не отличаются от обвиняемых, а те и другие — от преступников; адвокаты не заслуживают доверия, поскольку они своей правовой позицией деньги зарабатывают, а прокуроры — служат государству и народу и потому говорят в суде только правду; по этой же причине государственные эксперты дают объективно более правильные заключения; если человек виновен в совершении преступления, то не так уж важно, насколько законными средствами доказывалась эта виновность, и т.д.

Зависимость от этих стереотипов, строго говоря, в той же мере несовместима с независимостью судей, как и подчинение их «телефонному праву», административному или коррупционному влиянию. II. НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДЕЙ В СИСТЕМЕ РЕАЛИЗАЦИИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ Все исследователи, занимавшиеся проблемами судебной власти, отмечали ее особый статус в системе разделения властей.

При равенстве с остальными ветвями государственной власти власть судебная все же призвана выступать арбитром, разрешающим социальные конфликты, в том числе и с участием двух других властей — законодательной, если она принимает закон, не соответствующий конституции страны, и административными органами любого уровня и профиля.

Известный германский специалист по конституционному праву Конрад Хессе (Hesse, 1981:267) писал, что решения законодательной и исполнительной властей не являются в полной мере независимыми, «поскольку подчинены оговорке судебного решения». Судебную власть реализует судебная система, которая играет в государственном аппарате столь же особую роль, обусловленную природой самой судебной власти.

«С одной стороны, ее исправное функционирование укрепляет государственную власть, а с другой — она призвана эту власть ограничивать, охранять права и свободы граждан от любых посягательств, в том числе и со стороны государственных органов. Сосуществование у суда качеств органа государственной власти и арбитра, разрешающего конфликты, одной из сторон которых является та же самая государственная власть, делает явно недостаточным простое декларирование его независимости даже на уровне конституционного принципа» (М1кИаПоу8кауа, 2008:7).

Очевидна необходимость обеспечения со стороны государства не только формального обособления судебной ветви власти, но и внедрения комплекса механизмов и гарантий, способных сделать эту власть сильной и независимой. В то же время, какой бы независимой ни была судебная власть, она всегда была и будет элементом всего государственно-правового механизма.

  • Последнее обстоятельство дает основания считать, что суды, в принципе, не могут быть абсолютно независимыми, если они существуют в единой системе государственных органов, на что также справедливо обращалось внимание в специальной литературе (СЫгкт, 1998:257).
  • Любой правитель, рассчитывающий на поддержку населения страны, заинтересован в том, чтобы суды хотя бы формально обладали независимостью и умели ее продемонстрировать в своих решениях.

Суды с момента их возникновения в истории человечества были призваны осуществлять правосудие, то есть деятельность, воплощающую в себе некое усредненное общественное представление о справедливости. В развитых правовых системах демократических государств суды могут позволить себе принимать решения, противоречащие отдельным властным решениям глав государств и правительств.

В тоталитарных государствах суды прямо участвуют в реализации политических решений правящей элиты. Но при этом ни один из правителей и ни в каком государстве не рискнет официально признать зависимость судей, судов и судебной системы от чьей бы то ни было личной политической воли. Напротив, любое политически ангажированное судебное решение гораздо удобнее использовать в политических целях, постоянно подчеркивая, что оно исходит от независимой судебной власти.

Правосудие как вид государственной деятельности и как официальное олицетворение справедливости всегда в истории человечества ставилось во главу угла всех социальных преобразований. Тот, кто обладает властью в разрешении правовых конфликтов, обладает властью как таковой.

В числе основных положений Великой Хартии вольностей (1215 г., Англия) — лишение королевских чиновников, кроме собственно судей, права выполнять судейские функции — и это был действенный способ ограничения королевской власти Иоанна Без- земельного (Danziger & Gillingham, 2005:268; Turner, 2009:149; Lewis, 1990:236; McGlynn, 2013:137).

В преамбуле к Конституции США (1787 г.) народ Соединенных Штатов («We the people of the United States.»)1, принимающий ее, называет цель «установить правосудие» на втором месте после главной цели создания государства — «образовать более совершенный Союз» (Forkosch, 1968:644-712; Schmitt, 2008:77-79; Orgad, 2010:719).

Общество нуждается в независимых судах и судьях, потому что оно нуждается в правосудии. С этой глобальной точки зрения независимость судей представляется бесспорной социальной ценностью. Однако парадокс состоит в том, что в независимости судей заинтересовано только общество в целом. Участники самих судебных процессов, то есть носители правовых интересов в разрешаемых судами социальных конфликтах, прежде всего, нуждаются в том, чтобы восторжествовал их собственный интерес в конкретном деле.

С субъективной точки зрения каждого из участников судебных процессов настоящее правосудие как раз и состоит в том, чтобы защищать их собственный интерес. И общество в целом, и каждый участник судебных процессов в равной степени заинтересованы также в том, чтобы быть огражденными от своеволия самих судей и злоупотреблений с их стороны.

Между тем судейский произвол — это не что иное, как оборотная сторона судейской независимости. Известный русский юрист Я.И. Баршев еще до великих реформ Александра II писал: «Чтобы коренное начало правды, лежащее в основании уголовного судопроизводства, осуществилось во всей его силе и действительности, для этого необходимо: 1) Чтобы было устранено и запрещено всякое самоуправство со стороны частных лиц, и отправление уголовного правосудия было вверено постоянным, самостоятельным, имеющим все нужные для того качества, судам.2) От уголовного судопроизводства должно быть устранено всякое влияние на него и действие на него частного произвола.3) Оно не должно быть предоставлено одному только судебному произволу: напротив, он должен быть по возможности ограничен и устранен посредством предписания судам известных форм и образа действия.4) Главная форма уголовного судопроизводства должна быть такова, чтобы она с одной стороны служила к открытию истины, а с другой делала возможным строгий контроль над уголовно-судебным делопроизводством.5) Вообще нужно, чтобы со всех сторон был обеспечен правильный суд о вине или невинности подсудимого» (Barshev, 2001:42-43).

Столь подробную цитату из известной книги 1841 года издания ординарного профессора Императорского Санкт-Петербургского университета, доктора прав Я.И. Баршева мы здесь приводим для того, чтобы проиллюстрировать сле- 1 Конституция Соединенных Штатов Америки.

Режим доступа: https://www.americanbar.org/groups/ public_education/initiatives_awards/constitution_day/constitution_text.html. Дата обращения: 18.11.2017. дующее. Во-первых, проблема поиска баланса между судейской независимостью как бесспорным социальным благом и судейским произволом как столь же бесспорным социальным злом была актуальной всегда.

Во-вторых, в специальной учебно-научной литературе тех лет вечная интеллигентская мечта о независимом и ответственном правосудии, стремящемся к «открытию истины» по каждому уголовному делу, сочетается в реальной дореформенной России с массовой коррумпированностью судейских чиновников всех уровней, волокитой и бюрократизмом судебного делопроизводства, что нередко называлось в числе главных причин судебной реформы.

  • Наконец, в-третьих, Я.И.
  • Баршев видит единственную защиту от возможного судейского произвола в установлении оптимальной процессуальной формы судопроизводства, которую сам он, впрочем, не берется сконструировать, а лишь ограничивается своими, самыми общими пожеланиями о судебном процессе, построенном на «коренном начале правды».

Все сказанное не потеряло своей актуальности и по сей день. Объективно необходимая независимость судебной власти в демократически организованном обществе, признающем принцип разделения властей, — это не то же самое, что независимость конкретных судей при отправлении правосудия по конкретным делам.

Признание государством самостоятельности и независимости судебной власти способно обеспечить законодательные и организационно-финансовые основы независимости судебной системы, выстроенной по лучшим мировым образцам. Однако, как верно отмечала И.Б. Михайловская (М1кИаПоу8кауа, 2008:18), «независимость — это внутреннее, психологическое состояние, отражающее систему ценностей, разделяемых данным лицом, и находящееся вне сферы правового регулирования».

То есть сама по себе независимость судебной власти и соответствующая ей организация судебной системы отнюдь не гарантирует независимости судей. Более того, проблему независимости судей нельзя решить раз и навсегда: в сфере судебной деятельности всегда находят свою реализацию наиболее существенные интересы отдельных представителей общества и социальных групп.

И среди носителей этих интересов всегда найдутся такие, кто захочет склонить весы Фемиды на свою сторону, используя для этого самые разные рычаги давления. И в этих условиях только разумный и понятный всем участникам процедурный механизм судопроизводства способен обеспечить не только независимость конкретного судьи, но и наглядную демонстрацию этой независимости любому желающему.

Под словом «правосудие» понимаются хотя и связанные между собой, но не в полной мере совпадающие социально-правовые явления: 1) правосудие — это социально-правовой феномен, характеризующий такое состояние общества, при котором с помощью всех государственных органов, и в первую очередь — судов, обеспечивается верховенство права, охрана и защита прав и свобод человека и гражданина, справедливое разрешение любых социальных конфликтов в сфере права в случаях их возникновения; 2) правосудие — это особый правозащитный организационно-процедурный механизм, который должен быть доступен любому человеку, считающему нарушенными свои гражданские права и свободы, и достаточно эффективен для обеспечения защиты этих прав и свобод.

Образован этот механизм, во-первых, системой особых государственных органов — судов, к исключительной компетенции которых Конституцией и федеральным законом отнесено рассмотрение и разрешение разного рода судебных дел, а во-вторых — комплексом процедурных правил, обеспечивающих его доступность, эффективность и подконтрольность гражданскому обществу; 3) правосудие — это вид государственной деятельности, службы, связанной с судебным разбирательством уголовных, гражданских и арбитражных дел, дел об административных правонарушениях, разрешение Конституционным Судом РФ вопросов о соответствии Конституции России отдельных законов или иных нормативно-правовых предписаний.

На каждом из этих уровней понимания правосудия существует собственный образ независимости судей, заслуживающий отдельного рассмотрения. Когда речь идет о правосудии как о социально-правовом феномене, независимость судей рассматривается как бесспорное социальное благо, как непременное условие справедливого разрешения правовых конфликтов между людьми и их объединениями.

Если говорить о правосудии как об организационно-процедурном механизме, то обеспечение независимости судей как составного элемента такого механизма состоит в установлении организационно-правовых гарантий, которые позволяют судебной системе быть самостоятельной во внутренних делах, реа-лизовывать свою деятельность без вмешательств законодательной и исполнительной ветвей власти, а судьям вершить правосудие без давления извне.

Если рассматривать правосудие как реальную государственную деятельность по разрешению правовых конфликтов (например, уголовных дел), независимость судей выступает как совокупность процедурных правил, дающих каждому судье возможность при разрешении дела руководствоваться только законом и собственным внутренним убеждением.

В этом понимании правосудия гарантии судейской независимости должны иметь сугубо процедурное содержание. Когда государство декларирует независимость судебной власти и закрепляет это в Основном законе страны и во всех других нормативных правовых актах разной юридической силы, оно не может исключить со стопроцентной уверенностью, что какие-то конкретные судьи осуществляют свою деятельность не в полном соответствии с этими декларациями.

И каждому конкретному гражданину, чье дело рассматривается в суде, важно вовсе не то, провозглашена ли независимость судей принципом чего бы то ни было, ему важно, какие властные решения примет конкретный судья по его делу. Коррупционное воздействие на судей тоже вовсе не предполагает воздействия на всю судебную систему в стране, здесь вполне достаточно «заинтересовать» ограниченный круг конкретных судей, рассматривающих конкретные дела.

  • На глобальном государственно-правовом уровне независимость судебной власти означает столь же глобальные меры ее обеспечения.
  • На этом уровне ведутся дискуссии о месте судебной системы в бюджетном процессе страны, об организации взаимодействия верховных органов судебной власти и властей законодательной и исполнительной, о месте решений самих высших судебной органов в системе правовой регламентации всей судебной деятельности и т.д.

(Chernyavskii, 2004:4; Mizulina, 1991:171). На этом уровне представители судейского сообщества утверждают даже, что «правосудию нужна собственная профессура», предлагая обособить научные исследования и образование в системе правосудия от юридических науки и образования в стране.

Все это, конечно, касается отправления правосудия по конкретным делам, но весьма косвенно. Организационно-правовое обеспечение функционирования судебной системы само по себе не гарантирует даже наличия в стране независимой судебной власти. Нельзя не согласиться с И.Б. Михайловской, верно отмечавшей, что судебные органы «существовали и существуют в любой из форм организации государственной власти,

Поэтому само по себе наличие судов, а также тех или иных правил разрешения возникающих в обществе конфликтов еще не свидетельствует о наличии феномена судебной власти. Судебная власть не может существовать без судебной системы. Однако наличие системы судебных органов еще не говорит, что в данном государстве есть судебная власть» (Mikhailovskaya, 2008:7).

  • Формирование судебной системы, равно как и издание законов разного уровня и юридической силы — это необходимые, но недостаточные способы обеспечения независимости судебной власти и судей.
  • Ни для кого не секрет, что законодательные положения о независимости судей могут оставаться лозунгами, благими пожеланиями, призывами к одним и словесными клятвами перед другими с большей степенью вероятности, чем любые другие, ибо эти законоположения сами по себе, как правило, никого ни к чему не обязывают.

III. НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДЕЙ КАК ГАРАНТИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВОСУДИЯ Общее правило о независимости судей и подчинении их только закону содержится в российской Конституции. Согласно общему принципу разделения властей, закрепленному в ст.10, «органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

При этом в соответствии с ч.1 ст.120 Конституции России «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Как видим, в Конституции тоже проведено смысловое разграничение понятий «самостоятельность судебной власти» и «независимость судей». В отраслевом процессуальном законодательстве правила о самостоятельности судебной власти, по понятным причинам, нет, а вот правило о независимости судей продублировано во всех отраслевых процессуальных законах (ст.5 Арбитражного процессуального кодекса, ст.8 Гражданского процессуального кодекса, ст.8.1 Уголовно-процессуального кодекса, ст.7 Кодекса административного судопроизводства).

Формулировки отраслевых процессуальных кодексов, в целом, не отражают никакой отраслевой специфики, что, на наш взгляд, ставит под сомнение необходимость специального закрепления их как принципа, соответственно, административного, гражданского, арбитражного или уголовного процесса.

На момент включения в УПК РФ принципа независимости судей (июль 2013 г.) его текстуальное выражение оказалось гораздо объемнее и подробнее, чем в других процессуальных кодексах, что, впрочем, также не приблизило его к отражению хоть какой-то уголовно-процессуальной специфики. Приведем его полностью: «Статья 8.1 Независимость судей.1.

При осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону.2. Судьи рассматривают и разрешают уголовные дела в условиях, исключающих постороннее воздействие на них. Вмешательство государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан в деятельность судей по осуществлению правосудия запрещается и влечет за собой установленную законом ответственность.3.

Информация о внепроцессуальных обращениях государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан, поступивших судьям по уголовным делам, находящимся в их производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по уголовным делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и не является основанием для проведения процессуальных действий или принятия процессуальных решений по уголовным делам».

Нетрудно заметить, что если словосочетание «уголовные дела» заменить на любое другое, обозначающие любые другие судебные дела, содержание статьи от этого никак не изменится. Нельзя не обратить внимания и на тот момент, что в статье, помещенной в главу 2 УПК «Принципы уголовного судопроизводства», содержится набор сугубо канцелярских правил, которые, по большому счету, не имеют отношения к собственно производству по уголовным делам — внепроцессуальные обращения и не должны порождать процессуальных последствий, а вопрос о том, как с ними поступать, к собственно уголовному процессу тоже не относится.

Судебная реформа второй половины XIX в. в условиях абсолютной монархии установила новый, неизвестный России до этого образ независимого и справедливого суда. Необходимость обеспечения независимости судей являлась ключевой задачей судебных преобразований тех лет. Так, М.В. Немытина, оценивая успешность решения данной задачи, пишет, что «ни одно должностное лицо, включая царя, не могло вмешиваться в решение судом уголовных и гражданских дел» (Nemytina, 1999: 48).

Важно подчеркнуть, что в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. отсутствовала какая-либо специальная норма, в которой провозглашалась независимость судей и вообще использовалось это или какое-то подобное ему словосочетание. И это при том, что на судью при производстве по уголовным делам возлагалась ответственность за принятие властного решения в некоторых случаях с гораздо большей, чем ныне, свободой усмотрения.

  • Так, например, в ст.12 Устава допускалось применение материального уголовного закона по аналогии («на общем смысле законов», «коими судимое деяние воспрещается»), которое сейчас, как известно, не допускается.
  • В ст.13 Устава судье «воспрещалось останавливать решение дела под предлогом неполноты, неясности или противоречия» этих законов под страхом уголовной ответственности «за противозаконное бездействие власти».

В ст.239 Устава содержалось правило о разрешении судом сомнений о подведомственности дела «правительственным или судебным установлениям», что также требовало исключительной ответственности судьи за принимаемое решение и за его независимость от исполнительной власти.

  1. Не используется словосочетание «независимость судей» и в Учреждении судебных установлений, которое определят статус судей, порядок замещения ими должностей, получение денежного, квартирного содержания, что сегодня принято называть гарантиями независимости судей.
  2. При этом в ст.225 Учреждения сказано, что каждый, назначенный впервые на должность судьи, приводится к присяге «духовным лицом своего вероисповедания», а в специальном Приложении II приводился текст такой присяги, сориентированный на христианское вероисповедание.

В этом тексте наряду с клятвой хранить верность Его Императорскому Величеству (указом которого, к слову, судьи назначались на свои должности) содержалось обещание «творить суд по чистой совести безо всякого в чью-либо пользу лицеприятия и поступать во всем соответственно званию, мною принимаемому».

  1. Судья, поступающий на должность, обещал помнить, что он во всем должен будет дать ответ «пред законом и пред богом на страшном суде его».
  2. Сказанное позволяет считать, что независимость судей воспринималась авторами Уставов как свойство, имманентное самому высокому званию судьи, не нуждающееся ни в каких дополнительных процедурных, а тем более — в каких-то особых канцелярских «подпорках»: либо ты судья и ты независим, либо ты просто не судья.

Присягая на верность Императору, судья, тем не менее, обращается к высшей силе — к Богу, перед которым он и даст ответ в первую очередь. Кривить душой в присутствии священнослужителя, как, впрочем, и забывать о данном перед Богом обещании было не принято.

Такое отношение к вере было неотъемлемой частью менталитета представителей всех российских конфессий. Однако главное в другом: не употребляя словосочетания «независимость судей», не давая ему легального определения, не пытаясь очертить какие-то формализованные рамки судейской независимости, законодатель закрепляет организационно-процедурные механизмы ее реализации в каждом уголовном деле.

Так, в ст.249 Учреждения судебных установлений определены ступени и общие правила «судебного надзора» вышестоящих судов над деятельностью нижестоящих, в соответствии с которыми только сами суды и только в пределах их строго очерченных полномочий вправе пересматривать судебные решения нижестоящих судов.

  1. Для судебной реформы XIX в.
  2. Это законоположение определяло автономность судебной власти в отправлении правосудия, что в условиях абсолютизма казалось почти невозможным, но постепенно во исполнение именно монаршей воли воплощалось в действительность.
  3. Независимая судебная власть строилась не призывами к проявлениям независимости, а созданием организационно-процедурных условий для нее.

Ответственность судьи перед Богом «на страшном суде его» и соответствующий текст судейской присяги выглядят несовременными и не согласуются с концепцией светского государства. Время само собой стерло религиозный пафос с обряда посвящения в судьи. Текст современной присяги судьи предельно прост и лаконичен, а произносится он под Государственным флагом России и в присутствии собственных коллег-судей.

  • Но обращение к описанным историческим аналогиям сегодня необходимо для того, чтобы подчеркнуть, что судья — не чиновник, что над ним нет начальников, ни вне, ни внутри судебной системы.
  • Действия и решения судьи не могут определяться ни политической, ни ведомственной конъюнктурой, а должны приниматься только на основании закона, в соответствии с совестью самого судьи и общепринятыми универсальными представлениями о добре и зле.

В юридической науке о независимости судей как о гарантии правосудия много говорили и писали всегда. Особенно интерес к этой проблематике обострялся в периоды реформ разного рода и масштаба. В начале 90-х гг. прошлого столетия, в эпоху начала постсоветской судебной реформы, Т.Г.

  • Морщакова писала: «Нельзя не заметить, что в ходе широких дискуссий о судебно-правовой реформе обнаружился определенный крен от научной проработки вопросов в сторону публицистических выступлений, а иногда и чисто публицистических методов «завоевания большинства» (МогеИсИакоуа, 1990:7).
  • Со сказанным трудно не согласиться и сегодня.

Подчеркнем, что для научных публикаций по проблемам именно уголовного правосудия публицистический, если не сказать популистский, акцент почему-то наиболее характерен. Так, например, З.Д. Еникеев и Р.К. Шамсутдинов, рассуждая о важности профессионализма и нравственности судей для эффективного осуществления правосудия, приводят обширный перечень человече- ских качеств, обладание которыми свидетельствует о «профессионализме» и «нравственности» (Enikeev & Shamsutdinov, 2006:202-203).

В этом перечне нашлось место для очень многих личностных характеристик: «целеустремленность», «энергичность», «решительность», «проницательность», «психическая выносливость», «умение преодолевать стрессовые ситуации», «моральная чистота», «милосердие», «сострадание», «терпение» и т.д. (Enikeev & Shamsutdinov, 2006:207).

Чтобы перечислить все свойства, которыми должен обладать судья для того, чтобы эффективно вершить правосудие, не хватит, возможно, и целой книги. Однако это перечисление не способно приблизить исследователя к решению сугубо процессуальной проблемы: как, с помощью каких процедурных правил можно исключить внешнее воздействие на внутреннее убеждение судьи при разрешении конкретного уголовного дела? Независимость судьи — это, безусловно, его личностный выбор, который невозможно обеспечить одними лишь нормативно-правовыми предписаниями.

Судья не существует вне судейского сообщества, вне корпоративных обязательств внутри судебной системы и вне процедур, в которых осуществляется вся уголовно-процессуальная деятельность. Внешне безобидно выглядит привычка многих современных российских судей советоваться с судьями вышестоящих судов перед вынесением решения, спрашивать у судей контрольных инстанций, «устоит» ли конкретное решение в случае его пересмотра и каким оно должно быть, чтобы «устояло».

Такого рода «консультации» давно стали деловым обыкновением во многих российских судах, и о каких-либо посягательствах на судейскую независимость в таких случаях не принято даже задумываться. Зависимость от мнения начальников или коллег — это, главным образом, личностная особенность конкретного судьи, результат его собственного выбора.

В большинстве других случаев — это тоже личный выбор судьи, однако здесь обратим внимание на то, что некоторые процедурные правила производства по уголовным делам и сложившаяся практика их применения нередко сами по себе выступают дополнительными факторами, посягающим на свободу судейского усмотрения.

Каждый оправдательный приговор является поводом для проведения совещаний внутри самого судейского сообщества, тогда как обвинительные приговоры им же рассматриваются как норма. По сложившейся практике доказательства вопреки требованиям закона имеют заранее установленную силу — например, признание обвиняемым своей вины по-прежнему способно перевесить любое другое доказательство, а заключение эксперта при практически полном отсутствии состязательности в процедурах назначения и производства экспертиз вообще приобретает силу некоего абсолютизированного доказательства.

IV. ОСОБЕННОСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЕЙ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ Судейская независимость в конкретных процедурах производства по уголовным делам подвергается испытанию на прочность гораздо чаще, чем может показаться. Так, например, исследуя в судебном заседании заключение судебно-медицинского эксперта о причине смерти и видя в нем внутренние противоречия или несоответствие другим доказательствам, судья выбирает между согласием с этим, уже имеющимся в деле документом, и многими трудоемкими процедурами, позволяющими его проверить.

В первом случае от судьи требуется лишь огласить в судебном заседании текст этого заключения (ч.1 ст.285 УПК РФ) (нередко на практике — только в части выводов) и обеспечить соответствующую запись в протоколе и в приговоре. В случае несогласия требуется вызвать в суд эксперта (ст.282 УПК РФ), допросить его с участием сторон, возможно, объявить перерыв для подготовки ответов (ч.3 ст.282 УПК РФ) возможно, дать повод для заявления новых ходатайств обеим сторонам, возможно, назначить дополнительную или повторную экспертизу (ч.4 ст.283 УПК РФ), возможно, произвести эксгумацию трупа и т.д.

Далеко не всякий судья способен сделать выбор в пользу кропотливого собирания новых доказательств в таком случае, обрекая себя еще и на дополнительные временные затраты. И такой же выбор возникает перед каждым судьей по поводу каждого или почти каждого доказательства, собранного в досудебном производстве.

И это при том, что до суда доказательства собирались при несомненном властном преимуществе стороны обвинения. Психологическая природа обвинительного уклона в таких условиях предельно проста: обвинительные выводы суда требуют гораздо меньше усилий и времени.

Независимость судей, как и независимость вообще, требует труда, смелости и профессионализма. Однако при действительно равном доступе обеих состязающихся сторон к доказыванию в досудебном производстве, например, при наличии у стороны защиты возможности представить в суд альтернативное мнение носителя специальных знаний для обеспечения его конкуренции на равных с заключением эксперта, представленным стороной обвинения, суду будет достаточно сделать выбор между более и менее обоснованным мнением.

По результатам оценки того и другого суд сам решит, как ему поступить дальше — поверить кому-то из тех сведущих лиц, кто уже высказал свое мнение, или обратиться к третьему специалисту. Законодательное предпочтение в этом случае суд должен будет мотивировать в своем решении.

Процессуальная независимость судей и подчинение их только закону предполагают способность судьи следовать своему внутреннему убеждению при оценке доказательств и при принятии любых процессуальных решений (Ро-^шки, 1956:91; Strogovich, 1968:126; Poberezhnyi, 1993:15; Во^^, 2011:82). Сказанное касается любых судебных процедур, в том числе, например, особого порядка постановления приговора (глава 40 УПК РФ).

Известно, что внутрен- нее убеждение судьи формируется в процессе исследования обстоятельств дела (Strogovich, 1955:115), которое и обеспечивает состояние уверенности в правильности своих выводов (Zhogin, 1973:474). Нельзя не видеть противоречия в том, что при рассмотрении дел в особом порядке нет судебного следствия, то есть исследования доказательств в уголовно-процессуальном смысле.

  • Однако внутреннее убеждение судьи должно быть сформировано и выражено и в приговоре, постановленном и по правилам главы 40 УПК РФ.
  • Порядок проведения судебного заседания и постановления приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве (глава 40.1 УПК РФ), также не предусматривает исследование судом доказательств по уголовному делу.

В отличие от России, где институт досудебного соглашения появился сравнительно недавно, в уголовно-процессуальном законодательстве некоторых западных государств данная компромиссная процедура, условно именуемая «сделкой с правосудием», существует более ста лет.

Несмотря на это, некоторые исследователи продолжают видеть в практике реализации англо-американской модели досудебного соглашения опасность возникновения негативных для суда последствий, ввиду полной свободы стороны обвинения в определении условий сделки. Например, в уголовном процессе США прокурор не ограничен в выборе условий заключения досудебного соглашения и, не имея достаточных доказательств по уголовному делу, может сделать необоснованно льготные предложения обвиняемому, в то время как суды при рассмотрении дела связаны с состоявшимися «договорными» условиями и не имеют полномочий по их изменению (Turner, 2012:103-105).

Данное обстоятельство может подрывать справедливость составления соглашения, ввиду законной возможности прокурора идти на любые уступки в отношении обвиняемого, в условиях преследования единственной, ведомственной цели — отправления уголовного дела в суд.

Попытки разрешения этой проблемы путем ограничения свободы усмотрения прокурора при заключении сделок в отдельных штатах (Covey, 2008:61-65; Carns & Kruse, 1991:27-69; Weninger, 1987:296; Wright & Miller, 2002:61-66) не были успешными (Turner, 2012:103-105). Нельзя исключать возможность возникновения указанной ситуации в отечественной правоприменительной практике по причине аналогичной процессуальной свободы и бесконтрольности прокурора в определении условий досудебного соглашения.

В этом же контексте рассмотрим институт полного или частичного отказа государственного обвинителя от обвинения, который по закону является обязательным для суда и влечет прекращение уголовного дела или уголовного преследования соответственно полностью или в части (ч.7 ст.246 УПК РФ).

Внутреннее убеждение самого суда в данном случае не имеет процессуального значения, ибо суд обязан принять мнение стороны обвинения, независимо от тех выводов, к которым пришел сам. Требование закона об изложении государственным обвинителем мотивов отказа от обвинения также не имеет значения для определения позиции суда: какими бы ни были эти мотивы, как бы сам суд ни оценивал их убедительность, он обязан прекратить уголовное преследование в соответствующей части.

Некоторые сложности с формированием и реализацией внутреннего убеждения судьи возникают в случаях формулирования судьей, входящим в коллегиальный состав суда, особого мнения по содержанию приговора или иного судебного решения (ч.5 ст.301 УПК РФ). В действующем уголовно-процессуальном законе такая ситуация предусмотрена в самой общей форме, а разрешение ее не урегулировано вовсе никак, хотя сам факт наличия в судейской коллегии особого мнения одного из судей — это, как минимум, констатация разумных сомнений в правильности принятого судом решения, а все сомнения, которые не удалось устранить, должны толковаться в пользу подсудимого (ч.3 ст.14 УПК РФ).

  1. На практике особые мнения судей встречаются не так часто, и единого подхода к разрешению возникшего противоречия до настоящего времени не найдено.
  2. И здесь судья, обладающий собственной независимой позицией по делу, тоже оказывается перед выбором: пойти ли на конфликт с коллегами или с самим собой, при том, что собственное особое мнение также не имеет никакого процессуального значения, поскольку процессуальных последствий само по себе не порождает.

Психологически проще молча подписать то, с чем не согласен. Вопрос о независимости судей в реальной практике нередко увязывается со многими проблемами доказывания в состязательном уголовном процессе. Пассивность или недостаточный профессионализм сторон в доказывании юридически значимых обстоятельств дела ставит судью перед непростым выбором: либо признать доказанным или недоказанным что-то вопреки собственному убеждению, либо активно включиться в выяснение фактических обстоятельств по собственной инициативе.

  1. Собирание доказательств судом оценивается многими российскими специалистами как выполнение несвойственной ему функции (La-zareva, 2007:98-102; Mikhailovskaya, 2006:56-57; Petrukhin, 2001:72-81; Lupinskaya, 2004:252).
  2. При этом известно, что в уголовном процессе США, который по праву определяют как образец чистого состязательного судопроизводства, суд в части доказывания имеет достаточные полномочия, в том числе — и право по собственной инициативе вызвать свидетеля (Astafiev, 2013:333-334).

Такого права у нашего судьи нет, хотя за законность и обоснованность постановленного им решения отвечает именно судья. В противоречие со свободой внутреннего убеждения судьи, а значит — и с его независимостью, вступает правило ст.90 УПК РФ о преюдиции: судья обязан признавать без дополнительной проверки обстоятельства, установленные ранее вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу и судебными решениями в рамках гражданского, арбитражного и административного судопроизводства.

Древний принцип res judicata, обязывающий уважать и признавать состоявшееся судебное решение, апробирован временем и является основой правосудия в любом государстве (Dikarev, 2016:103-104). Но нельзя не заметить и его противоречия с принципом свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению, что тоже отмечено в литературе (Nurbaev, 2014:23).

Между тем правосудие в равной мере основано на обоих этих принципах.V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Подводя итог, следует сформулировать некоторые выводы.1. Независимость судей является бесспорной социальной ценностью лишь для общества в целом. На уровне конкретных носителей правовых интересов в разрешаемых судами конфликтах независимость судей важна значительно менее, чем удовлетворение собственных интересов.

Именно поэтому проблема независимости судей всегда будет в центре внимания юридического сообщества и всегда будет порождать полемику в юридической науке.2. Независимость судей как объективно необходимое условие существования правосудия в любой стране имеет свою негативную противоположность — судейский произвол, который представляет для правосудия не меньшую угрозу, чем зависимость судей от кого бы то ни было.

Процессуальная форма отправления правосудия должна одновременно обеспечивать и независимость судей, и гарантии от судейского произвола для всех заинтересованных лиц.3. Апелляция к личностным качествам конкретных судей в обеспечении независимости судей и подлинного правосудия — необходимый, но, в целом, экстенсивный способ решения проблемы судейской независимости.

  1. Обеспечивать независимость судей должны, в первую очередь, организационно-правовые условия их деятельности и процедуры судопроизводства.4.
  2. К числу организационно-процедурных механизмов обеспечения независимости судей относится, например: определение в законе процедуры оценки и реализации «особого мнения» судьи в коллегиальном составе суда, определение процессуальных последствий изложения государственным обвинителем мотивов отказа от обвинения; расширение состязательных начал в процедурах назначения и производства экспертиз по уголовным делам как в судебном, так и в досудебном производстве.

Этот перечень обширен и разнообразен. Формирование его требует специального отраслевого и сравнительно-правового исследования. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК / REFERENCES Astafiev, A. Yu. (2013) Protsessual’naya nezavisimost’ sud’i kak sub»ekta dokazyvaniya: predely diskretsionnykh polnomochii,

Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universite-ta. Seriya: Pravo, (1), 327-339. (in Russian) Астафьев А.Ю. Процессуальная независимость судьи как субъекта доказывания: пределы дискреционных полномочий // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право.2013. № 1(14).С.327-339. Barshev, Ya.I.

(2001) Osnovaniya ugolovnogo sudoproizvodstva s primeneniem k rossiiskomu ugolovnomu sudoproizvodstvu, Moscow, LeksEst. (in Russian) Баршев Я.И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству.М. : «ЛексЭст», 2001.

  • Bozh’ev, V.P.
  • Ed.) (2011) Ugolovnyi protsess,
  • Moscow, Yurait.
  • In Russian) Уголовный процесс / под ред.В.П.
  • Божьева.М.
  • Юрайт, 2011.
  • Carns, T.W.
  • Ruse J.
  • 1991) A Re-Evaluation of Alaska’s Plea Bargaining Ban.
  • Alaska Law Review.8 (1), 27-69.
  • Chernyavskii, V.
  • 2004) Sudebnaya vlast’ dolzhna poluchit’ pravo na samostoyatel’nost’ v byudz-hetnom protsesse,

Rossijskajajusticija, (4), 2-4. (in Russian) Чернявский В. Судебная власть должна получить право на самостоятельность в бюджетном процессе // Российская юстиция.2004. № 4.С.2-4. Chirkin, V.E. (1998) Konstitucionnoe pravo: Rossiya i zarubezhnyi opyt. Moscow, Zertsalo.

(in Russian) Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт.М. : Зерцало, 1998. Covey, R.D. (2008) Fixed Justice: Reforming Plea Bargaining with Plea-Based Ceilings. Tulane Law Review.82, 1238-1290. Danziger, D. & Gillingham, J. (2005).1215: The Year of Magna Carta. New York, Simon & Schuster. Dikarev, I.S.

(2016) Nadzorno-kassatsionnaya formaperesmotra sudebnykh reshenii v ugolovnom protsesse. Volgograd, VolGU publ. (in Russian) Дикарев И.С. Надзорно-кассационная форма пересмотра судебных решений в уголовном процессе. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2016. Enikeev, Z.D.

  1. Shamsutdinov, R.K.
  2. 2006) Problemy ugolovnogo pravosudiya v sovremennoi Rossii,
  3. Ufa, RIO BashGU.
  4. In Russian) Еникеев З.Д., Шамсутдинов Р.К.
  5. Проблемы уголовного правосудия в современной России.
  6. Уфа : РИО БашГУ, 2006.
  7. Forkosch, M.D.
  8. Who Are the «People» in the Preamble to the Constitution? CaseWestern Reserve Law Review.19 (3), 644-712.

Hesse, K. (1981) Osnovy konstitutsionnogo prava FRG, Translated from German by Sidorov, E.A. Moscow, Yuridi-cheskaya literatura. (in Russian) Хессе К. Основы конституционного права ФРГ / пер. с нем.Е.А. Сидорова.М. : Юридическая литература, 1981. Koni, A.F. (2011) Kursugolovnogosudoproizvodstva,

  • Moscow, Amerikanskaya assotsiatsiya yuristov. Кони А.Ф.
  • Курс уголовного судопроизводства.М.
  • Американская ассоциация юристов, 2011.
  • Lazareva, V.A.
  • 2007) Sostyazatel’nost’ i dokazyvanie v ugolovnom protsesse,
  • Ugolovnoepravo.
  • 3), 98-102.
  • In Russian) Лазарева В.А.
  • Состязательность и доказывание в уголовном процессе // Уголовное право.2007.

№ 3.С.98-102. Lupinskaya, P.A. (ed.) (2004) Ugolovno-protsessual’noe pravo Rossiiskoi Federatsii, Moscow, Yurist’. (in Russian) Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / под ред.П.А. Лупинской.М. : Юристь, 2004. McGlynn, S. (2013) Blood Cries Afar: The Forgotten Invasion of England, 1216.

  • Stroud, Gloucestershire, Spellmount.
  • Mikhailovskaya, I.B.
  • 2006) Nastol’naya kniga sud’i po dokazyvaniyu v ugolovnom protsesse,
  • Moscow, TK Velbi, Prospekt.
  • In Russian) Михайловская И.Б.
  • Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе.М.
  • ТК Велби; Проспект, 2006.
  • Mikhailovskaya, I.B.
  • 2008) Sudy i sud’i: nezavisimost’ i upravlyaemost’,

Moscow, Prospekt. (in Russian) Михайловская И.Б. Суды и судьи: независимость и управляемость.М. : Проспект, 2008. Mizulina, E.B. (1991) Ugolovnyi protsess: kontseptsiya samoogranicheniya gosudarstva, The Dissertation of Doctor of Legal Sciences. Yaroslavl State Pedagogical University named after K.D.

Ushinsky. (in Russian) Мизулина Е.Б. Уголовный процесс: концепция самоограничения государства: дисс, докт. юрид. наук. Ярославль.1991. Morshchakova, T.G. (1990) Sudebnaya reforma. Sbornik obzorov. Moscow, INION. (in Russian) i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы, Морщакова Т.Г.

Судебная реформа. Сборник обзоров.М. : ИНИОН, 1990. Nemytina, M.V. Sud v Rossii: vtoraya polovina XIX — nachalo XX vv. Saratov, SYuI MVD RF.1999. (in Russian) Немытина М.В. Суд в России: вторая половина XIX —начало XX вв. Саратов : СЮИ МВД РФ.1999. Nurbaev, D.M.

(2014) Vnutrennee ubezhdenie pri otsenke v ugolovnom protsesse preyuditsial’no-go znacheniya reshenii, prinyatykh v grazhdanskom, arbitrazhnom ili administrativnom su-doproizvodstve (po materialam proverki i ugolovnymdelam o prestupleniyakh v sfere eko-nomiki), Author’s Abstract of Dissertation of Candidate of Legal Sciences.

National Research Tomsk State University. (in Russian) Нурбаев Д.М. Внутреннее убеждение при оценке в уголовном процессе преюдициального значения решений, принятых в гражданском, арбитражном или административном судопроизводстве (по материалам проверки и уголовным делам о преступлениях в сфере экономики): автореф.

  1. Дис. канд. юрид. наук.
  2. Томск, 2014. Orgad, L.
  3. 2010) The Preamble in Constitutional Interpretation.
  4. International Journal of Constitutional Law.8 (4), 714-738.
  5. Available from: doi:10.1093/icon/mor010.
  6. Petrukhin, I.L.
  7. Reforma ugolovnogo sudoproizvodstva: problemy i perspektivy.
  8. Zakonodatel’stvo.
  9. 3), 72-81.
  10. In Russian) Петрухин И.Л.

Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы // Законодательство.2001. № 3.С.72-81. Poberezhnyi, V.V. (1993) Garantii nezavisimosti suda pri otpravlenii pravosudiya po ugolovnym delam, The Dissertation of Candidate of Legal Sciences. Lomonosov Moscow State University.

  • In Russian) Побережный В.В.
  • Гарантии независимости суда при отправлении правосудия по уголовным делам : дис. канд. юрид. наук.
  • Москва, 1993.
  • Polyanskii, N.N.
  • 1956) Voprosy teorii sovetskogo ugolovnogo protsessa,
  • Moscow, Moskovskii Universitet publ.
  • Poberezh Полянский Н.Н.
  • Вопросы теории советского уголовного процесса.М.

: Изд-во Московского университета, 1956. Schmitt, C. (2008) Constitutional Theory. London, Duke University Press. Strogovich, M.S. (1955) Material’naya istina i sudebnye dokazatel’stva v sudebnom ugolovnom protsesse. Moscow, Akademiya Nauk SSSR publ. (in Russian).

  • Строгович М.С.
  • Материальная истина и судебные доказательства в судебном уголовном процессе.М.
  • Изд-во Академии Наук СССР, 1955.
  • Strogovich, M.S.
  • 1958) Kurs sovetskogo ugolovnogo protsessa, Moscow.
  • Akademiya Nauk SSSR publ.
  • In Russian) Строгович М.С.
  • Курс советского уголовного процесса.М.
  • Изд-во Академии Наук СССР, 1958.

Strogovich, M.S. (1968) Kurs sovetskogo ugolovnogo protsessa, Vol.1. Moscow, Akademiya Nauk SSSR publ. (in Russian) Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.Т.1.М. : Изд-во Академии Наук СССР, 1968. Turner, J.I. (2012) Prosecutors and Bargainingin Weak Cases: A Comparative View.

  1. In: Luna, E.
  2. Wade, M.
  3. Eds.) The Prosecutor in Transnational Perspective.
  4. Oxford, Oxford University Press, pp.102-115.
  5. Turner, R.
  6. 2009) King John: England’s Evil King? Stroud, Gloucestershire, The History Press.
  7. Warren, W.L.
  8. 1990) King John.
  9. London, Methuen.
  10. Weninger, R.A.
  11. 1987) The Abolition of Plea Bargaining: A Case Study of El Paso County, Texas.

UCLA Law Review.35, 264-313. Wright, R. & Miller, M. (2002) The Screening/Bargaining Tradeoff. Stanford Law Review.55 (1), 29-118. Zhogin, N.V. (ed.) (1973) Teoriya dokazatel’stv v sovetskom ugolovnom protsesse, Moscow, Yuridicheskaya literatura. (in Russian) Теория доказательств в советском уголовном процессе/ под ред.Н.В.

  • Жогина.М. : Юридическая литература, 1973.
  • СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Тарасов Александр Алексеевич, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права и процесса, Институт права, Башкирский государственный университет.
  • ORCID ID: 0000-0001-6743-5517 Контактная информация: e-mail: aatar@mail.ru Гизатуллин Ирек Альфредович, аспирант кафедры уголовного права и процесса, Институт права, Башкирский государственный университет.

ORCID ID: 0000-0003-2108-690X Контактная информация: e-mail: gizatullin-irek@rambler.ru Для цитирования: Тарасов А.А., Гизатуллин И.А. Независимость судей — имманентное свойство уголовного правосудия и глобальная его проблема // Вестник Российского университета дружбы народов.

Серия: Юридические науки.2018.Т.22. № 1.С.21-41, ао1: 10.22363/2313-23372018-22-1-00-00 INDEPENDENCE OF JUDGES AS IMMANENT QUALITY OF CRIMINAL JUSTICE AND ITS SEVERE PROBLEM Аleksandr A. Tarasov & Irek A. Gizatullin Bashkir State University Institute of Law 131, Dostoevskogo st., Ufa, Russia, 450005 Independence of judges is an objectively necessary condition for the existence of judicial power and justice in the state, it presupposes the freedom of every judge in choosing a legal position on the issue that he resolves, both from the will of the parties to litigation and from any external influence.

External to the judge are not only the impact of the parties in the case under consideration or representatives of non-judiciary or court leadership, but also the corporate impact of the judiciary community or mental attachment to the corporate traditions of the professional communities to which the judge previously belonged.

Exposure to all these types of outside influence for the judge constitute an equal threat to his independence and to the justice sent to him. No less threat to justice and objective interests of society is the flip side of judicial independence — judicial arbitrariness. The optimal state approach in ensuring the independence of judges implies a balance between the two extremes — judicial dependence on someone else’s opinion and judicial arbitrariness.

In modern Russian legislation, the «independence of judges» is defined as the principle of all types of legal proceedings, with the allocation of a special article with this title to all procedural codes. In the laws of the judicial reform of the XIX century, the phrase «independence of judges» is not used at all, although the creation of a truly independent court in conditions of absolute monarchy is recognized as the main achievement of this reform.

The authors emphasize on the example of criminal justice that the independence of judges is not ensured at all by its special legislative fixation or elevation in the principles of the process, not by repeated repetition of these words in different legal regulations and even more — not by appeals to specific judges to be independent.

Independence of judges can be ensured only by the creation of reliable organizational and procedural mechanisms for its implementation, some of which are analyzed in the article. Among them — the expansion of adversarial principles in the use of special knowledge in the criminal investigation of criminal cases, the introduction of elements of the judicial investigation into the institution of special order of the decision of the court decision with the consent of the accused with the charge, the procedural significance of the reasons for the refusal of the public prosecutor from the prosecution, and others.

  1. Ey words: independence of judges; ensuring the independence of judges; justice; judicial proceedings; criminal proceedings; judicial authority; court INFORMATION ABOUT THE AUTHOR Aleksandr A.
  2. Tarasov, Doctor of Legal Sciences, Professor, Head of Department of Criminal Law and Procedure, Institute of Law,Bashkir State University ORCID ID: 0000-0001-6743-5517 Contact information: e-mail: aatar@mail.ru Irek A.

Gizatullin, Post-graduate student, Department the Criminal Law and Procedure, Institute of Law, Bashkir State University; ORCID ID: 0000-0003-2108-690X Contact information: e-mail: gizatullin-irek@rambler.ru For citation: Tarasov, А.A. & Gizatullin, I.A.

Кто имеет статус неприкосновенности?

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 сентября 2021 года; проверки требуют 2 правки, Неприкосновенность — общий термин личного правового статуса, За каждым гражданином признается право на личную неприкосновенность, частной жизни, жилища.

  • Данное означает, что никто не вправе вмешиваться в частную жизнь граждан, собирать сведения о ней без его ведома, проникать в жилище без согласия проживающих, лишать свобод без соответствующего решения гос.органов (в случаях, предусмотренных законом),
  • Термин часто применяется к должностным лицам, обычно выборным (но возможно и к назначаемым, например, к прокурорам, депутатам ), означающий наличие у определённых лиц особых прав (см.

Парламентская неприкосновенность ). Для таких лиц устанавливается чёткий, особый по сравнению с общим случаем, порядок того, как они могут привлекаться к уголовной, административной либо иной ответственности. Вплоть до практической невозможности привлечения, как в случае дипломатической неприкосновенности,

Можно ли привлечь к ответственности судью?

Привлечение судьи к ответственности неприкосновенность и иные особенности — Порядок привлечения судей к ответственности законом усложнен, поскольку государство предоставляет судье как носителю судебной власти иммунитет. В чем состоят судейская неприкосновенность и иные особенности ответственности судей? Судьи являются одной из категорий государственных служащих, требующих повышенных гарантий защиты прав для поддержания авторитета судебной власти.

  1. Основания и порядок привлечения судей к дисциплинарной ответственности, одним из видов которой может быть досрочное прекращение полномочий судьи, должны отвечать конституционно-правовым гарантиям несменяемости и независимости судьи, а также самостоятельности судебной власти.
  2. Уголовная ответственность — один из наиболее суровых видов наказания, к которым может быть привлечено то или иное лицо, так как ее последствия могут быть необратимыми.

Необоснованное привлечение к уголовной ответственности может явиться попыткой воздействия на судью. В связи с этим федеральными законами предусматривается определенный порядок привлечения к уголовной ответственности судей. Решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу принимается: в отношении судьи Конституционного Суда РФ — Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии в составе трех судей Верховного Суда РФ о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Конституционного Суда РФ; в отношении судьи Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, федерального арбитражного суда — Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии в составе трех Верховного Суда РФ о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Высшей квалификационной коллегии судей; в отношении судьи иного суда — Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ.

  • Схожий порядок установлен для привлечения судьи к административной ответственности.
  • Судья, задержанный по подозрению в совершении преступления или по иному основанию либо принудительно доставленный в любой государственный орган, если личность этого судьи не могла быть известна в момент задержания, после установления его личности подлежит немедленному освобождению.

Личный досмотр судьи не допускается, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом в целях обеспечения безопасности других людей. Российский закон содержит императивный запрет на привлечение судьи к какой-либо ответственности за принятое им решение до вступления в силу приговора, устанавливающего виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного решения (ч.2 ст.16 Закона о статусе судей в РФ).

В отношении дисциплинарной ответственности закон сделал некоторое отступление, установив что за совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения настоящего Закона РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в РФ» и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью, за исключением судьи Конституционного Суда РФ, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде: 1) замечания; 2) предупреждения; 3) досрочного прекращения полномочий судьи.

Существующее нормативно-правовое регулирование позволяет под понятием «дисциплинарный проступок судьи» понимать широкий спектр действий (бездействия) и проступков судьи как в ходе осуществления им правосудия (включая принятое по делу судебное решение), так и в служебной сфере, не связанной непосредственно с осуществлением правосудия, а также во внеслужебной деятельности (из постановления КС РФ от 20 июля 2011 года № 19-П).

При этом судебный акт, не признанный незаконным и необоснованным судом вышестоящей инстанции, по общему правилу не может являться основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. Иные нарушения, не связанные с проверкой законности и обоснованности судебного акта (например, несоблюдение процессуальных сроков рассмотрения дела, очевидная небрежность при оформлении судебного акта и т.п.), также могут также свидетельствовать о факте совершения судьей дисциплинарного проступка.

Судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного судебного акта в результате судебной ошибки, явившейся следствием неверной оценки доказательств по делу либо неправильного применения норм материального или процессуального права.

*(1) Невыполнение судьями любого из обязательств, ясно обозначенного в статусе, может вести к применению в отношении него санкции (наказания) только по решению (предложению, рекомендации) или с согласия судебной инстанции в рамках состязательной процедуры, при которой судья, чье дело рассматривается.*(2) ———————————————————————- *(1) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 2016 г.

№ 13 «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей» *(2) Европейская хартия о статусе судей, ноябрь 1998 г. В ст.122 Конституции РФ закреплен один из основных элементов статуса судьи, важнейшая правовая гарантия его деятельности, — неприкосновенность судей.

  1. По своему содержанию это гарантия более высокого уровня по сравнению с общими конституционными гарантиями неприкосновенности личности.
  2. Она не является личной привилегией, а имеет публично-правовой характер, призвана служить публичным интересам, обеспечивая повышенную охрану законом личности судьи в силу осуществляемых им государственных функций, ограждая его от необоснованных преследований, способствуя беспрепятственной деятельности судебной власти, их самостоятельности и независимости.

Положение о неприкосновенности распространяется на всех судей независимо от должности и на все сферы деятельности судьи при отправлении им правосудия независимо от вида, категории рассматриваемых дел (уголовных, гражданских и т.д.), а также касается и его внеслужебной деятельности на время нахождения его в этой должности.

  1. Неприкосновенность — необходимое условие предотвращения какого-либо воздействия на судей, а также недопущения ущемления их прав при отправлении ими правосудия.
  2. Данное требование соответствует международно-правовым документам, которые предусматривают запрет ненадлежащего воздействия на судей.
  3. Однако неприкосновенность судей не должна вести к нарушению принципов равенства всех перед законом и судом, неотвратимости ответственности за правонарушение и не может являться препятствием для привлечения судьи к ответственности.

Судьи, как и любые лица за совершение проступков несут установленную законом ответственность. Но закон установил особый порядок их привлечения к ответственности Уже на стадии принятия решения о привлечении судьи к ответственности предусматривается определенная процедура, которая должна служить дополнительным «фильтром» для возможных ошибок и злоупотреблений в отношении данного судьи.

По сути коллеги судьи решают давать согласие (разрешение) на его привлечение к ответственности либо отказать, тем самым освобождая судью от расследования и возможности установить истину.2. Судья, в том числе после прекращения его полномочий, не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.8.

При рассмотрении вопросов о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу, о привлечении судьи к административной ответственности, о производстве в отношении судьи оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий суд либо квалификационная коллегия судей, установив, что производство указанных мероприятий или действий обусловлено позицией, занимаемой судьей при осуществлении им судейских полномочий, отказывают в даче согласия на производство указанных мероприятий или действий,

Закон РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в РФ» «Судейская неприкосновенность является определенным исключением из принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции РФ) и по своему содержанию выходит за пределы личной неприкосновенности (статья 22 Конституции РФ).

Это обусловлено тем, что общество и государство, предъявляя к судье и его профессиональной деятельности высокие требования, вправе и обязаны обеспечить ему дополнительные гарантии надлежащего осуществления функции отправления правосудия. Усложненный по сравнению с обычным порядок возбуждения уголовного дела в отношении судей и привлечения их в качестве обвиняемых по уголовному делу выступает, однако, лишь в качестве одного из элементов процедурного механизма осуществления уголовного преследования в отношении судей и способа обеспечения их неприкосновенности и независимости.

  1. Он не предполагает ограждение судьи от ответственности в случае совершения им преступления.
  2. Иное приводило бы к искажению конституционного смысла судейского иммунитета, а также к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью» (из Определения КС от 16 декабря 2004 г.

№ 394-О). Речь идет об исключении из правила о равенстве всех перед законом и судом, Конечно, конституционное исключение о неприкосновенности судьи направлено на охрану основ конституционного строя, связанных с разделением властей, самостоятельностью и независимостью судебной власти.

  1. Судейская неприкосновенность не является личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, и прежде всего интересов правосудия.
  2. Только реализация института неприкосновенности предоставлена не независимому органу, а судейскому корпусу.
  3. Рассматривая неприкосновенность как неотъемлемую часть статуса судей, виден определенный дисбаланс в уравновешивании ветвей государственной власти: судебная власть призвана осуществлять не только правосудие, но и исправлять ошибки исполнительной и законодательной властей, а ошибки судебной власти исправляються ею самостоятельно.

Отчасти этим и объясняется, что институт ответственности судей работает не эффективно, что закон не стимулирует создание в судейском сообществе правовых условий, способствующих самоочищению от недостойных лиц. Важным свойством судейского иммунитета является и то, что доказательства, полученные с нарушением положений пункта 1 статьи 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» о неприкосновенности судьи могут признаваться недопустимыми и не будут иметь юридической силы для привлечения судьи к ответственности.5.3.